--

Табак о себе заботится

Как работает табачное лобби в России

Госдума приняла жесткий антитабачный закон. Но история его принятия показала, какой силой в России обладают отраслевые лоббисты: введение суровых норм они смогли затянуть на 16 лет. И даже притом что закон продвигал лично премьер-министр, им удалось внести некоторые поправки.

Дарья Данилова
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

5 февраля 2013, №05 (283)
размер текста: aaa

— Я сегодня у дворника купил пакетик насвая за 20 рублей, — депутат Дмитрий Носов с думской трибуны помахивает герметичной упаковкой с зелеными шариками. Он даже предлагает коллегам попробовать, но эксперимент прерывает спикер Сергей Нарышкин:

— Только в зале не раздавайте!

Через пару часов депутаты проголосуют за то, чтобы сделать т­акое угощение незаконным — и в Думе, и где-либо еще. И не только насваем, но и обычным табаком.

Сверхжесткий антитабачный закон принят во втором чтении. Причем, чтобы его отстоять, за дело пришлось браться лично Дмитрию Медведеву.

— Законопроект оброс такими правилами, которые натолкали туда представители табачного лобби, что никакого смысла его принимать нет, — за три дня до второго чтения сокрушался премьер-министр.

Тем самым он по сути признал, что в стране есть сила, которой по плечу в корне переделать законопроект, спускаемый в Госдуму правительством. И эта сила, конечно же, не оппозиция, а отраслевые лоббисты. Ведь даже в сверхжестком законе, даже после возмущения премьер-ми­нистра табачному лобби удалось отыграть некоторые позиции. Например, были отменены ограничения по площади для торговых точек, где можно продавать сигареты: предполагалось, что это будут магазины не меньше 50 кв. м в городах и 25 кв. м в селах. Еще одна важная поблажка — курение в кино, которое силились запретить, но так и не решились.


16 лет сражений

Начиная с 1997 года Дума получила около ста законопроектов о табаке. Большинство из них отклонили, а те, что все же рассматривались, оказались сильно покалечены. Например, первый антитабачный закон депутата Николая Герасименко бродил по Думе с 1998 по 2001 год и растерял в пути запрет на рекламу, ограничение спонсорства и повышение акцизов.

В 2008 году Дума подписала Концепцию ВОЗ о борьбе с курением, а параллельно приняла и Технический регламент на табачную продукцию. Депутатов не смутило, что эти два документа вступают в противоречие друг с другом. Например, техрегламент не обязал производителей печатать на пачках сигарет картинки разлагающихся органов, что намного эффективнее надписи «Курение убивает». Не запретил он и термин «легкие сигареты», на который конвенцией н­аложено табу. Разработала техрегламент ассоциация «Табакпром», а в Думу его внесли единороссы Геннадий Кулик и Иван Саввиди — директор «Донского табака».

Последний антитабачный закон тоже мог быть жестче, если бы не лоббисты. Причем в никотиновом лоббизме за время обсуждения проекта подозревали многих. Депутат Алексей Митрофанов, давно известный поправками в пользу индустрии, 13 ноября внес в Думу альтернативный антитабачный законопроект. Уловка в том, что если в Думе есть два законопроекта по одной теме, то по регламенту на оба должно быть заключение правительства. Иначе рассматривать нельзя ни один из них. В итоге, пока ждали заключение на проект Митрофанова, первое чтение правительственного проекта перенесли на месяц.

Когда заключение было получено, Митрофанов стал вносить поправки в основной проект — получилось около двадцати, правда, ни одну из них не приняли.

— Мы все думали: кто формально внесет самые трэшевые предложения от табачных компаний? — рассказывает «РР» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. — Депутат Алексеева из «Единой России» — мы не поняли, зачем она это сделала, — внесла поправку, чтобы снять запрет на насвай и снюс. Ее коллега Анатолий Карпов предложил о­тменить контроль за произ­водством табачных ­изделий. Он давний партнер корпорации Japan Tobacco Inс. по детским шахматным турнирам. Я бы голову оторвал, если бы с моим ребенком кто-то играл в шахматы с логотипом JTI. Коммунист Штогрин внес поправку, которая убила бы норму по минимальной цене за пачку сигарет. В 2007 году он не постеснялся взять больше 20 тысяч долларов у Philip Morris на свой благотворительный фонд «Депутатский».

За счет денег табачного бизнеса вообще живет немало депутатских организаций. Philip Morris в 2006 году пожертвовал 22,5 тыс. долларов Российской ассоциации по связям с общественностью (Р­АСО), которую возглавлял тогда еще депутат Владимир Мединский. Депутат Надежда Школкина до 2011 года руководила Советом по вопросам развития табачной промышленности, созданным на деньги компаний JTI и Philip Morris.

В 2002 году в интернет попала переписка сотрудников «Бритиш-­­Аме­­рикан Тобакко». Предста­­ви­­тель компании Владимир Аксенов рассказывал коллегам о встрече с «яблочницей» Ольгой Беклемищевой. Депутат обещала «убить» антитабачный проект Николая Герасименко в обмен на матпомощь ее нижегород­­ско­­му фонду «За будущее детей». На эти средства планировалось вести профилактику раннего курения. Закон не умер, но пролежал в нижней палате три года, утратив часть важных пунктов. Теперь табачники уверяют, что подкупать Беклемищеву им не было никакого смысла: будучи членом фракции, имеющей в Госдуме 45 мест, она не располагала достаточным влиянием. Беклемищева говорит, что никаких денег от индустрии не получала.

Новый закон запретит табачным компаниям заниматься спонсорством в принципе. Среди адресатов их финансовой п­омощи сегодня не только депутатские фонды, но и Эрмитаж, М­ариинский театр, Русский музей, образовательные учреждения. Что ж, они могут раздавать деньги — занимаясь благотворительностью и не афишируя это.

Подозрения в лоббизме падают не только на нижнюю палату. А­нтитабачники говорят, что мощнее всего лобби проявило себя на совещании у вице-премье­­ра Ольги Голодец. Пригласили на него всех — от борцов с курением до представителей табачных гигантов.

— Совещание проходило по просьбе главы РСПП Шохина, который еще в прошлом году п­олучил контракт от табачных компаний на недопущение жестких норм, — рассказывает Дмитрий Янин. — В рамках этого совещания было принято решение убрать из закона запрет на жевательный табак, благотворительность и duty free. Уступка по duty free — это реакция на просьбу Сергея Борисова от «Опоры России». Еще было письмо от Госу­­дар­­ственно-правового управления президента, подписанное Ларисой Брычевой. Там тоже с­одержалась какая-то критика проекта, и, видимо, она была учтена ко второму чтению.

Судя по всему, Янин говорит о позапрошлогоднем письме из президентской администрации. В нем критиковалась инициатива Герасименко запретить торговлю сигаретами в ларьках — эту мишень лоббистам удалось сбить в нынешнем году.

Представители индустрии, н­аоборот, называют встречу у Голодец единственным толковым событием из всей кампании — в отличие от встреч в Думе. Там табачников никто не хотел слушать, жалуется «РР» гендиректор ассоциации «Табакпром» Вадим Желнин. Себя Желнин называет главным публичным лоббистом табака — и при этом утверждает, что лоббизмом не занимается.

— Есть такая иллюзия, что если кто-то что-то делает — значит, он носит мешки денег в Думу. Вот мы не носим в Думу ни копейки, хотя бы потому, что это экономически неэффективно. Все наши аргументы абсолютно публичны. Конечно, мы используем каждую возможность, чтобы открыто донести нашу точку зрения. Но ничего особенного мы не просим, только не дать парализовать работу индустрии.

Табачники уверяют: никакого лоббизма в Думе не существует. Один подкупленный депутат ничего не решит, а всех не купишь. По словам Желнина, те, кого н­азывают лоббистами, просто разумные люди.

— Постоянно говорят: «Давайте поднимем акцизы в несколько раз». Минфин здраво отвечает: «Ребята, мы породим нелегальный рынок». — «Ну ты, Сергей Дмитрич Шаталов, табачный лоббист». Вот говорят: «Директор “Донского табака” Иван Игнатьевич Саввиди был два срока депутатом Госдумы». Но он не участвовал ни в каких табачных ­вопросах!

Тут глава «Табакпрома» ошибается — кто знает, сознательно или нет. Иван Саввиди разрабатывал техрегламент на табачную продукцию и еще два законопроекта о курении: один до сих пор лежит в Думе, другой отклонен.

Всякое открещивание бизнеса от лоббизма только подтверждает: он существует. Всякий законодатель, идущий против своих ради интересов бизнеса, вызывает подозрения. Неоспоримый плюс лоббизма в том, что он заставляет власть вспомнить, что она не всесильна. Впрочем, и на табачников есть управа. В этом году мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг выделил 220 млн долларов на борьбу с курением. В списке адресатов Индия, Индонезия, Бангладеш, Китай и Россия. Раз эти деньги до сих пор не проявились в акциях и социальной рекламе, они вполне могут попасть в карманы антитабачных лоббистов.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Климов Владимир 9 февраля 2013
На самом деле и правительство и ВОЗ - все они лобби табачной промышленности. Это всё погоня за зайчиками, позволяющая компаниям вздуть цены на сигареты, не подпадая под антимонопольные расследования. По меркам ВОЗ Нильс Бор и Черчиль были потенциальными мертвецами: один курил трубку до 90 лет, другой сигары.
Вместо того чтобы давить на нормы производства и качество продукции - занялись разметкой подворотень под места для курения, утопив проблему в деталях. Реальность же такова что современная сигарета есть плод переработки отходов, обрабатываемых ядохимикатами от стадии выращивания до производства. По меньшей мере продукт российской табачной промышленности отдает хлором.
Думаю пока науку и медицину не перестанут спонсировать химпромы, фармкологи и промышленность - реальные причины смертности искать никто не будет (хотя-бы потому что современная колбаса окажется не менее вредной).
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение