Укрощение зла

7 марта 2013, №09 (287)
размер текста: aaa

Опытные ядерщики говорят, что подземное испытание атомной бомбы сопровождается ни с чем не сравнимым ощущением зла, которое, прорвав все барьеры, наконец пришло. Не исключено, что такие ощущения придется и­спытать ныне живущему поколению, причем источник зла будет находиться не в глубине сверхплотной скальной породы, а вокруг, везде.

Диагноз Рональда Рейгана: «СССР — империя зла» был ж­естокой ошибкой. Зло оказалось совершенно в других местах. Оно прорезалось на стыках и разломах прежней системы безопасности. Индия и Пакистан, Северная и Южная Корея — государства, в той или иной мере входившие в зоны влияния советского и американского блоков. А Иран и Израиль — две страны, когда-то контролировавшиеся американским блоком, разломившимся затем по этой линии внутри себя.

Теперь аналитики вновь, как и много лет назад, задаются вопросом о возможности конфликта с применением оружия массового поражения. Главная его опасность в том, что он вряд ли останется локальным. Мировые войны случались и по куда более мелким поводам. Мы со своей стороны насчитали шесть признаков, по которым можно определить вероятность большой войны.

Первый — эрозия системы международной безопасности, и она налицо. Хорошая система должна охватывать договорами всех основных субъектов, которые могут применить значительную силу. Сегодня есть по меньшей мере одна группа — террористические организации, — участие которой в серьезных переговорах трудно даже представить. Это огромная «дыра» в системе безопасности.

Другую дыру можно обнаружить благодаря цитате из нашего материала: «Бомба есть у христиан, у иудеев, а теперь еще и у индуистов. Почему бы и мусульманам не обзавестись своей?» Зададимся вопросом: кто представляет на международном уровне христиан и мусульман? Чаще принято говорить, что это вообще не стороны конфликта и что «Столкновение цивилизаций» Хантингтона не более чем научная беллетристика. Но цитата взята из выступления еще 1965 года, и с тех пор противостояние мировых религий вытеснило конфликт западного и советского блоков.

Отсутствие системы безопасности, охватывающей все п­отенциальные стороны, опасно, но все же это не более чем отсутствие страховки на случай, когда сработает сочетание прочих пяти пунктов. Перечислим их от общего к частному: 2) наличие между странами неустранимых противоречий; 3) активное производство и распространение оружия; 4) эффект незатухающего экономического кризиса; 5) наличие принципиально новых видов вооружений, которые порождают у одной из сторон иллюзию ­безнаказанности; 6) наличие многочисленного «лишнего» (по Т. Мальтусу) населения.


Если взглянуть на наш список признаков, он не сигнализирует о близкой войне, хотя многие приметы налицо


Нам представляется, что, если взглянуть на этот список н­епредвзято, он не сигнализирует о близкой войне, хотя многие ее приметы налицо. Совсем серьезные противоречия есть, пожалуй, лишь у Ирана и Израиля. Однако бомбы-то у Ирана пока нет.

Беспрецедентное распространение оружия по всему миру — наиболее опасный на сегодня, несдерживаемый и д­аже подстегиваемый конкуренцией процесс. Пока он чреват лишь локальными и гражданскими войнами, но создает определенную тенденцию.

Кризис — это да, по сравнению с двумя предыдущими д­есятилетиями мировая экономика чувствует себя ужасно. Огромные государственные долги нависают над тщедушной экономической активностью. Но нет ясного понимания того, как война развяжет этот узел. Она оживляет производство, но за счет роста и так непомерных долгов. Если только кто-то не решит с ее помощью вообще обнулить все обязательства. Но доллары, например, тоже являются «обязательствами», и их «обнуление» может стать результатом лишь еще более серьезного решения, чем принятое 2062 года назад решение перейти Рубикон.

По поводу принципиально новых видов оружия подробно рассуждать не будем, не специалисты. А специалисты обычно молчат. Скажем лишь, что чего-то подобного пулемету максим, наличие или отсутствие которого в начале прошлого века предопределяло исход боя, среди космических вооружений или оснащения «универсального солдата» пока, кажется, нет. Так что война откладывается.

Здесь важно заметить, что ядерное оружие как не применялось широко в предыдущие годы, так вряд ли будет широко применяться и впоследствии. Скорее всего, будущая большая война, если все-таки произойдет, будет вестись сверхтехнологичными средствами точечного поражения.

Что же касается избыточного населения, которое могло бы стать «пушечным мясом» для такой войны, то да, его недостатка в мире нет. Присмотримся, как оно распределено по гипотетическим театрам военных действий. С этой, как и с ряда других точек зрения, подобные театры с наибольшей вероятностью будут расположены в Азии (южнее России) и затронут Африку.

Но вообще-то война, конечно, возможна не по той или другой причине системного порядка. Она возможна потому, что зло не ушло из человеческих душ. И это действительно глобальная и в то же время глубоко индивидуальная проблема, перед которой меркнут все остальные.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение