--

Очень личная жизнь

Госдума ужесточает наказание за вмешательство в личную жизнь

Государственная дума рассматривает поправки в Гражданский кодекс, которые под видом охраны частной жизни запретят сбор практически любой информации о политиках и чиновниках. Резко против закона высказалась Общественная палата, признав, что он приведет к возвращению цензуры, но депутаты к ее мнению пока прислушиваться не хотят.

Андрей Веселов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

13 марта 2013, №10 (288)
размер текста: aaa

«Мы люди импульсивные, я кого-нибудь поломаю физически! Приходит какая-то тварь ко мне домой, я его достану! Мы начинаем с вами борьбу! Вот не выдержит моя душенька, я их всех скоро успокою, уродов!» — так эмоционально певец Григорий Лепс высказывался против журналистов и в поддержку новых поправок в Гражданский кодекс, придя на слушания в Госдуму в середине февраля. Депутаты потоку брани певца вняли, так что после пришла очередь браниться уже журналистам.

— Это удар по открытости и демократизации нашего общества: если поправки будут приняты, они уничтожат гражданское общество и данные нам Конституцией права, — заявил на слушаниях в Общественной палате главный редактор «Московского комсомольца» и глава комиссии ОП по делам СМИ Павел Гусев.

Поправки, вызвавшие такую бурю эмоций, Госдума намерена внести в Гражданский кодекс, где будет написано, что без предварительного согласия человека «не допускаются сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни человека, включая сведения о его происхождении, о месте пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, а также об иных фактах, имевших место в отношении гражданина».

Противники закона обращают внимание прежде всего на последний пассаж — об «иных фактах, имевших место». В огромную дыру этой формулировки при большом желании можно п­оместить и коммерческую а­ктивность российских парламентариев, которая им запрещена, и неподобающее поведение пьяных силовиков, и гулянки чиновников за бюджетный счет, да и вообще что угодно.

Если трактовать этот закон максимально широко, то журналисты не смогут собирать никакую информацию о человеке, не получив на это его согласия. Действуй этот закон уже сейчас, блогер «доктор Z» должен был бы спрашивать у депутата Пехтина, можно ли ему поискать его недвижимость в Майами. И у губернатора Пермского края Виктора Б­асаргина нужно было бы спросить разрешения, чтобы проверить, из каких денег, своих или бюджетных, он потратил 4,5 млн рублей на банкет для 400 гостей по случаю окончания 2012 года. И прежде чем выложить в интернет фото сильно нетрезвого руководителя следственного отделения Автозаводского района Тольятти Виктора Паникара, нужно было бы испрашивать его согласия.

Справедливости ради надо о­тметить, что закон оставляет право на вмешательство в личную жизнь, если оно осуществляется «в государственных, общественных или публичных интересах». Вот только что это за интересы, из закона совершенно неясно. З­ато санкции за его нарушение прописаны очень четкие и жесткие.


Уничтожить тираж

К «опровержению, возмещению убытков и морального вреда», к­оторые были и в прошлой редакции ГК, теперь добавляется «изъятие и уничтожение… экзем­­пляров материальных носителей, содержащих указанные с­ведения». Закамуфлированно здесь говорится в первую очередь об изъятии тиражей печатных изданий.

«Добавлять к этому перечню [санкций] еще и безвозмездное уничтожение тиражей СМИ — значит ставить крест на всех СМИ. По сути, это экономическое уничтожение печатных СМИ, а значит, и свободы печатного слова в России в целом», — говорится в заявлении Общественной палаты.

Не вполне понятно, правда, как это будет происходить технически: не будут же судебные приставы изымать у покупателей с рук поштучно уже реализованный тираж! Впрочем, повседневная российская практика дает возможный ответ и на этот в­опрос. Во время предвыборных кампаний в регионах прямо на типографиях или складах а­рестовывали тиражи, еще не поступившие на рынок, — и суды оперативно выносили решения, а сотрудники МВД оказывались в нужном месте в нужное время.

Целевым образом процедура «уничтожения тиражей» ударит как раз по региональным и местным изданиям. Кроме того, санкция ведь применима и на уровне «сбора информации». Находчивый чиновник, поняв, что им интересуются, заранее подаст иск и превентивно обеспечит изъятие нераспространенного тиража.  


Заблокировать ютуб

Кроме того, гражданин, оскорбленный вмешательством в свою личную жизнь, вправе требовать через суд «удаления соответствующей информации» в интернете. Тут могут возникнуть сложности как технического, так и международно-правового п­орядка.

«Шутки шутками, а из-за этого ролика 3–5 ноября на территории России может быть полностью заблокирован YouTube», — написал в прошлом году в твиттере министр связи Николай Никифоров, имея в виду ограничение доступа к фильму «Невинность мусульман», из-за которого по всему миру прокатилась волна антиамериканских акций.

Тверской суд Москвы запретил фильм как экстремистский. Отключать ютуб, конечно, не стали. Часть интернет-компа­­ний сама пошла навстречу властям: Google, которому принадлежит видеосервис, согласился заблокировать картину на территории РФ, а «ВКонтакте» удалил ее еще до судебного решения.

Тем не менее сегодня этот фильм, в том числе снабженный русскими субтитрами, можно легко найти и посмотреть на американском или европейском сервере.

С применением новых норм ГК ситуация, видимо, будет схожая. На серверах, расположенных в России, информацию можно б­удет зачистить. А вот до заграничных рука российской Фемиды, скорее всего, не дотянется.

Наконец, новые поправки в Гражданский кодекс запретят использовать фотографии граждан без их разрешения. Такая норма существовала и раньше, но санкций за нее не было, а потому она всеми игнорировалась. Сейчас санкции могут появиться. Те же самые: изъятие и уничтожение «материальных носителей» и удаление несогласованных фото из интернета.

Понятно, что согласовать уличную или площадную фотографию с каждым, кто на ней изображен, невозможно физически, а значит, такие фотографии из российских газет и журналов начнут исчезать. Это в том случае, если закон начнет действовать, а не будет лежать мертвым грузом, как, например, з­акон об НКО — «иностранных агентах».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение