РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
Единственная роль суперзвезды
Режиссер: Антон Серегин

Единственная роль суперзвезды

Документальное кино о мечте

 64-летняя актриса Сусанна давно уже не играет, живет с мамой и иногда устраивает поэтические вечера. Двадцать лет она мечтает поставить пьесу, в которой у нее будет главная роль. Все эти годы пьеса хранилась у актрисы дома, и вот теперь героиня решила, что время для воплощения мечты пришло. 

Надежда Боровик поделиться:
14 марта 2013
размер текста: aaa

Единственная роль Суперзвезды from Askold Kurov on Vimeo.

 

Режиссер Антон Серегин – о том, как он снимал «Единственную роль суперзвезды»

 

Как ты нашел и выбрал героя, почему ты Сусанну решил снимать?

Я пришел на спектакль «Профессия Ленин». Сусанна там играет, там была накладка техническая, и ее выпустили читать стихи. И на меня произвело впечатление то, как она читала стихи, как она выглядит на театральной сцене, как она себя держит. Зацепило, как мне показалось, что в этом, что-то есть. Потом эти ощущения поменялись, я не понимал, как нам взаимодействовать, и единственное, что я себе придумал, я поверю в то, что происходит. Я не понимал, как она живет, и мне сложно было поверить. И когда я поверил, вдруг события начали происходить, и мне оставалось только следить за этой историей. У нас с Сюзанной сложились такие отношения, что мы старались друг другу помочь. Она поняла меня, а я старался найти способ на нее смотреть так, чтобы что-то раскрывалось за этим. Кино началось, когда появилась история с этой пьесой. Я как режиссер не знал что делать. Вообще, все первые фильмы сняты из странного ощущения, это одновременно любопытство, которое ты испытываешь, и одновременно дикий страх перед тем, что происходит. Это учебные работы, и ты должен снимать, но очень страшно. И поэтому это процесс не совсем подконтрольный, ты становишься частью цепочки событий, в которой пытаешься успеть среагировать. Я с ней общался, я понимал, что она умеет приковывать к себе взгляд, это хорошо для кино – то, что она может держать внимание. Но одновременно с этим я не знал, как это организовать ее встречу со зрителем, чтобы она была настолько магнетичной, как я ее увидел в первый раз. Мы стали отталкиваться от того, что у нее будет концерт в «Синем троллейбусе» и что она будет к нему как-то готовиться. И потом появилась эта история с пьесой, я сказал, что хочу следить за историей с пьесой. А потом мне ничего другого не оставалось, кроме как снимать.

То есть эта сцена, где Сусанна за столом сидит со знакомой и та говорит, что режиссер ищет материал, это тот момент, когда появилась история с пьесой?

Да. Это какая-то знакомая, Сусанна сама завела этот разговор, я к этому не прилагал усилия, я просто потом понял, что мне это нужно. Большой фактор этого кино – счастливое совпадение случайностей. Мне очень повезло.

Ну, Разбежкина про это по-другому говорит. Ты как режиссер правильно выбрал героя и пришел в правильное место, и все начало происходить.

Конечно, ты появляешься в жизни героя с настойчивым желанием про него что-то снять. Ваша связь – это совпадение энергетики. И, конечно же, твой персонаж хочет что-то сказать, и ему есть что сказать. И он сначала говорит не то, что тебе нужно. Что тебе нужно, он не скажет, и ты просто должен… Разбежкина, конечно, права, все, что тебе нужно, уже есть, просто нужно успокоиться и снять. Мое появление спровоцировало появление этой пьесы. Мы друг друга включили.

А ты долго ее уговаривал?

Я вообще ее не уговаривал. Скорее, было так, что после того, как я начал снимать, у меня появились сомнения, потому что я не понимал, что за кино это будет. Она была расположена к съемкам.

Когда Сусанна посмотрела кино, что сказала?

Ха-ха, дословно она сказала: «Это гениально». Вообще, она смеялась во время показа, и рядом сидела мама, когда фильм закончился, мама спросила: «Это все?» Ну, она оценила кино, хорошо снято, и вообще мне казалось, что ей понравилось сниматься. Ну, это так драматично там все выглядит.

Ее не жалко, да она борется, не смотря на возраст, есть сомнения, что у нее все получится, но то, что она всегда сохраняет лицо… Ты так и хотел снять?

Сохраняет лицо – да, остается до конца актрисой, я не думаю, что ее должно быть жалко, я так не снимал. Возможно, сейчас я по-другому оцениваю это кино, может, меньше надрыва должно быть, но тогда я в это был влюблен, по-другому оценивал. Не с точки зрения жизненной правды, прислушиваясь к напряжению. Чтобы накатило и потом расцвело, конечной назидательности не присутствует. Есть желание выйти за рамки конкретной истории.

Ты это на монтаже в материале увидел или снимал с таким настроем? Включила я первый раз кино и увидела: человек проговаривает какой-то текст, камера дрожит, плохой свет, и я во все это не верю, и я выключила, потом думаю, надо досмотреть. И когда я досмотрела до конца, то вдруг поняла значение этой первой сцены. Она героя заявила, Сусанна все время трепещет. Ты специально так снимал или на монтаже получилось такое.

Вообще, когда снимаешь, ты думаешь, что знаешь что делаешь, а с другой стороны, абсолютно наивно это делаешь и доходишь до режима, где ты не до конца осознаешь, что снимаешь, находишься в поиске. Почему мне это ценно было. Потому что я увидел на монтаже дополнительные смыслы. Она в какой-то момент поднимает глаза и говорит: «Одна японская девочка поднимает глаза и говорит: “Мама, посмотри грибочек”». И поднимает глаза в кадре, и мне так понравилось, что это у меня произошло в кадре. Мы не репетировали, вот какой классный кадр, и когда монтируешь, ты понимаешь, что у тебя есть набор эпизодов и ты ими дорожишь, ищешь каждому свое место, а потом какая-то полноценная история из этого появляется, она, как правило, не та, которую ты хотел рассказать. Нет однозначного понимания, что именно произошло. Но было ощущение, что есть законченность. Отношение к материалу такое, что ты любишь все это.

Ты в «Троллейбусе» один снимал?

Мне девочки помогали. Нас было трое – это Ксюша Елян и Ася Демидова. У Ксюши один из лучших кадров в этом фильме, когда  Сусанна снова читает это стихотворение и как раз в тот момент, когда зрители отвлекаются от еды. Повезло, что зрители там были, что ели курицу и потом перестали. На наших глазах происходит та самая перемена, когда актер своим искусством что-то сделал. Все говорят, что искусство, на что-то способно, и тут это явлено в конкретном виде. Люди перестали есть курицу, пить пиво и сказали спасибо. Это здорово для кино.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение