--

Дневник фотожурналиста. Страница 2. Будни реставек

14 марта, Порт-о-Пренс, Гаити. Второй день работы фотожурналиста Влада Сохина, снимающего здесь репортаж «Реставек. Детское рабство на Гаити»

Специально для «РР-Онлайн» Влад Сохин описывает будни фотожурналиста на Гаити в форме съемочного дневника. По этим ссылкам: первая страница дневника, вторая страница, третья страница, четвертая страница, пятая страница, шестая страница, седьмая страница, восьмая страница, девятая страница, десятая страница.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

16 марта 2013
размер текста: aaa

Дневник Влада Сохина, день второй

Четверг, 14 марта, 2013.

В восемь утра за мной заехала Шинаида, сотрудница Restavek Freedom Foundation – американо-гаитянского НКО, работающего с детьми-рабами. Эта организация оказывает мне большую поддержку в проекте, обеспечивая меня транспортом и доступом к детям и школам.

Шинаида везет меня в одну из школ, куда организация направляет детей-реставек на учебу. Сегодня там что-то вроде родительского собрания. Только вместо родителей должны прийти хозяева детей – современные рабовладельцы.

– У нас большая программа по работе с семьями, содержащими реставек. Мы не можем просто забрать у них детей, нам их просто некуда будет девать. Мы пытаемся изменить их отношение к детям, просим давать им возможность посещать школы и не применять к ним физическое насилие.

К десяти утра классная комната заполняется взрослыми. Несколько десятков человек плотно усаживаются за партами – в основном это женщины за пятьдесят. Шинаида начинает свою речь, я фотографирую. Я не понимаю креола, но замечаю, что Шинаида старается не использовать в речи слово «реставек» – в Гаити его не принято произносить публично. После собрания я спрашиваю пришедших, можно ли их сфотографировать вместе с их детьми-реставек. Из пятидесяти человек дают согласие четверо.

Первым я снимаю портрет Джона, мужчины лет сорока пяти, вместе с девочкой по имени Мамайка. Мужчина кладет свои руки на плечи Мамайки, она вздрагивает. Я вижу, что Джону неловко, он старается отвести взгляд от камеры. Остальные «мамы» тоже стараются не смотреть в объектив, а их «дети» не улыбаются на камеру, что совсем неестественно для детей.

Пары сменяют друг друга, а Шинаида шепчет мне каждый раз на ухо: «Это Саманта, ее часто избивают, а это Жан, у него СПИД. От Самуэля отказалась мать, когда он был еще младенцем. Уже с двух лет он начал прислуживать в доме чужой семьи…»

После школы мы едем в семьи, где содержат детей-реставек. Каждый раз, когда мы заходим к кому-то в дом, мне не нужно ломать голову, как снять ребенка, такие дети всегда что-то делают. Беллефлор, 16-летняя девочка, метет двор, в то время как ее хозяйка жадно засовывает руками в рот жирные пончики. Две сестры-реставек Исланд и Вивиана протирают от пыли посуду в серванте. В комнате, помимо серванта, стоят лишь кровать и стол со старым телевизором. На мой вопрос: «Где вы спите?» – сестры указывают на бетонный пол. Их хозяйка кричит на Шинаиду: «Мне не нужны такие лентяйки! Ничего не хотят делать! Вы о них заботитесь, вот и забирайте их от меня, прямо сейчас!»

В другом доме 13-летний Ортега моет посуду на кухне, которая одновременно служит туалетом. Его хозяйка разрешает мне сделать несколько снимков. Ортега показывает мне большой пластиковый контейнер с водой литров на двадцать. Три раза в день он приносит в дом воду из колодца, каждый раз тяжело взбираясь вверх по узким улочкам трущобы. Такой подъем занимает 45 минут. Ортега рассказывает, что у него совсем нет времени делать уроки. Шинаида переводит мне его речь, нисколько не смущаясь хозяйки, которую, в свою очередь, совсем не тревожит наше присутствие.

За все время работы в Гаити у меня сложилось ощущение, что семей, содержащих реставек, не смущает сам факт рабовладельчества. Для них это совершенно приемлемо. Здесь мужья дарят своим молодым женам детей-реставек на свадьбы. Здесь процветает настоящая работорговля, когда малышей выкрадывают из деревенских семей и продают за деньги в богатые дома. Даже некоторые пасторы церквей содержат девочек-реставек, и это считается нормальным.

Шинаида рассказывает мне, как ее организация в прошлом году устраивала мероприятие по борьбе с системой реставек совместно с одной протестантской церковью. Пастор сказал большую проповедь о пагубности детского рабства, а потом пригласил всех гостей к себе домой на обед, который, как оказалось, все утро готовила девочка-реставек, живущая при церкви несколько лет…

К четырем часам дня мы, совершенно уставшие от хождения по трущобам, возвращаемся домой. Завтра я вместе с Шинаидой снова еду в дома с детьми-реставек и в местный госпиталь, куда, по данным Restavek Freedom Foundation, сегодня поступила 9-летняя девочка, изнасилованная своим хозяином. Посмотрим, разрешит ли нам начальство больницы с ней увидеться или нет.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Dikol Mimi 18 марта 2013
Народ спец. службы Путина создала базу данных про любого жителя России а также Украины и некоторых других стран СНГ. Там есть все о нас с вам: Характеристики,фото и видео, личная переписка, адреса и телефоны, смс и многое другое и это все в открытом доступе! Не верите вот сам посмотрите, вот ссылка - x.co/x9ZV
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение