--

Дневник фотожурналиста. Страница 10. Город Солнца

22 марта, Порт-о-Пренс, Гаити. Последняя, десятая часть дневниковых заметкок фотожурналиста Влада Сохина, снимающего репортаж «Реставек. Детское рабство на Гаити»

Специально для «РР-Онлайн» Влад Сохин описывает будни фотожурналиста на Гаити в форме съемочного дневника. По этим ссылкам: первая страница дневника, вторая страница, третья страница, четвертая страница, пятая страница, шестая страница, седьмая страница, восьмая страница, девятая страница.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 марта 2013
размер текста: aaa

Пятница, 22 марта, 2013.

Сегодня последний день съемок. Чему я очень рад, уже очень хочется домой. Полдня я собираю вещи к завтрашнему отъезду, а к трем часам за мной заезжает водитель.

Мы едем в трущобу City Soleil (Город Солнца) – по версии ООН, самое опасное место в Гаити. У входа в трущобу меня ждет мой второй фиксер Виллио, с которым я уже работал пару дней назад. Виллио родился в Сити Солей и обещает, что меня здесь никто не тронет.

– Ты можешь фотографировать все что угодно, – говорит он, – меня здесь все знают. Люди здесь хорошие, даже ребята из уличных банд к гостям трущобы относятся с уважением, ведь сюда мало кто из иностранцев заходит. Конечно, я бы не советовал тебе сюда приходить в одиночку.

Виллио рассказывает, что даже ооновские солдаты очень редко бывают в Сити Солей. Для работников международных миссий это «no go zone». Несколько лет назад здесь была настоящая война между солдатами MINUSTAH (ООН) и местными бандитами. А когда землетрясение разрушило городскую тюрьму, многие сбежавшие заключенные нашли убежище именно в Городе Солнца. Теперь они прячутся от полиции, и тут нередко происходят перестрелки между гангстерами и представителями власти. Почти на каждом из домов главной улицы видны дыры от пуль.

Виллио нашел мне двух мальчиков-реставек, одного из них зовут Фаустин, ему 16 лет. Он живет в каком-то сарае рядом с домом хозяев. Мать Фаустина умерла несколько лет назад, отец-наркоман из провинции продал ребенка в рабство бедной семье из Сити Солей четыре года назад в обмен на дозу. С тех пор мальчик работает на своих хозяев, которые не дают ему даже еду. После того, как он заканчивает дела по дому, он идет к берегу моря, чтобы поймать рыбы на ужин. Ее же он обменивает на одежду. В школу мальчик не ходит.

Виллио старается помогать мальчику, иногда подбрасывая ему овощи или мелочь. Вечерами, когда хозяин Фаустина приходит домой пьяным, он бьет мальчика плеткой. Его крики слышны по всей улице. «Мы ничего не можем сделать,– вздыхает Виллио. – Здесь не принято вмешиваться в дела чужой семьи».

После того, как я заканчиваю фотографировать мальчика, он хватает меня за руку и просит о чем-то на креоле.

– Он говорит, не можешь ли ты его пристроить в какой-нибудь приют, – переводит Виллио.

Я вспоминаю про детдом, который содержит священник Сержио, и звоню Шинаиде. Та обещает поговорить с Сержио и записывает данные мальчика.

 Мы идем в глубь Города Солнца, где живет еще один мальчик-реставек, которого зовут Этьен. Он точно не знает, сколько ему лет. «Одиннадцать или двенадцать», – предполагает Виллио. Родители отдали Этьена 32-летнему Рене, хозяину небольшого продуктового магазинчика в трущобе. Виллио работает с утра до ночи в магазине и доме Рене. Тот не пускает его не только в школу, но даже в соседний квартал. Когда я начинаю фотографировать Этьена, его хозяин кладет свою руку ему на плечо и пытается засунуть мальчику в рот дымящуюся сигарету. Я опускаю камеру, чтобы не провоцировать Рене на издевательства над ребенком для камеры.

Мы благодарим мальчика и уходим из квартала. До самой темноты мы гуляем по Сити Солей, где я уже расслабленно снимаю стрит-фотографию. Город Солнца – настоящий рай для фотографов, каждую минуту перед твоей камерой возникают какие-то совершенно нелепые кадры из местной жизни – только успевай фиксировать.

Вот бежит куда-то девочка в длинном розовом платье своей мамы, его подол волочится по грязи дороги, на которой танцуют местные реперы с магнитолами в руках.

 

 

На другой улице молодая беременная женщина в одной юбке и бюстгальтере выливает мыльную воду из таза под колеса проезжающего мимо велосипеда, за ее спиной в канаве хрюкает свинья, а с соседней голубятни взлетают в небо белые голуби. Или на огромной свалке, посреди тонн мусора за одиноким столом мужики режутся в домино, на лице проигравшего последнюю игру навешаны разноцветные прищепки в виде бороды, расходящейся в разные стороны от самых ушей. Я жалею, что не пришел сюда раньше – здесь можно было бы снять отличную историю о жизни в трущобе. Может, в следующий раз.

Мне звонит фиксер Зое, интересуясь, как проходит моя съемка в Сити Солей. Он спрашивает, нет ли у меня желания встретиться с еще одной молодой женщиной, бывшей реставек. Я собираюсь с последними силами и еду на улицу Делма 95, где совсем недалеко от меня живет 21-летняя Муриель. Мы встречаемся у дома ее друзей. Она не может меня пригласить к себе, поэтому я интервьюирую ее прямо на улице. Мой водитель подсвечивает нам фарами своего мотоцикла.

Девушка рассказывает очередную историю отверженного ребенка, перенесшего тяжелое детство в чужой семье. После того, как пять месяцев назад хозяин изнасиловал Муриель, она сбежала от его семьи и теперь живет у друзей, зарабатывая на жизнь как домработница. Три месяца назад девушка узнала, что беременна от бывшего хозяина, но решила сохранить ребенка.

– Как бы мне не было тяжело, я не хочу от него отказываться. Я дам ему всю ту любовь, что не смогли мне дать мои родители. И я никогда не отдам моего сына или дочь в чужую семью.

К девяти вечера я возвращаюсь в дом-контейнер своих друзей. Копирую фотографии сегодняшнего дня на жесткие диски. Десять минут стою под горячим душем. Завариваю чай. Все, съемка окончена, завтра улетаю в Нью-Йорк, а потом домой в Австралию. Не знаю, получится ли у меня еще раз вернуться на Гаити, но я очень на это надеюсь. У проблемы детского рабства в этой стране так много разных сторон, что для меня здесь точно еще есть работа. Остается надеяться, что мой проект станет интересен не только Restavek Freedom Foundation, но и таким большим международным организациям, как UNISEF или Amnesty International.

Ну вот и все, собственно.

Спасибо, что читали мой дневник.

Влад Сохин, Порт-о-Пренс, 2013.

 

От «РР-Онлайн»: В настоящий момент Влад Сохин, завершив работу на Гаити, уже благополучно вернулся в Австралию, где он живет сейчас. Мы хотели бы поблагодарить его за проделанную работу и уникальный материал, подготовленный им для нас. Очень здорово, что все прошло благополучно. Также мы рады сообщить: в один из последних дней работы Влада Сохина на Гаити стало известно, что жюри конкурса FCCT OnAsia Photo Contest – одного из главных конкурсов фотожурналистики в Азии, присудило ему звание Фотограф года за фотоистории «Плач Мэри»«Последние из Дани» и «Карго-культ». (Материал Влада о карго-культах «РР-Онлайн» уже успел представить вам под названием «В ожидании Джона Фрума» полтора месяца назад). Мы от души поздравляем Влада с этой победой и надеемся на продолжение сотрудничества с ним.

 

Кадры из фотоистории «Карго-культ».

 

 

Кадры из фотоистории «Плач Мэри», посвященной теме жестокого обращения с женщинами в Папуа Новой Гвинее.

 

 

 

Кадры из фотоистории «Последние из Дани», посвященной исчезающему племени папуасов в Индонезии, провинция Западное Папуа.

 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение