--

Братья-террористы

Почему взрывники-одиночки находят лазейки в американской системе безопасности

Субтильный и улыбчивый Джохар Царнаев лежит в больнице с простреленной шеей, а его брат-боксер, мечтавший попасть в олимпийскую сборную США, убит спецслужбами. 15 апреля двое образцовых парней взорвали свою американскую мечту. «РР» попытался понять, почему грандиозная система безопасности США дала сбой. 

Дарья Данилова, Константин Пахалюк
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

23 апреля 2013, №16-17 (294-295)
размер текста: aaa

«Если у тебя есть знания и стимул, все, что остается, — это начать действовать» — эту запись Джохар Царнаев оставил в своем твиттере 8 апреля. Тогда он был обычным 19-летним американским иммигрантом: занимался реслингом, на что получил от бостонских властей грант на 2500 долларов, собирался стать врачом и тиражировал поп-истины о сексе, зле и молчании. Через неделю Джохар и его старший брат Тамерлан «начали действовать», взорвав две бомбы на главном празднике Бостона — 117-м ежегодном марафоне.

Через два дня после взрывов Царнаев-младший успел сходить в «качалку» и даже заглянул на студенческую вечеринку. А 19 апреля бостонская полиция объявила его в розыск по подозрению в терроризме.

То, что происходило со студентом Царнаевым после, напоминает сомнительный американский боевик. Вечером в четверг Джохар и Тамерлан ограбили заправку, застрелили офицера полиции и захватили внедорожник с владельцем. Хозяина они через полчаса высадили из машины, успев зачем-то поведать ему, что они — те самые террористы с Бойлстон-стрит. Через час братьев настигла полиция. Тамерлана спецслужбы остановили выстрелами, когда он бросился на них в поясе смертника.

Младший брат, спасаясь бегством, переехал старшего на угнанном авто, протаранил полицейский кордон и исчез. Жителям района Уотертаун, где скрылся подозреваемый, запретили выходить из дома и открывать дверь незнакомцам. Во всем Бостоне остановились общественный транспорт и такси.

Пока спецслужбы прочесывали окрестности, журналисты разыскали в биографии братьев Царнаевых российские страницы и целый полк родственников, узнали, что год назад их мать Зубейдат пыталась украсть из магазина Lord&Taylor одежду на сумму 1600 долларов, а погибшего Тамерлана в 2009-м задерживали по обвинению в домашнем насилии.

Вечером пятницы житель злополучного Уотертауна, который весь день просидел дома по указу властей, вышел прогуляться во двор и на борту своего катера заметил следы крови. Гражданин позвонил куда следует, и полиция обнаружила прятавшегося в катере Джохара. В перестрелке его ранили в шею и в ногу, а затем в тяжелом состоянии отвезли в больницу.

«СХВАЧЕН!!! Охота окончена. Террору конец. И правосудие торжествует. Подозреваемый под стражей», — ликовал твиттер бостонского отдела полиции.

— В США полиция имеет безграничную поддержку населения. — Генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов подтверждает, что успех операции был достигнут не только благодаря хорошей оснащенности полиции штата Массачусетс. — Обыватели безропотно выполняют требования полицейского, вплоть до ограничения в правах. Там могут спокойно отключить мобильную связь, могут ввести тотальный досмотр, могут физически уничтожить человека, если есть подозрения, что он террорист.
 

Любая система несовершенна

Терактов в США не было 12 лет, с момента воздушной атаки на башни-близнецы. Не было во многом благодаря усилению всей системы безопасности. Сразу после 11 сентября 2001 года американское правительство выделило на борьбу с терроризмом внутри и за пределами страны колоссальные 29 млрд долларов и теперь каждый год накидывает сотни миллионов. Но главное — что эти деньги расходовались системно.

Началось все с масштабной реформы спецслужб. Так, уже в 2002 году появилось новое Министерство внутренней безопасности, были инициированы крупные реформы в ФБР. Два года спустя многих полномочий лишилось ЦРУ, на которое переложили основную вину за события 9/11, но зато появилась должность директора национальной разведки, подчиняющегося непосредственно президенту и, по сути, координирующего деятельность всех спецслужб.

В октябре 2001 года началась и реформа миграционной службы. Была усовершенствована автоматизированная система сбора данных: появился банк данных о лицах, пересекающих границу, в котором хранятся в том числе и биометрические сведения.

Создана специальная система анализа потенциальной опасности. В декабре 2009 года эта система позволила задержать Умара Фарука Абдулмуталлаба, который собирался привести в действие взрывное устройство на борту самолета.

Гигантские деньги потрачены на техническое перевооружение всех систем безопасности — взять хотя бы камеры видеонаблюдения с таким высоким разрешением, что можно разглядеть не только силуэт преступника, но и черты его лица. Часть денег идет на широкую антитеррористическую пропаганду в СМИ.

— В США сильно развита агентурная сеть. В каждом ведомстве на полицию работают примерно 50 тысяч агентов. Это не позволяет преступным группировкам устанавливать контакты с чиновниками, — объясняет руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко. — Даже участковый у них имеет граждан-информаторов. Если жильцы заподозрили соседа в каких-то опытах, если из его форточки идет синий дым, а в подъезде пахнет марихуаной, они передают сведения в органы.

Нельзя забывать и о широко известном «Патриотическом акте»: принятый в 2001 году, он дает спецслужбам широкие полномочия в поиске террористов. При этом секретные службы находятся под пристальным парламентским контролем.

Все эти меры двенадцать лет защищали американцев от происков крупных террористических группировок. Но, как показал последний случай, они не помогли предотвратить теракт, который готовили одиночки. Собственно, это было ясно и раньше: Америку периодически сотрясают скандалы вроде расстрела учеников в школе Ньютауна в декабре прошлого года. Но подобные трагедии относили к категории бытового насилия, а не терроризма.

И вот выяснилось, что системе сложно отследить религиозных фанатиков, которые не входят в крупные группировки. Либо подозреваемых так много, что контролировать их постоянно не получается. Ведь в 2011 году ФБР допрашивало Тамерлана Царнаева — тот публиковал в ютубе видео с исламскими радикалами. Не исключено, что спецслужбы проверили тогда всю касающуюся его информацию. Если так, то они могли узнать, какие книги он откладывал себе в корзину онлайн-магазина Amazon: «Как сделать водительские права и другие документы на домашнем компьютере», пара книг о Чечне и еще три — о падении Римской империи. Но намерение распечатать водительские права на домашнем принтере — это еще не приготовление к теракту. А каких-либо связей Тамерлана с радикальными группировками обнаружить не удалось. И все ограничилось профилактической беседой.
 

Откуда ждать нового удара

Теракт в Бостоне поставил перед американскими властями ряд вопросов. Первый связан с проблемой миграции. Совсем недавно Барак Обама предложил программу натурализации миллионов нелегальных мигрантов. Теракт дал веский аргумент противникам реформы.

Каким образом наладить миграционную систему так, чтобы потенциальные террористы не попали в США? Как обеспечить такой контроль за мигрантами, чтобы быстро выявлять тех, кто в какой-то момент захочет что-нибудь взорвать? Вряд ли на эти вопросы можно найти простые ответы, тем более в стране, которая сплошь состоит из мигрантов.

Кроме того, в ближайшие годы американская система безопасности наверняка подвергнется новым проверкам.

— В следующем году американцы покидают Афганистан, — напоминает Александр Михайлов. — Я уверен, что в течение года после этого в Афганистане будет уничтожена власть, установленная американцами. Реванш будет направлен на европейские страны, принимавшие участие в войне, и на США. Исламский мир — это сгусток антиамериканских настроений. Сегодня американцы хорошо порубали верхушку террористов, но это быстро восстанавливается, и на смену им приходят новые люди.

Таким образом, систему безопасности явно придется усовершенствовать, принимая во внимание как новые угрозы со стороны террористических группировок, так и опасность террористов-одиночек. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Золотарева Татьяна 25 апреля 2013
Либо это не они, либо оба с психическими отклонениями. Сознательно убив людей, мальчик идет на вечеринку и в качалку. Не паникует, не истерит, не наслаждается кадрами в телевизоре, а продолжает жить своей повседневной жизнью. Наверно, все-таки правильно сделали Кавказ пожизненно дотационным регионом, жиреющая собака ленится кусать.
Захаров Павел 23 апреля 2013
Террористы-одиночки (или мелкие, в два-три человека группы, объединенные по национальному, религиозному или иному другому признаку) всегда были и будут головной болью любых правоохранительных органов. Увы, это печальная аксиома - информация, не выходящая за пределы группы (по причине наличия сильной внутренней мотивации), не станет достоянием полиции и полиция не сможет предотвратить преступление. В связи с этим (я говорю о неизбежности террористических проявлений) необходимо обращать внимание на другие составляющие правоохранительной системы и организации общества в целом - какая реакция на происшествие? Какая существует обратная связь? Проводится ли серьезный анализ причин и последствий случившегося, изучается ли то, как реагируют специальные силы, вырабатываются ли по итогам расследования рекомендации по улучшению тактик и стратегий? Вот о чем еще необходимо говорить. Я не сомневаюсь, что после произошедшего в Бостоне будут сделаны выводы и будут предприняты какие-то реальные шаги, направленные на:
а) улучшение тактики и стратегии правоохранительных органов по выявлению и пресечению терактов до их осуществления (профилактика по всем возможным направлениям).
б) внесение изменений в организационные планы специальных служб для скорейшей реакции на произошедший теракт с целью минимизации возможного ущерба (если все-таки случилось), задержания преступников, проведения объективного следствия и справедливого суда.
в) улучшение существующих и создание новых технологий по восстановлению нарушенных систем и возмещению вреда (на всех уровнях иерархии - от материального до физического и психологического).
г) поиск, сбор и анализ информации о всех возможных аспектах произошедшего для понимания причин и внесения необходимых корректив по всем вышеперечисленным пунктам.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение