--

Екатеринбург. Конструктивизм

О судьбе архитектурного наследия 20-х годов прошлого века в одном из крупнейших городов нашей страны

«РР-Онлайн» публикует материал фотожурналиста Владимира Поморцева, посвященный конструктивизму в столице Урала. Этот архитектурный стиль на заре советской эпохи был одной из визитных карточек нового строя и нового образа жизни. В наше время конструктивистские мотивы и находки вновь широко востребованы в мировой архитектуре – это можно заметить в том числе и по самым свежим екатеринбургским новостройкам. Однако в общественном и, что не менее важно, начальственном сознании в современной России конструктивистское наследие почему-то никак не обретет статус безусловной национальной культурной ценности. 

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

17 мая 2013
размер текста: aaa

Фотограф Владимир Поморцев:

Екатеринбургу однажды фантастически повезло. Бурное строительство первых советских пятилеток очень кстати совпало по времени с непродолжительным периодом, когда официальным архитектурным стилем советского государства стал конструктивизм. По стечению обстоятельств именно в этот период в городе работала целая плеяда выдающихся архитекторов, которые получили возможность реализовать свои самые смелые проекты. В результате Екатеринбург, точнее Свердловск, как он тогда назывался, оказался буквально нашпигован памятниками архитектуры.

В городе насчитывается порядка 140 конструктивистских построек, занимающих иногда целые кварталы. Такой концентрации памятников советского конструктивизма нет больше нигде в мире. К сожалению, будущее уникального ансамбля вызывает тревогу. Среди российских городов Екатеринбург печально знаменит, пожалуй, самым варварским отношением к своему архитектурному наследию. Строительный бум последних десятилетий уже похоронил почти без остатка деревянную архитектуру дореволюционного Екатеринбурга. Сейчас застройщики при преступном попустительстве городских властей уверенно расправляются с последними остатками каменных дореволюционных построек. Следующий на очереди – советский конструктивизм. Причем счет невосполнимым утратам среди конструктивистских памятников Екатеринбурга уже открыт.

Вид на исторический центр Екатеринбурга со смотровой площадки небоскреба «Антей». Только на эту панораму окрестностей Городского пруда попало сразу восемь памятников архитектуры советского конструктивизма. На снимке видны: Первый дом Горсовета, Главпочтамт и дом Уралснабторга на проспекте Ленина; спортивный комплекс «Динамо» на стрелке Городского пруда; жилой дом УНИХИМа на набережной Городского пруда; дом Уралснабсбыта – ныне Уральская архитектурно-художественная академия по улице Карла Либкнехта; Дом старых большевиков и жилой комбинат НКВД, известный также как Дом чекиста, по улице 8-го марта.

 

Общежитие для малосемейных сотрудников НКВД в комплексе Городка чекистов – ныне гостиница «Исеть». Городок чекистов был построен в 1929–1936 годы группой архитекторов под руководством Ивана Антонова. Ансамбль из четырнадцати зданий занимает целый квартал между проспектом Ленина и улицей Первомайской. Городская легенда утверждает, что в плане комплекс представляет из себя серп и молот, обрамленный знаменами революции, где серпом будто бы является гостиница «Исеть», молотом – соседнее здание клуба имени Дзержинского, а жилые корпуса образуют знамена. К сожалению, уникальный архитектурный памятник сегодня пребывает в весьма плачевном состоянии.

 

Дети играют в хоккей во дворе Городка чекистов. Еще одна городская легенда утверждает, что под хоккейным кортом якобы находится стрелковый тир, в котором в годы сталинских репрессий проводились расстрелы обитателей самого Городка чекистов и расположенного через дорогу жилого комплекса Гостяжпромурала. Наличие каких-то неизвестных подземных сооружений в этом месте косвенно подтверждает тот факт, что все инженерные сети почему-то обходят территорию корта стороной. Примечательно и то обстоятельство, что главный архитектор Городка чекистов Иван Антонов не стал искушать судьбу и ещё до окончания строительства бежал в Финляндию, воспользовавшись случаем. На заднем плане возвышается общежитие для малосемейных сотрудников НКВД. Типичные для архитектуры конструктивизма балконы на верхних этажах гостиницы сегодня находятся в аварийном состоянии.

 

Винтовая лестница клуба имени Дзержинского в Городке чекистов, ныне Свердловский областной краеведческий музей. Лестница клуба является одним из немногих интерьеров советского конструктивизма, сохранившегося до наших дней практически в первозданном виде. Балочное перекрытие лестницы образует пентаграмму в виде пятиконечной звезды, а сама лестница, вопреки неписаным архитектурным правилам, закручена против часовой стрелки. Другие интерьеры клуба имени Дзержинского серьезно пострадали при реконструкции здания под нужды краеведческого музея. В частности, был безвозвратно утрачен кинозал с деревянной конструктивистской отделкой.

 

Дворовый фасад жилого корпуса Городка чекистов по улице Первомайской. Комплекс Городка чекистов имеет официальный статус памятника архитектуры федерального значения. При этом фасады жилых корпусов не ремонтировались уже несколько десятилетий. Последние годы первые этажи массово приспосабливают под магазины, не особенно считаясь с уникальной архитектурой здания, а хозяева квартир проводят несогласованную замену оригинальных конструктивистских деревянных оконных рам на пластиковые стеклопакеты произвольной конфигурации и цвета.

 

Один из жилых корпусов Городка чекистов по улице Луначарского.

 

Вдова офицера НКВД Ольга Петровна Тетерина в своей квартире в Городке чекистов. Сейчас Ольге Петровне 92 года, в Городок чекистов она переехала вместе с мужем еще до войны. Типовые трехкомнатные квартиры для высокопоставленных сотрудников НКВД имели невероятную по тем временам жилую площадь – 97 квадратных метров, но при этом в квартирах не предусматривалось ни кухни, ни ванной. Баня и общественная столовая располагались в корпусах во дворе Городка чекистов. Предполагалось, что новому социалистическому стилю жизни будут чужды бытовые хлопоты, поэтому мыться и питаться сотрудникам НКВД полагалось совместно. На территории Городка чекистов располагались также собственные поликлиника с аптекой, детский сад, прачечная, магазины и даже собственная радиоточка. Собственные кухни и ванные комнаты появились в Городке чекистов только в результате послевоенных перепланировок, когда идея социалистического общежития немного утратила актуальность. Приходилось выкручиваться: где-то получилось разместить кухню в ванной, в других квартирах под кухню вынужденно приспособили прихожую.

 

Подъезд одного из жилых корпусов Городка чекистов с перилами эпохи конструктивизма.

 

Модельер Дарья Федотова и диджей Артем Дербенев – современные жители типовой двухкомнатной квартиры в Городке чекистов. Сохранившаяся обстановка в квартире напоминает о годах, когда поселиться здесь могли только сотрудники НКВД, а простые смертные не смели даже зайти во двор.

 

Дом физкультуры «Динамо» на стрелке Городского пруда, ныне спортивный комплекс «Динамо». Здание, напоминающее своими формами плывущий корабль с капитанским мостиком на крыше, построено в 1931–34 годах по проекту Вениамина Соколова – одного из самых известных представителей архитектурного авангарда на Урале. В 1980-е годы городские власти планировали снести памятник архитектуры ради возведения на стрелке Городского пруда монумента погибшим в Великой Отечественной войне. Тогда общественность Свердловска смогла отстоять один из символов города. Сегодня памятник архитектуры, находящийся на балансе Министерства внутренних дел, тоже переживает нелучшие времена. Большинство интерьеров утрачены в процессе последующих ремонтов и перепланировок, идет неконтролируемая замена оригинальных окон на пластиковые стеклопакеты. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда на каждом этаже главного объема здания установлены рамы разного цвета и формы.

 

Дом физкультуры «Динамо» на стрелке Городского пруда в окружении новостроек.

 

Типичные для архитектуры советского конструктивизма круглые окна Дома физкультуры «Динамо».

 

Северный фасад Дома физкультуры «Динамо» на стрелке Городского пруда.

 

Дом юстиции, ныне здание Свердловского областного суда, и жилой дом для сотрудников юстиции в ансамбле Городка юстиции на улице Малышева. Городок юстиции был построен в 1932 году по проекту архитектора Сергея Захарова на тогдашней окраине города – около Екатеринбургской пересыльной тюрьмы. Почти одновременно через дорогу от Городка юстиции вырос Медицинский городок, занимающий сразу несколько кварталов. 

 

Бывший детский сад комплекса Городка юстиции, так называемый дом-улитка. Один из самых интересных и одновременно самых малоизвестных памятников  советского конструктивизма надежно спрятан от посторонних глаз во дворах Городка юстиции между гаражами и оградой Екатеринбургской пересыльной тюрьмы, ныне Свердловского областного следственного изолятора. Городок юстиции и следственный изолятор находятся буквально через дорогу от Центрального стадиона, на котором должны пройти несколько отборочных матчей Чемпионата мира по футболу 2018 года. Городские власти уже объявили о намерении перевести следственный изолятор в другое место. Как при этом сложится судьба расположенных вокруг памятников советского конструктивизма, пока не совсем понятно.

 

Северный фасад здания родильного и гинекологического отделения Медгородка, ныне Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества, с сохранившимся сплошным остеклением большой операционной. Здание построено в 1929–1930 годы вместе с шестью другими корпусами Медицинского городка по проекту архитектора Георгия Голубева – ещё одного классика советского конструктивизма на Урале. Сегодня над этим памятником советского конструктивизма нависла угроза уничтожения. Буквально в паре сотен метров расположен Центральный стадион, где должны пройти несколько отборочных матчей Чемпионата мира по футболу 2018 года. В рамках «облагораживания» прилегающей территории накануне мирового первенства городские власти уже приняли решение переселить НИИ в другое место, а само здание реконструировать. С учетом сложившейся в Екатеринбурге градостроительной практики, это означает либо полное уничтожение памятника, либо его перестройку до неузнаваемости. Одновременно местные бизнесмены планируют возвести в непосредственной близости комплекс небоскребов «Стражи Урала». Уже ведутся разговоры, что было бы неплохо снести здание, расчистив таким образом подъездные пути к будущим небоскребам. Один из корпусов Медицинского города уже был снесен во время подготовительных работ под строительство небоскребов.

 

Большая операционная с сохранившимся сплошным остеклением эпохи конструктивизма в родильном и гинекологическом отделении Медгородка, ныне Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества. Оригинальное остекление операционной площадью около 50 квадратных метров сохранилось до наших дней буквально чудом – у института элементарно не хватает средств, чтобы заказать пластиковые стеклопакеты такого размера. Изначально в операционной был оборудован еще и балкон, с которого студенты медицинского института могли наблюдать за операциями.

 

Большая операционная с сохранившимся сплошным остеклением в родильном и гинекологическом отделении Медгородка.

 

Типичное для конструктивистских построек круглое окно одного из вестибюлей родильного и гинекологического отделения Медгородка, ныне НИИ охраны материнства и младенчества.

 

Утренняя линейка сотрудников НИИ охраны материнства и младенчества в Большом зале ученого совета в здании родильного и гинекологического отделения Медгородка. Этот зал является одним из немногих интерьеров советского конструктивизма, сохранившихся до наших дней почти в первозданном виде.

 

Заброшенное здание акционерного общества «Союзхлеб» в Банковском переулке. Здание было построено в 1926–29 годах по проекту Георгия Валёнкова, одного из ключевых уральских архитекторов эпохи конструктивизма. Последние несколько лет здание пустует и стремительно превращается в руины. Распложенный по соседству торговый комплекс «Мытный двор» (виден на заднем плане) был построен на месте настоящего Мытного двора, памятника архитектуры XIX века, загадочным образом снесенного в одну ночь ещё в середине 1990-х. Новодел из стекла и бетона лишь отдаленно напоминает своими формами уничтоженный оригинал. В последующие годы такая практика нелегальных ночных сносов получила в Екатеринбурге массовое распространение. Защитники исторической застройки не без оснований опасаются, что испытанные «методы» будут со временем применяться и для расчистки места, занятого конструктивистскими постройками, многие из которых пока даже не имеют статуса памятника архитектуры.

 

Заброшенное здание акционерного общества «Союзхлеб» в Банковском переулке.

 

Дом обороны на улице Малышева был построен в 1934 году по проекту уже упомянутого Георгия Валёнкова. Ещё недавно здание возвышалось посреди площади, как и задумывалось автором. Сейчас Дом обороны оказался зажат в тиски новостроек. Выстроенный по соседству бизнес-центр (справа) изначально должен был быть одной высоты с памятником архитектуры. Однако в процессе строительства, как это часто случается в Екатеринбурге, здание почему-то получилось вдвое выше. Попутно, как бы невзначай, был снесен один из корпусов Дома обороны. С другой стороны тем временем выросла весьма приблизительная копия церкви Большой Златоуст, некогда стоявшей примерно на этом месте и взорванной в 1930-е годы большевиками. Подлинный Большой Златоуст был самым высоким зданием дореволюционного Екатеринбурга. Чертежей снесенного храма не сохранилось, однако среди местных краеведов бытует мнение, что высота колокольни составляла 77 метров. Нынешний новодел почему-то имеет высоту всего 65 метров, при этом пропорции храма сильно искажены. Планирующееся строительство второй очереди бизнес-центра предполагает снос ещё одного корпуса Дома обороны, несмотря на статус памятника архитектуры.

 

Типичное для архитектуры конструктивизма сплошное остекление Дома обороны на улице Малышева. Оригинальные конструктивистские рамы несколько лет назад были заменены на пластиковые стеклопакеты.

 

Дом связи, ныне Главпочтамт, на проспекте Ленина. Здание построено в 1934 году по проекту московского архитектора Константина Соломонова. Очередная городская легенда утверждает, что здание своими формами напоминает трактор. Сейчас один из титульных памятников архитектуры советского конструктивизма в Екатеринбурге плотно завешан рекламой со всех сторон.

 

Екатеринбургский архитектор Борис Демидов демонстрирует проект реконструкции Клуба строителей, разработанный в его творческой мастерской. Клуб строителей был построен в 1930-е годы по проекту Якова Корнфельда через дорогу от Городка чекистов. Позднее в этом здании работала легендарная Свердловская киностудия. При реконструкции здания под торговый центр удалось убедить заказчика сохранить конструктивистскую лестницу и установить в окнах стеклопакеты из темного пластика с расстекловкой, повторяющей оригинальную. Несмотря на это, памятник архитектуры сегодня фактически можно увидеть только на макете или на старых фотографиях. Само здание клуба так плотно залеплено вывесками и рекламой, что за ними невозможно разглядеть даже намека на четкие геометрические формы архитектуры конструктивизма.

 

Типография издательства «Уральский рабочий» на проспекте Ленина. Здание с типичным для конструктивизма сплошным ленточным остеклением фасадов было построено в 1930-е годы по проекту архитектора Георгия Голубева. До недавнего времени этот памятник архитектуры использовался по своему первоначальному назначению, однако в прошлом году типографию вынудили освободить привлекательные площади в самом центре города. Здание передано группе компаний «Ренова» и постепенно переоборудуется под торговый центр

 

Преподаватель Уральского государственного университета Александр Игумнов показывает фотографию здания Свердловского обкома ВКП(б), сделанную в 1930-е годы его дедом. Геолог Александр Николаевич Игумнов – один из первых студентов Уральского горного института и один из лучших знатоков уральских яшм, одновременно был увлеченным фотолюбителем и оставил после себя замечательную коллекцию фотографий конструктивистских зданий Свердловска. На фотографиях Александра Игумнова памятники архитектуры советского конструктивизма предстают именно такими, какими их задумали архитекторы: идеальные геометрические объемы, еще не искаженные поздними наслоениями и переделками, возвышаются белыми громадами над одноэтажной застройкой.

 

Жилые корпуса домов-коммун Уралоблсовнархоза на улице Малышева. Комплекс зданий, построенный в 1930–1933 годы под руководством одного из идеологов советского конструктивизма Моисея Гинзбурга, воплотил в себе его идею «коммунальных домов переходного типа», где ещё не полностью уничтожалась семейная структура, как это предполагалось в идеальных домах-коммунах. Гинзбург полагал, что обитатели сами оценят удобства общественного обслуживания и постепенно перейдут к новому бытовому укладу. Комплекс состоит из четырех пятиэтажных жилых зданий и одного восьмиэтажного общежития для малосемейных, на верхнем этаже которого располагалась общественная столовая с открытой террасой. Архитектура жилого комплекса Уралоблсовнархоза в Екатеринбурге развивает идеи Моисея Гинзбурга, впервые реализованные им в знаменитом доме Наркомифина в Москве. Еще один аналогичный дом-коммуна был построен архитектором в Саратове.

 

Жилой корпус домов-коммун Уралоблсовнархоза по проекту Моисея Гинзбурга на улице Малышева.

 

Общежитие для малосемейных в комплексе домов-коммун Уралоблсовнархоза по проекту Моисея Гинзбурга на улице Малышева. Первоначально первого этажа практически не существовало, здание как бы висело в воздухе на колоннах, открывая свободный проход с улицы во двор, а вдоль всего верхнего этажа проходила сплошная открытая терраса. Свободное пространство на уровне первого этажа было заложено в процессе послевоенных перестроек. Тогда же исчезла терраса. В результате памятник архитектуры мирового значения снаружи лишь отдаленно напоминает замысел выдающегося архитектора. Внутри имеются всего два коридора во всю длину здания на третьем и шестом этаже, откуда обитатели общежития попадали в типовые двухуровневые жилые ячейки – легендарные ячейки типа F или «эффы», в которые Гинзбург планировал переселить всю страну. Сегодня жилые ячейки используются как офисы. Остается добавить, что идеи Моисея Гинзбурга, воплощенные в этой и других его постройках, включая солярий на крыше и типовые жилые ячейки, два десятилетия спустя были творчески переосмыслены выдающимся французским архитектором Ле Корбюзье и реализованы в его «жилых единицах».

 

Мост-переход на уровне седьмого этажа, ведущий из общественной столовой общежития для малосемейных в солярий, расположенный на крыше соседнего жилого корпуса, в комплексе домов-коммун Уралоблсовнархоза по проекту Моисея Гинзбурга на улице Малышева.

 

Дворовое пространство домов-коммун Гостяжпромурала на проспекте Ленина. Гигантский жилой комплекс, занимающий сразу два квартала, был построен в 1931–1938 годах группой архитекторов под руководством Георгия Валёнкова. Среди горожан этот памятник архитектуры больше известен как дома-расчески. Симметричные шестиэтажные жилые корпуса, объединенные внутри двора общественными зданиями, напоминают в плане гигантские гребни.

 

Заводоуправление Уралмашзавода на площади Первой пятилетки. Здание заводоуправления построено в 1933–1935 годы группой архитекторов под руководством Петра Оранского. Молодой выпускник Ленинградского архитектурного института Петр Оранский получил подарок судьбы, о котором другие архитекторы могут только мечтать. Ему довелось построить с нуля целый город. В 1928 году Петр Оранский возглавил группу архитекторов, которая занялась проектированием рабочего поселка Уралмашзавода. В результате возник образцовый социалистический город с лучами улиц, расходящимися от главной проходной завода на площади Первой пятилетки.

 

Заводоуправление Уралмашзавода на площади Первой пятилетки.

 

Водонапорная башня Уралмашзавода, более известная как Белая башня, на Уралмаше. Конкурс на строительство водонапорной башни выиграл 25-летний выпускник Сибирского технологического института Моисей Рейшер. Молодой архитектор в своем проекте применил совершенно революционный для того времени подход к проектированию, когда форма сооружения полностью подчинена его функции. Водонапорная башня была построена в 1929 году. В этом же году выдающийся немецкий архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ закончил строительство знаменитой виллы Тугенхат в Брно. С течением времени Белая башня стала одним из символов Екатеринбурга. Последние несколько лет хрестоматийный памятник конструктивистской промышленной архитектуры стоит заброшенный. Существуют планы разместить в башне планетарий, которые пока остаются планами.

 

Водонапорная башня Уралмашзавода, более известная как Белая башня.

 

Дворец культуры УЗТМ – первоначально фабрика-кухня Уралмашзавода. Здание возведено в 1929–1935 годах по проекту Валерия Парамонова и Моисея Рейшера при участии немецкого архитектора Белы Шефлера. Выпускник легендарной архитектурной школы «Баухаус» Бела Шефлер эмигрировал в Советский Союз из фашистской Германии, после чего оказался в Свердловске и с 1932 года работал в группе Петра Оранского на Уралмаше. В 1942 году в разгар Великой Отечественной войны он был арестован и расстрелян по ложному обвинению – как германский шпион. Построенная по проекту Белы Шефлера фабрика-кухня еще до войны по распоряжению наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе была перестроена в клуб имени Сталина. Позднее клуб переименовали в дворец культуры УЗТМ. Сейчас одна из самых выразительных конструктивистских построек Екатеринбурга не имеет даже статуса памятника архитектуры. По этой причине намечающаяся реконструкция здания вполне может обернуться его утратой.

 

Обледеневшие конструктивистские окна дворца культуры УЗТМ.

 

Занятия в школе танцев «Ассамбле» во дворце культуры УЗТМ. На заднем плане видно сохранившееся конструктивистское деревянное окно.

 

Парадная лестница дворца культуры УЗТМ с мозаикой из уральских камней на перилах. Отделка лестницы возникла в процессе перестройки фабрики-кухня Уралмашзавода под клуб имени Сталина и не имеет отношения к архитектуре конструктивизма.

 

Студент Уральской архитектурно-художественной академии Роман Баянов в своей комнате в общежитии на улице Июльской. Стену комнаты наряду с постерами любимых футбольных команд украшает фотография спортивного комплекса «Динамо» на стрелке Городского пруда. Один из парадоксов Екатеринбурга заключается в том, что в городе базируется один из ведущих архитектурных вузов страны. Студенты Уральской архитектурно-художественной академии учатся проектировать на лучших образцах советского конструктивизма. Многие потом остаются работать в Екатеринбурге. Однако избыток квалифицированных специалистов почему-то не самым положительным образом сказывается на облике города и состоянии тех самых памятников советского конструктивизма.

 

Набережная реки Исеть в Екатеринбурге. Типичный пример современной градостроительной ситуации в столице Урала: точечная застройка исторического центра города небоскребами и чудом уцелевшие среди новостроек остатки дореволюционного Екатеринбурга. Труба городской электростанции «Луч», памятника промышленной архитектуры начала XX века, используется в качестве опоры для передатчиков сотовой связи. Нелепо торчащий над городом небоскреб «Высоцкий» – самое высокое здание в России за пределами Москвы – возведен на месте двух нелегально снесенных памятников архитектуры XIX века.

Автор выражает признательность за помощь в подготовке очерка руководителю Уральского центра архитектуры современного движения Уральской государственной архитектурно-художественной академии Людмиле Токмениновой, доценту Уральской государственной архитектурно-художественной академии Ларисе Шашкиной, архитектору Борису Демидову и общественному инспектору ВООПиК Олегу Букину.

Фотографии этого очерка сняты зимой 2011 года.

 

Об авторе:

Вова Поморцев родился 23 июля 1974 года в Свердловске, окончил Уральскую архитектурно-художественную академию в Екатеринбурге. Последние четырнадцать лет живет и работает в Праге. Член Союза журналистов России

Сайт фотографа: www.pomortzeff.com

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
anisimov andrey 20 мая 2013
Спасибо за репортаж!
Абсолютно стандартная ситуация для многих городов. У нас практически нет причин сохранять памятники архитектуры-выгоды нет, реставрация стоит дорого, просто ремонтировать памятник нельзя, потому что памятник....так и ждут все втихаря, когда они уже сами развалятся, ну а там можно составить бмагу о невозможности востановить и гора с плеч. Туризма в стране нет, значит никакой выгоды. А сколько еще уникальных сооружений, которые "не памятники".С этими еще проще обходятся....
И будет такая ситуация ровно до тех пор пока все не уничтожим, а там можно и вой поднять, и политику под это подвести.
Так вот.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение