--

Слишком много данных

21 мая 2013

Как выжить под информационным давлением

поделиться:
размер текста: a a a

В индустриальную эпоху люди ценили информацию. «Не хватает данных!» — жаловались они, продавали ее друг другу и наивно полагали, что в наступающую эру цены на нее только возрастут. Даже героям научной фантастики не приходило в голову воскликнуть: «Слишком много данных, я не справляюсь с их обработкой!»

Считалось, что журналисты гоняются за информацией и должны отличаться пронырливостью и настырностью, чтобы все разнюхать. К счастью для меня, лишенного этих ценных качеств, проблема гораздо чаще состоит не в том, чтобы выведать дефицитные сведения, а в том, чтобы разгрести горы имеющейся полезной информации, выделив из них концентрат самого существенного и интересного. И с каждым годом эти горы все выше. Оказалось, журналист профессионально занимается сокращением информации, а не умножением.

При этом на передовой борьбы с информацией бойцам становится все труднее защищать рубежи культуры от бесконечных потоков данных, прорывающихся отовсюду. Завороженные обилием интересных историй обо всем на свете, мы открываем в своем ­браузере десятки новых вкладок в день, но на следующий день закрываем их, так и не успев прочитать. Из блогов мы мигрировали в соцсети, ведь средний пост в Facebook в пять раз короче, чем в «ЖЖ». Синдром дефицита внимания неизбежен в мире, где внимание — самый востребованный ресурс. Мы — мастера скакать по верхам: данных слишком много, чтобы было время на их детальное изучение. Читать романы — невероятная роскошь, мы и почту-то не всегда успеваем прочитать. Мозг не готов к такому количеству информации!

Море данных грозит затопить мою личную жизнь вместе со всей цивилизацией. Был я недавно на TEDMED — это посвященный здоровью и медицине подвид TED, — на знаменитой конференции, собирающей людей с  идеями, способными изменить мир. В России она проводится впервые, а всего в одни и те же дни по всему миру прошло 2700 таких конференций. И на каждой люди с идеями, способными изменить мир. Чувствуешь себя песчинкой в море информации — жизни не хватит, чтобы посмотреть эти интереснейшие выступления в Сети. А сколько у меня закладок на видео, которое хочется, но некогда смотреть! Пожелай я учиться, мог бы слушать, не вставая с дивана, лекции великих людей из лучших университетов мира. Но я только ставлю на них закладки. Еще недавно футурологи думали, что видео победит текст, но в соцсетях мало смотрят видеоролики: слишком долго, слишком медленно. Д­осмотреть ролик, длящийся больше двух-трех минут, не хватает терпения.

Вроде и знали, что наступает информационная эра, но не были готовы к тому, что и­нформации будет столько. Даже воздух в­округ заполнен микроорганизмами, каждый из которых — сложнейший компьютер со своим генетическим кодом. Программирование — это уже далеко не только про компьютеры. Биологи учатся перепрограммировать среду, например делать из клеток соединительной ткани клетки нервной ткани, создавать деревья, которые будут светиться вместо фонарей, менять код бактерий так, чтобы они п­итались нефтью, уничтожая последствия утечек. Психологи — и те все больше говорят не о структуре души, а о программах, д­оставшихся нам в наследство от лохматых предков.

Свет состоит из частиц — это открытие, п­еревернувшее физику, Эйнштейн сделал, опираясь всего лишь на анализ известных в то время данных. Сегодня данных столько, что структурировать их и понять все чаще не под силу никакому Эйнштейну. Да и физика больше не главная наука. Все крупнейшие открытия и изобретения последнего времени связаны не с физическими свойствами объектов, а с их информационной начинкой. Впервые в истории примерно с начала века количество научных статей по физике ­не­уклонно снижается. Зато лавинообразно растет количество статей в области data scienсe, науки о данных. Ученые все чаще занимаются не экспериментированием и созданием теорий, и даже не компьютерным моделированием, а разработкой алгоритмов для анализа данных.

Один из таких алгоритмов, созданный в Кембридже, умеет предсказывать интеллект и личностные черты пользователей фейсбука по отметкам «мне нравится», которые они ставят на материалах, выложенных друзьями. Программа отличает республиканцев от демократов в 85% случаев, мусульман от христиан — в 82%, предсказывает сексуальную ориентацию, притом что только 5% геев ставят «лайки» однополым бракам. Алгоритм делает выводы, опираясь на косвенные данные вроде музыкальных предпочтений.

Пока машины учатся анализировать данные за нас, каждый спасается от лишней информации как может. Учения об информационной диете и цифровой гигиене еще не очень развиты, приходится полагаться на доморощенные методы. Друзья мучительно пытаются бросить фейсбук — ну хоть ради детей! Одним удается, другие, убедившись, что уделять много внимания детям не выходит и без фейсбука, возвращаются. Убежать из интернета «в реальную жизнь» все труднее, ведь все меньше остается реальной жизни без интернета. Вопрос, скорее, в том, как найти баланс. Мой рецепт — увлечься своим делом так, чтобы сфокусироваться на нем целиком: в творческом угаре мозг на не относящиеся к делу информационные соблазны не клюет.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Захаров Павел 22 мая 2013
Да, каждый по-своему пытается решать проблему избыточности данных (информацией они становятся только после обработки). И для журналиста, как мне кажется, эта проблема осложнена тем, что он "по должности обязан" шерстить растущий массив, дабы представить читателю концентрат, обогащенную породу, так сказать. Необходимо осознать, что - да - мы ничего не сможем сделать с увеличивающимися день ото дня информационными потоками - они становятся шире и глубже и это наша объективная реальность. Дарвин подсказывает нам выход - мы должны адаптироваться к изменившимся условиям среды. Нам нужны механизмы работы с информацией. Эдакие индивидуальные фильтры, которые решают задачу работы с данными. Мне видится решение из серии "разделение во времени и/или пространстве". Поступающие данные должны систематизироваться, должна быть создана иерархическая система + механизм отнесения той или иной информации к тому или иному классу, категории, виду и т. д. И тогда начинает работать онтология, смысловая аналогия, которая позволит находить общее в, казалось бы, совершенно разной информации. Систематизированная таким образом информация значительно облегчает поиск "в себе самой". То есть нужная, правильная информация появляется там где надо и тогда, когда надо. Обыватель заниматься такими вещами не будет (он нехотя плавает, я бы даже сказал - дрейфует! в данных - сегодня одна волна накроет, завтра вторая, сколько их еще будет? - плевать...) а тот, кто должен это делать в силу требований профессии или иной необходимости - плыть в нужном направлении, обязан грести руками, орудовать веслами, ставить парус, заводить двигатель.
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение