--

Капиталисты: прямая речь

«РР» публикует несколько интервью не вошедших в материал «25 лет российского бизнеса»

поделиться:
5 июня 2013
размер текста: aaa

Ольга Слуцкер

Президент сетей фитнес-клубов World Class, «ФизКульт», президент «Русской фитнес-группы». В 1993 году спортсменка-фехтовальщица.

— Начиная свой бизнес, я прежде всего ­хотела сделать клуб мирового образца. Такое место, куда бы люди приходили заниматься физкультурой — в новой России и новой физкультурой. Я не думала, что можно сделать сеть клубов. Я не знала за собой каких-то талантов бизнесвумен, я была просто спортсменка со спортивным образованием. Я хотела создать среду. Такую правильную, современную, гуманную. Где все друг друга уважают. Читать дальше>>
 

Андрей  Деллос

Известный московский ресторатор, владелец главных мест обитания олигархов – ресторанов «Пушкин» и «Турандот».

— Тогда было много людей, которые на вопрос: «Чем вы занимаетесь?» в шутку отвечали: «Торгую страной». Но это было поколение,  которое все-таки пыталось заниматься бизнесом. Это как в анекдоте: «Первый говорит: “Есть партия обуви, продам за миллион”. Второй: “Беру партию обуви”. Один пошел искать миллион, другой — партию обуви». Основной смысл был даже не сделать дело, не заработать, а потусоваться, «потереть» — вот гениальное слово! На моих глазах из этих «терок» делались сотни миллионов долларов. Это было на самом деле чудовищное время, но у него был свой романтический флер. И мой этот жуткий клуб «Сохо», абсолютно дилетантский, в который невозможно было попасть, без стыда не вспомнишь. Это был разгул громадного количества дилетантов и чудовищно наивных людей, которые хотели почувствовать себя свободными, западными. Читать дальше>>
 

Александр  Галицкий

Основатель и управляющий партнер компании Almaz Capital Partners, с­оучредитель венчурного фонда Runa Capital, член попечительского совета фонда «Сколково», разработчик технологий WI-FI и VPN. В 1991 году главный конструктор направления НПО «ЭЛАС».

— Во время путча 1991 года Sun (Sun Microsystems — а­мериканская компания, производитель программного и аппаратного обеспечения. — «РР») пыталась эвакуировать нас в Америку, а когда мы отказались, зачем-то прислала на мое личное имя 20 компьютеров, которые стоили тогда 25 тысяч долларов каждый. Наверное, чтобы как-то подчеркнуть серьезность нашего сотрудничества. Приезжаю на таможню, и меня ждут 40 этих коробок — монитор плюс компьютер. Я сначала честно пытался сдать все это добро на свое предприятие, но по советским законам не нашлось правил приема дорогих пожертвований от частного лица. И вот я начал метаться: склада у меня нет, в квартиру все это не влезет — что делать? Стал обзванивать друзей, а один из них мне и говорит: «Что ты мучаешься! Я тебе дам денег, снимай офис, открывай частное предприятие». Так вот я ушел в частный бизнес. Некуда б­ыло деть компьютеры. Читать дальше>>
 

Леонид Богуславский

Глава компании ru-Net Ltd, один из первых инвесторов Яндекса и «Озона»

— Для многих советских научных работников уход в бизнес был прорывом. Свои компании они строили как институты имени себя: если я не могу стать директором НИИ, то создам свой собственный и возглавлю. В этом смысле интересно теперь наблюдать продолжение этой истории. Ребята, которые создали компании с 89-го по 92-й, по-прежнему их возглавляют. Крайне неохотно идут на слияния и поглощения, что вообще-то не очень хорошо для развития о­траслей. Мечтой директора института было умереть ­директором института. На посту. И многие мои коллеги вот уже 20–25 лет продолжают свой бизнес — кто-то уже устал, но не может уйти. Интересно, что будет с компаниями, основатели которых все-таки будут вынуждены уйти на покой? Читать дальше>>
 

Андрей Медведев

Основатель компании «Промышленные силовые машины»

В 2005-м заместитель начальника отдела маркетинга.

— У меня нет секретаря, нет водителя, к­абинета нет своего, я сижу вместе с отделом продаж. Мне скучно было бы сидеть одному. Есть «Порше Кайен», но я его купил не потому, что хочу уровень успеха показать. Просто он мне нравится. Все деньги, которые у нас есть в бизнесе: в комплектующих, в продукте, даже не в цехах. П­околение нулевых легче вытеснить и выдавить с рынка, чем поколение девяностых: последние строили бизнес на сырьевых ресурсах. Вот мы говорим о промышленности, а ее, по сути, нет — какие-то стартапы, интернет-бизнес. Они не определяют и не влияют на общую картину бизнеса, они не создают рабочие места — просто потому, что их очень мало, а на мировом рынке их вообще единицы. С другой стороны, ресурсы можно отобрать. При смене элит. А у нас н­евозможно ­что-то отобрать, наш бизнес — это я и мой партнер и мы работаем в живом конкурентном рынке. Читать дальше>>
 

Давид Якобашвили

Председатель совета д­иректоров корпорации «Биоэнергия», президент Российско-американского совета делового сотрудничества, председатель совета директоров ЗАО «РусАгроПроект», член бюро президиума Российского еврейского конгресса

В 1988 году цеховик.

Как только разрешили кооперативы, будущий основатель компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили открывает в Москве на Чистых прудах салон красоты, п­озже начинает торговать автомобилями и основывает фирму «Тринити Моторс», потом — рестораны и клубы. В конце 80-х это как назло было лакомым куском для бандитов.

— Все время, что веду бизнес, нужно каждому доказывать, что я не верблюд. Все же знают, что из 320 воров в з­аконе 260 были грузины. Но никто не хочет знать, что сейчас в Грузии их нет. Там закон: если вор в законе, его сажают. Но в России этого не знают, и если нормальному бизнесмену на проработку вопроса нужен час, то мне сутки. Любой чиновник сразу отмахивается: «Гоните его, з­ачем нам этот криминал?» Да, было дело, приходилось ездить на стрелки. Ну а как? Многие люди уважают только грубую физическую силу. Но нам везло, умели договариваться. Читать дальше>>
 

Евгений Чичваркин и все-все-все

Создатель компании "Евросеть", проживает в Лондоне

— Торговля – самый неблагородный процесс и самый высокоморальный из всего того, что вообще есть. Торговля в самом правильном ее сутевом смысле, я имею в виду. Это прекрасное занятие – ты тому, кому надо, отдаешь то, что ему надо, меняешь это на всеобщий эквивалент и получаешь в придачу позитив, улыбки, хотя не ты это сделал, а просто доставил. Ты становишься свидетелем того, как встретилось что-то и тот, для кого это предназначено. Это прекраснейшее занятие. Читать дальше>>
 

Сергей Колесников

Один из основателей компании «ТехноНИКОЛЬ»

— В нулевые Российская Федерация имела ряд национальных преимуществ: более дешевая электроэнергия, более дешевый газ, более дешевая рабочая сила, низкие налоги. Эти четыре преимущества мы и постарались обратить себе на пользу. И надо признать, что у нас это получилось: мы сделали качественный продукт с использованием передовых европейских технологий, но по цене ниже западных аналогов. Сегодня из всех этих преимуществ осталась только более низкая налоговая ставка. За нас играет то, что основную работу мы сделали десять лет назад, а закрепляться всегда легче, чем атаковать. Если продолжить в­оенную аналогию, то классики утверждали, что для а­таки нужен троекратный перевес, а для обороны хватит и оставшегося ресурса.

Гонения на бизнесменов нулевых годов — изгнание ­Гусинского, Березовского, арест Голдовского — воспринимались в бизнес-среде как раз как наведение элементарного порядка. Из среды убирали тех, кто хотел заниматься не столько бизнесом, сколько политикой или бизнесом на политике. Их предпринимательской среде было не жалко. Стабильный экономический рост позволял спокойно заниматься своими делами, то есть собственно бизнесом. Читать дальше>>
 

Виктор Авдеев

Генеральный директор НПО «УНИХИМТЕК»

В начале 90-х ситуация была тяжелая, и мы даже думали: «Какая отрасль умрет последней? Где самый надежный рынок?» В северной стране энергетика казалась самой живучей. Поэтому, когда мы выбирали, где использовать наши аэрокосмические технологии, мы выбрали рынок энергетики. Когда наши материалы стали ставить на станциях, эффект был таким, что о нас заговорили. Представьте, что блоки, которые отапливают полгорода, выходят из строя из-за какого-то уплотнения. Обычно их без гарантий хватало на сезон. А мы создали такие материалы, которые в качестве уплотнения работали в восемь раз дольше. И директора станций, которые всегда отвечали своим местом за срывы, оценили наши уплотнения. А когда мы сказали, что у нас есть разработки по огнезащитным материалам, нас согласились поддержать. Нашими учредителями стали четыре крупнейшие энергосистемы. Мы начали на них и с ними работать. Они объясняли, какие самые острые проблемы нужно решить с помощью наших материалов. (Сегодня эту работу называют программами инновационного развития госкорпораций). У нас было много совместных патентов. А когда пришел Чубайс, он сказал, что это непрофильный бизнес, и велел продать акции. Потом мы с ним познакомились, и я рассказал ему эту историю. «А зачем, —говорит, — вы вышли?» —«Так вы же сами сказали». — «Да? Это была ошибка». Читать дальше>>
 

См. также:

25 лет российского бизнеса. 1988–2013: кто и как создавал нашу экономику

Это наш бизнес. От редакции

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение