--

Ольга Слуцкер

Президент сетей фитнес-клубов World Class и «ФизКульт», президент «Русской фитнес группы»

Юлия Гутова поделиться:
6 июня 2013
размер текста: aaa

Во время интервью Ольга Слуцкер говорила так, будто делилась фантазиями и мечтами – очень женственно. Но потом через своего пресс-секретаря очень эмоционально настояла, чтобы исправить свою прямую речь. Суть правок состояла в том, что она заменила четкими формулировками всю женственность.

На стоянке элитного фитнес-клуба в Кунцево почти нет свободных мест. Мокрая от пота Ольга Слуцкер подбирает под себя ноги на диванчике в клубном баре, на ногах – кроссовки с яркой подошвой. Она пришла с тренировки, натянула ярко-розовую куртку и пригласила сесть поближе, рядом на диван. В 1993 году она, спортсменка-фехтовальщица, открыла первый в России фитнес-клуб.

– Чего вы хотели, когда начинали свой бизнес?

– Честно говоря, целью было сделать фитнес-клуб мирового образца. Такое место, куда бы люди приходили заниматься физкультурой, новой физкультурой и в новой России. Я не думала, что могу сделать сеть клубов. Я не знала в себе каких-то талантов бизнесвумен, я была просто спортсменка со спортивным образованием. Я хотела создать среду. Среду такую правильную, современную, гуманную. Где все друг друга уважают.

– Очень красиво звучит.

– Получилось, – улыбается.

– Все делали сами, все в первый раз?

– Слушайте, когда мы начинали, никто нас бизнесу не учил, у нас не было бизнес-образования, все первые предприниматели заканчивали советские вузы. Как вы знаете, в СССР предпринимательская деятельность вообще каралась законом. В 90-е мы были первыми капиталистами… Можно сказать... Действительно, у нас в тот момент были большие возможности себя проявить. Но, наверное, то время не требовало таких вот знаний бизнеса, знаний рынка, умения менеджировать процессы, без этого сегодня сложно что-либо создать.

– Когда вы пошли учиться?

– Когда компания выросла, когда ты руководишь не одним, а пятью клубами, на тебя работает совершенно другое количество людей, появляется другая мера ответственности. Я почувствовала, что мне надо учиться, когда бизнес вырос. И учиться приходилось, как говорится, без отрыва от производства. Это было в девяносто седьмом году. Вся моя команда постоянно проходила различное обучение. Ощутимую часть заработанных компанией денег, а я была единственным на тот момент владельцем компании, я тратила на обучение сотрудников. Мы поехали в Америку, я понимала, что ничего не знаю об индустрии фитнеса. Я прекрасно чувствую спорт, людей спорта, я достаточно креативна, но фитнеса в Советском Союзе не было, а есть большое количество знаний и навыков, которыми было необходимо овладеть. И компания стала регулярно посылать инструкторов и менеджеров в Америку и Европу на крупнейшие и самые значимые конвенции и семинары.

– Как вы там себя чувствовали в первый раз?

– Ну, это было забавно. Мы приехали в Сан-Диего на конвенцию «Айдиа» с тогдашним моими инструкторами. К середине второго дня говорю своему генеральному директору, что надо бы найти, кто здесь главный. И там какие-то люди шли в деловых костюмах, и я их спрашиваю, скажите, пожалуйста, кто здесь главный. А вот тот-то. А не подскажите, как найти, где кабинет. Ну, все доброжелательные, они нам показали. Стучусь в дверь. Здравствуйте, я такая-то, из России. Я открыла свой фитнес-клуб, я бы хотела вот познакомиться, получить вашу экспертизу. Совет. Мы ничего не знаем об индустрии, а хотели бы узнать всё: куда поехать, кого рекомендуете. Они были так рады, что мы пришли. Мы были первые русские, естественно. Я первая русская, которая пришла на этот рынок, и они схватились, совершенно бескорыстно помогали советами. Мне было очень важно, чтобы в Россию приехали самые правильные и прогрессивные презентеры и методисты для того, чтобы мои ребята смогли всему научиться. Дальше они меня познакомили с другими людьми, и пошло-пошло-поехало.

– Теперь вам уже не помогают бескорыстно?

– Ну, сейчас мир стал более жесткий. Знаете, вот эта какая-то аура романтичная вокруг Советского Союза, а потом России, она, безусловно, рассеялась. К нам относятся так же, на мой взгляд, как к гражданам других государств, нам уже никто не хочет просто так помогать. Опять-таки – вопрос снят с повестки дня. Мы все сами можем купить, сами все знаем сейчас, мы сами можем разобраться и принять то решение, которое наиболее для нас выгодно и приемлемо. Мы интересный рынок, мы растем, на нас поглядывают. Еще нет ни одного иностранного оператора у нас здесь, в России. Ну, сопряжено это с тем, что, можно сказать, единицы работают в-белую, бизнес серый, и пока он не выйдет, скажем так, из тени, иностранные большие операторы присматриваются, хотят прийти, но пока еще не готовы. Думаю, время наступит. И рынок оживится. Вы знаете, ведь только конкуренция дает возможность развиваться.

– Хотите конкурентов?

– В определенный момент нам нужно было развиваться, а не было достаточного количества обученных инструкторов, управленцев нашей индустрии, мы ее строили с нуля. Поэтому нам пришлось растить своих специалистов. Мы создали свою конвенцию. И была первоначальная задача обучать специалистов и наиболее интересных приглашать к себе. Но конвенция переросла в большое мероприятие. Мы обучили за эти годы двадцать тысяч инструкторов, это был некоммерческий проект, с которым мы не получали доход, но инвестировали свои средства в обучение профессионалов фитнеса. Благодаря конвенции World Class, на мой взгляд, сформировалась, в принципе, фитнес-индустрия в России, которая успешно развивается. Наверное, любой более-менее подготовленный профессионал в этой области в нашей стране какое-то количество раз прошел это обучение на конвенции World Class. Я горжусь, что имею к этому отношение. Это началось когда… семнадцать лет назад. И сейчас с повестки дня не снята задача обучить уже школьных учителей физкультуры современным методикам. Понимаете, в Советском Союзе этого не было – хорошей физкультуры. Это неправда, что физкультура в школах в Советском Союзе была эффективная и качественная. Звание «мастер спорта» было очень крутое звание, его сложно было получить, нужно было показывать высокий результат. Но все население страны мастерами спорта не станет, не в этом цель. Цель – привлечь как можно больше граждан к регулярным занятиям физкультурой, не ради олимпийских достижений. А чтобы это стало частью жизни, как зубы почистить, вот так же.

– Бизнес-среда растет?

– На мой взгляд, и к моему глубокому сожалению, сейчас в России бизнес-среда растет недостаточно активно. Очень мало открывается новых бизнесов, мало стартапов, непростительно мало. Даже в нашей индустрии. И это очень плохо. Очень жаль, что нет активного развития, когда открываются новые большие, маленькие, средние бизнесы.

– Русский бизнес стал циничней?

– Мне везет в том плане, что мое дело не сопряжено с полезными ископаемыми, с государственными монополиями. Наш бизнес связан с людьми. Обязательства перед потребителями, инвесторами, банками, сотрудниками заставляют команду, управляющую компанией, быть более рациональными и жесткими… Можно сказать, циничными. Но циничный – неправильное слово. Более рациональными. Романтизм конца 90-х – «а, давайте попробуем» – вот именно это ушло из нашего бизнеса. Нет права на ошибку. Перед менеджментом стоят четкие цели и задачи, которые они должны выполнять. Мне это даже нравится, что бизнес стал, может быть, менее креативным таким, фонтанирующим. Он стал более системным, сухим, и это не плохо, потому что большие системы на энтузиазме только не удержишь, нужен костяк. Я вижу друзей своих, которые начинали дело тогда, и как они изменились. Успешные бизнесмены стали добрее, на мой взгляд. Раньше была эта… дикая конкуренция, зачастую озлобленность, как волчата все росли. А сейчас матерые все, выросли уже. Люди терпимо относятся к конкурентам, к каким-то бизнес-антагонистам, нет этой оголтелости. Должен сложиться истеблишмент. Когда человек, который получил и деньги, и масштаб, уже заботится о своей репутации. Ему уже не только интересно, сколько у него там компания стоит, а ему важно, чтобы общество жило по закону.

После серии правильных слов Ольга делает паузу, чтобы подобрать новые.

– Я не знаю, поймете вы меня или нет. Вот это благополучие у нормальных людей – а большей частью нормальные люди нас окружают – оно формирует желание вокруг себя порождать тоже благополучие. Цепная реакция. А что это дает. Бизнесмены спонсируют учебные заведения, научные исследования, кто-то развивается в других благотворительных сферах. Благополучные бизнесмены, состоявшиеся в девяностые, прошедшие огонь, воду и медные трубы, некоторые будь здоров, что прошли, выжили, создали, и развили компании, и успешно ими управляют. Они, на мой взгляд, не хотят войн, не хотят бессовестной такой, бесшабашной и безответственной конкуренции. Мне кажется, люди бизнеса заинтересованы в торжестве закона, в некоррумпированной, справедливой судебной системе. Если все время делить то, что уже есть, это будет… убого. Что ж, мы не можем созидать? Не можем делать новые компании, новые бизнесы, строить новые предприятия?

– Многие ваши коллеги думают так же?

– Мои знакомые – многие. Грешат всегда на девяностые, много грешат. А вот подумайте, допустим, люди – действительно акулы большого бизнеса – оказались, допустим, в нужное время в нужном месте. Но сколько из них смогли сохранить свои компании, приумножить, развить, как много? И им теперь многое улучшить бы хотелось. Мне бы хотелось, чтобы государство уделило внимание учителям физкультуры. В конце концов, в руках этих людей здоровье наших детей на протяжении десяти лет учебы в школе. Мне бы хотелось, чтобы учителя физкультуры стали гуру здорового образа жизни, чтобы они стали значимыми учителями в школе, но для этого они сами должны измениться, больше знать, больше уметь, сами быть апологетом здорового образа жизни. Мы хотим переобучить учителей – это проект, рассчитанный не на один год. Как можно создать и обучить инструкторов по фитнесу, то же самое можно сделать и для учителей. Это необходимо, чтобы поколения росли с ценностью здорового образа жизни. Необязательно идти в World Class, и не надо много денег, чтобы купить кроссовки.

Ольга сидит близко, смотрит в глаза, но ждет недоверия. Потому что у ее клуба переполнена стоянка, а я приехала на метро. Всем видом и приятным обращением бизнесвумен показывает, что не стремится к элитарности. Наверное, это тоже о современном русском бизнесе.

В парке перед Ольгиным клубом – красивая спортплощадка для всех: турники, уличные тренажеры. Пустые – вокруг мокро, только что прошел дождь. Только вокруг турника ходит одинокий молодой человек в кроссовках.
 

См. также:

25 лет российского бизнеса

Это наш бизнес. От редакции

Капиталисты: прямая речь. «РР» публикует несколько интервью не вошедших в материал «25 лет российского бизнеса»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение