РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
«Бронский»
Режиссер: Константин Селин

«Бронский»

«Одному, чтобы пропасть без вести, нужно что-то делать, куда-то бежать. Другому – нужно просто родиться». Александр Бронский

История талантливого парня из Красноярской области. Он прожил короткую жизнь и ни разу не выехал из своего закрытого города. Он победил в конкурсе журнала «Сеанс», поступил в Мастескую Марины Разбежкиной, все были готовы ему помочь решить финансовую проблему в связи с переездом. Но потом выяснилось, что у него слабое сердце. Очень трогательное кино, где главный герой ни разу не появляется в кадре.

Надежда Боровик поделиться:
19 июля 2013
размер текста: aaa

Меня чрезвычайно удивил этот фильм, раньше я даже не представляла, что про человека, который уже ушел, можно снять такой живой фильм. Почему ты решил снять это кино, как выбрал тему? Сколько снимал по времени?

Было четыре съемочных периода по два-три дня на протяжении двух лет.

В первый раз я приехал в Зеленогорск в конце ноября 2010 года, спустя всего два месяца после смерти Саши. Это было совершенно спонтанно, я почти ничего не знал о случившемся.

В начале ноября 2010 года, во время первого учебного семестра, я вынужденно вернулся по делам из Питера в родной город Красноярск. Мой приезд пришелся на окончание семинаров в сценарной мастерской французских документалистов. Организатор этой мастерской Николай Бем рассказал мне, что к ним поступила очень хорошая заявка, но человек не смог приехать, потому что умер. Он показал мне Сашины тексты, прочитав их, я был очень впечатлен. Потому что они мне показались очень глубокими и были созвучны с моими внутренними ощущениями.

Я позвонил по номеру, который был указан в заявке. По телефону я сказал, что мне очень понравились Сашины тексты и что я хочу снять кино. Меня даже ни о чем не спросили, просто сказали, что будут меня ждать. Я оформил пропуск в Зеленогорск (это закрытый город), взял камеру и поехал, толком не осознавая, зачем я туда еду и что я буду снимать. Я почувствовал, что нужно ехать в любом случае, даже если ничего не получится. А что должно получиться, я не понимал до самой последней монтажной склейки. 

Что оказалось самым сложным во время съемок?

Самым сложным оказалось то, что снимать было нечего. Я ходил кругами по городу, пытаясь найти какие-нибудь точки соприкосновения. Огромное желание было найти тех людей, про которых он писал, постараться проникнуть в его мир, в тот мир, который он видел. Но ничего не получалось. А если и получалось, то это было что-то совершенно чуждое фильму, который я делал.

Каждый раз после съемок я был уверен, что фильм не получится. У меня набиралось достаточно хорошего материала, но он никак не подходил для фильма. Все мои представления о том, каким должен быть фильм, терялись в реальной работе над материалом.

Единственное, что меня вдохновляло, это неожиданные маленькие открытия. Когда я приехал в первый раз снимать, я попросил какой-нибудь архивный материал. Но ничего серьезного не нашлось. Через год родители Бронского прислали мне записи с камеры, которой снимал Саша. Для меня там было несколько очень важных моментов. Во-первых, Сашин голос. Раньше я его не слышал. Во-вторых, его отношение к близким людям. Он сидел с детьми своей старшей сестры, и было видно, как он на них смотрит через камеру. И, в-третьих, это его съемки неба. Он очень много снимал небо. Я смотрел эти короткие видео, слышал Сашино дыхание и видел только небо в различных состояниях: утром, вечером, днем, ночью. Эти съемки Саша делал, когда шел по определенному маршруту, по которому уже год бродил я, снимая непонятно что, а главное – небо тоже. Это наивно звучит. Но это совпадение и давало мне ощущение того, что я должен продолжать работу. Вдобавок ко всему я нашел в его архивах незаполненные документы и информацию о поступлении в СПбГУКиТ в 2010 году в ту же мастерскую документального кино, куда поступил я.

Таких ключевых моментов было много. Но главным фактором, который заставил меня сесть в конечном счете за монтаж фильма, была моя личная ответственность перед родителями Саши. Они никогда не давили на меня, что я должен закончить фильм, просто иногда робко спрашивали, получается что-нибудь или нет. И если не получится, то можно ли взять материал на память.

Я должен был в любом случае завершить работу над фильмом, принимая тот факт, что в нем будет много очень спорных моментов.

Как пришла идея дать почитать тексты жителям города?

Я выбрал ключевые эпизоды для фильма из материала, который у меня уже был. Понял, что не хватает как минимум реакции людей.

Я приехал в поселок Заозёрный. Попросил своего двоюродного деда повозить меня по городу, чтобы я отснял общие планы. Пока я снимал очередной ненужный пейзаж, мой дед с негодованием сидел в машине. Он прочитал Сашин рассказ о Заозёрном и высказал трехэтажную нецензурную тираду по поводу написанного. Тогда я понял, что необходимо дать прочитать тексты жителям города. 

Как зовут актера и почему именно он читал тексты?

Человека, который читает тексты, зовут Илларион Коньков. Он художник, работает на радио и преподает историю Санкт-Петербурга в моем университете. 

Слушая лекцию Иллариона, я заметил, что его голос отчасти напоминает Сашин, который я слышал на видео из архива. Тогда я подошел к Иллариону и попросил его прочитать Сашины тексты.

Спустя какое-то время Илларион перезвонил мне и долго делился впечатлениями. Я понял, что голос, возможно, не совсем подходящий, но этот человек прочувствовал Сашины тексты и очень заинтересовался ими. 

Илларион предложил сделать запись в его мастерской. Для меня очень важно было, чтобы он чувствовал себя более чем комфортно. Затем мы попросили ребят с университета сделать запись звука. Я не объяснял им, для чего это нужно, мне нужен был естественный вход в фильм, без наигранности.

Создавая фильм, я мысленно ориентировался на восприятие двух зрителей – тех, кто знал Сашу, и тех, кто не знал. Зритель, который не знал Сашу, мог подумать, что Илларион – это и есть Бронский. Мне этого не хотелось. Поэтому интонация, с которой Илларион читал текст, сыграла на пользу фильму – можно понять, что текст читает не тот человек, который его написал.

Что о фильме сказали Любовь Аркус и Марина Разбежкина?

Я очень благодарен Марине Александровне и Любови Юрьевне за то, что они согласились принять участие в моем фильме. Для того, чтобы узнать, что они думают о фильме, лучше всего, наверное, спросить их самих.
 

P.S. Это ссылки на некоторые тексты Александра Бронского. «Я думаю, что обязательно нужно сделать книгу, где были бы собраны тексты Бронского. Мама Саши об этом не раз говорила и готова была сделать это самостоятельно. Для этого нужно провести очень кропотливую редакторскую работу: обработать все его черновые записи, рассказы, кинотексты и т.д. Я надеюсь, что получится найти источник финансирования и людей, которые были бы согласны посвятить часть своего времени этому делу. Можно было бы сделать сайт, где были бы некоторые Сашины тексты. Но все-таки книга или сборник рассказов, где на обложке была бы надпись "Александр Бронский", была бы достойным пополнением любой книжной полки». Константин Селин

http://seance.ru/author/bronskij

http://shurik-bronsky.livejournal.com/

http://www.ijp.ru/razd/at.php?failn=00799

http://www.lik-bez.ru/authors/22080

http://www.astafiev.ru/more.php?UID=16391

http://newslab.ru/blog/286149 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение