--

Homo Photographicus

Как профессиональный инстинкт фотожурналиста – «снять, чтоб сохранить от забвения» – на глазах становится общечеловеческим

В наши дни количество фотожурналистов на земном шаре стремительно увеличивается и явно грозит в будущем сравняться с общей численностью людской популяции. Фотокамерой вооружаются и самые богатые, и самые бедные, все снимают всех, все показывают всё всем через соцсети. Снятыми оказываются самые немыслимые ситуации. Поговорим немного, о выгодах и издержках этого лавинообразного процесса, о его курьезах и его гротескности, граничащей порой с массовым безумием. Как обычно, мы просим вас начать читать этот материал, дождавшись полной загрузки страницы – фотографий на ней много, и они здесь иногда важнее текста.

Артём Чернов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

18 июля 2013
размер текста: aaa

В нас что-то сильно изменилось за последние 10 лет – во всех нас.

Ещё в первой половине 2000-х люди заряжали в свои «мыльницы» фотопленку под Новый год, щелкали пару раз застолье, потом летом на эту же пленку подснимали шашлыки на даче, потом ребенка с букетом у школы на 1 сентября и доснимали «хвост» уже на следующем новогоднем застолье. Ролик пленки нормальная семья отдавала в проявку раз в год.

Но что-то изменилось. 

 

Почти исчезли простые, ковыряющие в носу «уличные зеваки» – граждане, остановившиеся у места какого-нибудь инцидента и просто глазеющие на него. Теперь у большинства  заняты руки. Они снимают. Зачем? Если спросить, многие и не найдут рационального ответа.

«Чтоб пацаны заценили», – отмахнется от вас наиболее разговорчивый и продолжит «фоткать».

Снимают цифровыми мыльницами и мобильниками, дорогими и копеечными. Снимают арабские шейхи и детишки из трущоб Сан-Пауло, президенты и нищие.

 

 

Снимают полиция и забастовщики...

...индейцы Амазонии и китайские коммунисты,  блондинки на лужайке Белого дома и женщины, закутанные в паранжу... 

 

 

«Инстаграмят» великие кинорежиссеры, тайский спецназ, московские народные дружинники...

 

 

...российские телезвезды и афганские крестьяне.

 

Баррикады на улицах охваченных волнениями столиц ощетиниваются не винтовками, а объективами.

 

Есть уже набравшая популярность пара кадров, наглядно фиксирующая эту глобальную перемену.

Вот толпа перед собором св. Петра в Ватикане в 2005-м, когда умер папа Иоанн-Павел II и был избран новый папа Бенедикт XVI.

И вот ниже толпа на том же месте через 8 лет, в 2013-м, когда папский престол занял Франциск I.

Что снимают все эти люди на втором кадре? Что там вообще можно снять на таком расстоянии мобильником? С профессиональной точки зрения – ровно ничего. Но это все больше похоже на просто бессознательный рефлекс: оставить персональный цифровой след какого-то мгновения, показавшегося важным.

Бенедикт XVI стал первым папой в истории, который... был вынужден постоянно общаться уже не с паствой, а – со зрачками её объективов. 

 

Может, это его и подкосило? Стоя перед толпой, было не с кем встретиться глазами – все глаза устремлены в видоискатели.

Да и сами служители культа тоже не остаются в стороне от всеобщего съемочного процесса.

 

 

Линзы мыльниц, а не взгляды верующих провожают отныне в последний путь патриархов и пап.

 

Вот кадр с церемонии похорон президента Польши Леха Качинского, погибшего в авиакатастрофе в 2010-м. Катафалк плывет по улицам Варшавы.

Что можно снять в этот момент с такого расстояния мобильником, да ещё не глядя на экран? Фрагмент двери автомобиля? Блик на стекле? Таких же фотографов в толпе напротив? Похоже, что вскинуть руку с фотоустройством уже становиться для нас просто жестом, подчеркивающим важность происходящего, наше волнение или уважение.

 «Это такой момент! Как можно его не снять?» – во всех владельцах мобильников проснулся и зажил полной жизнью фотожурналист.

Ещё недавно именно фоторепортерской профессиональной обязанностью было запечатлеть на фотодокумент и тем самым сохранить от забвения ключевые моменты жизни социума. Похоже, теперь ответственность за это стали чувствовать мы все? 

 

Обама, говорят, один из лучших ораторов нашей эпохи. Но эпоха такова, что нет уверенности, слышит ли аудитория оратора. Аудитория следит за рамкой кадра и фокусом, а потом сразу твиттит, инстаграмит, фейсбучит.... 

...И потом опять снимает. 

Искусство взаимодействия со снимающей вас толпой, искусство позирования своим однопартийцам, фанатам, поклонникам – вот то, что все острее требуется современной публичной персоне. Важно, какой образ унесут они после встречи с вами – нет, не в своих сердцах. Для начала – в своих мобильниках.

 

Если вы знаменитость, а тем более – президент, вас не обязательно слушают, но вас точно повсеместно и тотально снимают.

Вами потом делятся с френдами.

Армия США рада возможности поснимать Президента США.

 

И полиция. И сенаторы. И домохозяйки. И студенты.

И школьники, и их родители...

 

...И высшая элита страны, уже дважды собиравшаяся на инаугурационный президентский бал, поголовно вооружась самыми дорогими смартфонами мира.

По-моему, одна из самых гротескных картинок 2013 года – это море синих экранчиков вокруг единственной танцующей на балу пары. Похоже на массовую одержимость. Это же принципиально новый феномен – снимающая толпа.

 

Люди жаждут снимать все, что кажется им примечательным, чем можно поделиться потом с теми, кого рядом не оказалось. Это тотальная фотожурналистика. 

 

Разбуженный в каждом внутренний фоторепортер не дает расслабиться: «Если к вам в окно лезет медведь – фоткайте его, это удача!» – шепчет он.

 

Если у вас умер слон – сделайте его фото на память.

 

Если вы только что убили волка всем взводом – не теряйте времени, щелкнитесь!

 

Если вас запихнули в автозак – не истерите, не теряйтесь, вы счастливчик, тщательно снимайте все, что происходит дальше.

 

И пусть вам завидуют фотожурналюги-профи, которых в автозак не берут. У вас эксклюзив!

 

Если у вас в соседнем дворе ловят террориста и все мировые телеканалы ведут оттуда прямую трансляцию, немедленно бегите туда со своим айфоном. Это будет только вашим кадром, только для ваших детей и внуков!

 

Если вы избиваете охрану президентского дворца, взятого вами штурмом, не забудьте пофоткаться все вместе, прежде чем начать растаскивать имущество вашего бывшего властителя.

 

Подожгли автомобиль – снимайте!

 

Пришли на могилу друга – доставайте мобильник!

 

Оказались с Жераром Депардье в одной царской ложе – да вы будете просто конченый лох, если не зафоткаете его со вспыхой в упор!

 

Стоите у бортика олимпийской трассы – снимайте себя, не отвлекайтесь на спортсменов!

 

А если вам все же почему-то интересны спортсмены – снимайте их сами, не доверяйте это профессионалам, ТВ-каналам и даже соседям по трибуне! 

 

Если вы сами спортсмен, снимайте все, что с вами происходит, с самого начала вашей карьеры...

...и до её олимпийской вершины.

 

К вам на этаж снаружи по стене лезет человек – сначала разнообразно сфотографируйте его.  Потом разберетесь, что ему нужно.

 

Остались в тишине пустынной аллеи наедине с собой – немедленно начинайте снимать все вокруг, иначе придется слушать свой собственный внутренний голос, а к этому не каждый готов. 

 

Если вас накрывает гигантской волной – снимайте это!

 

Когда вода схлынет, будет что вспомнить.

 

Если при вас распинают Христа – сразу доставайте мобильник!

 

Если ваша вера требует прятать лицо и глаза – не прячьте фотокамеру!

 

Вообще, если вы стали свидетелем чего-то важного или оказались рядом с кем-то значительным, не тратьте время на разглядывание – глаза и память ненадежны. Задействуйте ваше фотоустройство.

 

Позже, дома, в спокойной обстановке сможете смаковать все подробности и детали. Если, конечно, сможете сделать резкую «фотку».

Одно из самых ярких свидетельств перемен, произошедших в человеческих реакциях – поведение пассажиров при авариях в авиации.

50, 40, 30 и даже 20 лет назад людей, выживших в авиакатастрофе, накрывал шок, ступор, истерика, кто-то начинал молиться, кто-то – падал без чувств... 15 или даже 10 лет назад, когда мобильники уже вошли в обиход, но ещё не умели делать фото, люди начинали срочно звонить родным, чтобы сообщить, что живы...

Но вот в 2010-м в Домодедово аварийно садится Ту-154. 

Его фюзеляж разваливается на куски, двое погибших, есть раненные. Но все, кто смог сам выйти из самолета, достают мобильники и прежде всего остального – подробно снимают обломки.

Профессиональных фоторепортеров не пускают к месту инцидента, и поэтому буквально через час после аварии на все мировые новостные ленты выплескиваются кадры с самого продвинутого из мобильников, оказавшихся у пассажира на борту. Репортеры из информагентств просто выкупили их у него.

Хорошо видно, что снимал там не один человек, а чуть ли не все присутствовавшие. Шок, истерики и обмороки – потом. Сначала нужно снять. 

Вот другой инцидент. В полете на борту «Боинга» внезапно почему-то образуется дыра. Сквозная дыра прямо наружу. Пассажиры нашей эпохи к этому готовы – вот один из кадров, сделанных ими:

Чем будем дышать и долго ли дышать осталось – вопрос второй. Сначала надо сфоткать эту удивительную дыру.

За всю историю космических челноков только один человек смог снять старт шаттла из-за облачного слоя – и это сделала на свой айфон сонная пассажирка регулярного авиарейса, которую разбудило сообщение экипажа об интересном зрелище за иллюминатором.

 

Мы нашли замену собственным глазам.

 

Мы теперь не разглядываем то, что нас удивляет. Мы просто снимаем это. Чтоб потом рассмотреть самим и чтоб разглядывали другие.

Раньше так вели себя профессиональные фоторепортеры. Теперь так делают миллионы, если уже не миллиарды.

В 2007-м году на всемирном конкурсе World Press Photo победил Спенсер Платт с кадром, на котором бейрутская золотая молодежь в красивом кабриолете приехала на руины пофоткать последствия ночной израильской бомардировки. 

Тогда много было голосов его коллег о том, что кадр никакой, а что такого важного тут снято? Через всего 6 лет ясно, что перед нами – свидетельсво поворотного момента не только в фотожурналистике, но и в человеческой эволюции. Жюри WPP сумело это понять и отметить человека, первым зафиксировавшего момент, когда мы стали «Хомо снимающими». 

В одном из новейших фильмов отец-ретроград говорит сыну: «Ты должен научиться запоминать всё без мобильного телефона!»

Фотографируя, человек отстраняется от опасной реальности, заключает её в рамку, за стекло видоискателя.

Возможно, это одна из причин идущей цепной реакции: съемка – возможность эмоционально не подключаться к происходящему, загородиться фотоаппаратом, подчеркнуть, что ты сторонний зритель. Многим так легче жить.

Но главная причина, конечно, в разбуженном в нас стремлении ежедневно делиться увиденным и просто заявлять о себе. Соцсети сделали это возможным и необходимым.

Фотография на наших глазах стала тотальным языком общения огромных масс людей, прямым способом передачи своих впечатлений и эмоций, свободным от вербальных ограничений.

 

Картинка не требует перевода. Если ей нужна короткая подпись, её переведет Google. Сама фотография «читается» за 3 секунды – почти дискретно. По скорости потребления информации пользователем она оставляет позади и текст, и видео, и аудиозаписи.

«Картинка рулит». «Папарацци» – слово, рожденное полвека назад, прочно вошло в лексикон широких масс лишь за последние семь лет и в массовом сознании изменило свой смысл: для большинства это не фотоохотник за «звездами», а просто человек с включенным «внутренним фоторепортером».

Снятыми теперь оказываются вещи, ранее немыслимые – вплоть до падающих крупных метеоритов, природных, авиа-, морских и автомобильных катастроф, терактов и всего прочего, щекочущего нервы. 

Молодые люди с не до конца подавленными садистскими склонностями организуются через соцсети группы и, прикрываясь кое-как придуманным как-бы-социально-полезным мотивом, наслаждаясь унижением людей, выбранными во враги, заполняют свои аккаунты кадрами подобного содержания.

 .

«Фото- и видео-любители» из Талибана и аналогичных организаций очень полюбили нынче снимать и выкладывать в сеть казни людей...

Смерть Каддафи произошла практически перед десятком «любительских» объективов, да и смерть Саддама снял какой-то «непрофессионал».

Массовая аудитория увидела во всех подробностях события, которых не могла видеть никогда раньше.

Это сильно занимает её воображение.

К арсеналу снимающих гаджетов прибавились недавно автомобильные видеорегистраторы. Скоро Google Glass завершит всеобщее съемочное вооружение. И тогда каждый шаг каждого человека будет с гарантией кем-то снят, по крайней мере в публичном пространстве.

Кто-то готов к этому, кто-то нет, но проблему нарушения приватности жизни и смерти уступим обсуждать  другим.

Я-то здесь хотел написать о возможностях, которые, видимо, нам теперь предстоит для себя переоткрыть.

Возлагая на каждого обладателя мобильника миссию документировать события нашего времени, разбудив в каждом внутреннего фотокорра, мы получаем результат, который часто выглядит вот так:

 

Это новейшие из «кадров, которые впечатлили мир», четыре примера из многих (слева направо, построчно): челябинский болид, снятый видеорегистратором, высадка пассажиров с опрокидывающейся «Коста-Конкродии», снятая в темноте в ИК-диапазоне, потоп на станции метро в Нью-Джерси во время урагана «Сэнди» – съемка камеры наблюдения и, наконец, катастрофа Ту-204 во «Внуково» – съемка очевидца.

Дело даже не в низком техническом качестве этих кадров – ещё через пару лет прогресса у нас на всех столбах будут висеть миниатюрные HD-камеры, в этом нет сомнений. Каждую трещинку будет видно.

Но дело в том, что мы стремительно привыкаем впечатляться кадрами-фиксациями. И не важно, сделаны они камерой-роботом или живым очевидцем с мобилой, подстрекаемым «внутренним репортером». Принцип достижения результата у них один: «Что-то случилось, я сразу снял, вот, зацените». Щелчок, сделанный по рефлексу. Механически.

Мы привыкаем получать верхний слой события. Нам этого как бы достаточно. Сколько человек село в шлюпку. Как расположены обломки. В каком доме выбило стекла. Мы привыкаем не требовать большего от «фото очевидца». И от самих себя, когда достаем свой фото-гаджет.

Как бы нам не забыть, репортажный кадр премиум-класса – это не один лишь рефлекс?

Ещё и визуальная выразительность, точность построения.

 

 

 

И скорость реакции на происходящее.

И неожиданность решения.

 

И мгновенный выбор детали, ракурса, точки, крупности.

И сложное техническое решение.

И способность мгновенно сложить образ события из нескольких его ключевых элементов, то есть получить что-то принципиально большее, чем просто их сумму:

 

 

 

И талант сопереживания человеку в кадре. Мне кажется, эти фотографии невозможно сделать без того, чтобы на несколько мгновений не стать со своим героем единым целым, не прожить самому в его шкуре несколько непростых секунд. Для того, чтобы потом, глядя на кадр, эти секунды смог прожить зритель, на следующий день или полвека спустя.

 

 

 

Это точнейшая работа, которую нам было бы здорово по-прежнему ждать, требовать от современных СМИ и достойно оплачивать и в новую эру. Мне кажется, наш мир гораздо интереснее, когда мы видим его не только через объектив робота-видеорегистратора или мобильника «случайного очевидца», но и тысячью других способов, которые известны профессионалам, ведь так?

 

ВНИМАНИЕ! Перепубликация этого материала или его фрагментов на других web-ресурсах без официального прямого разрешения редакции РР-Онлайн запрещена. Наличие ссылки на оригинал при перепубликации на вашем сайте всего материала или его значительной части - не является оправданием нарушения данного запрета.

Все права на фотографии, размещенные на этой странице, принадлежат их авторам и агентствам-правообладателям, защищены законами Российской Федерации и международным правом и не допускают размещения этих кадров на других web-ресурсах без прямого согласия правообладателей. Каждое нарушение авторских прав может повлечь за собой преследование в судебном порядке.


См.также:

Игорь Гаврилов. 40 лет в 52 кадрах. РР-Онлайн представляет портфолио прославленного советского и российского фотожурналиста Игоря Гаврилова, снимавшего для "Огонька", американского TIME, немецкого FOCUS, более 40 лет посвятившего своей непростой профессии.

Дежавю фоторедактора. О кадрах-бумерангах, возвращающихся каждый год. Часть 1 и Часть 2.

Просто чувствуйте! Как работал последний "индепендент" современной российской фотографии.

Гёксин Сипахиоглу: «Хорошая фотография — это опубликованная фотография». Памяти «парижского турка», одного из создателей новой европейской фотожурналистики 70-х.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google sv.kononov@gmail.com 18 октября 2013
Google bereznikerandrey@gmail.com 25 июля 2013
Самое странное что окружающие требуют именно этого, мобильного контента. Еще с зари эры массового фотографирования я зарекся фотографировать все окружающее себя. После пары поездок за границу в отпуск и возвращения оттуда без фото на фоне памятников и фото самих памятников и пейзажей слышал множество возмущенных возгласов как то "как скучно ты отдыхал, где же фото?...". Зато тысячи фото других друзей в тапках с бутылкой на фоне моря с закрытыми глазами и обгоревшими вызывают полнейший восторг окружающих. Утрирую, конечно, но суть не меняется.
Чернов Артем 25 июля 2013
bereznikerandrey@gmail.com: так ведь ничего в этом стыдного на самом деле нет, на мой взгляд, это как дневник для рядового человека. дневник вели миллионы людей много столетий. теперь это можно делать в новой форме. это нормально, нет?
я в предыдущем комменте уже написал, что считаю на самом деле важным во всем этом.
а запрещать себе или другим снимать - не стоит, мне кажется.
Google victor-dmitriev@x1.ru 25 июля 2013
"Не стоит считать аудиторию тупой" и верно, и неверно. Если снимать только для понимающих, можно остаться непонятым почти всеми. Каждый снимает для "своих", а потом у немногих "в своих" оказывается весь мир. Съёмка в тысячу мыльниц становится голограммой, которую нужно уметь проявить...
Таки полезное направление статьи, спасибо...
Чернов Артем 25 июля 2013
victor-dmitriev@x1.ru: ни на секунду не имел в виду какие-то санкции или осуждение "съемки на тысячи мылниц". это объективный процесс, очень интересный и необратимый. я только за то, чтобы максимально широкая аудитория была знакома со всем спектром возможностей фотографии в новостях, в СМИ и вообще в онлайне. а там каждый выберет себе подходящее по уровню.

я против того, чтобы длилась ситуация, когда я показываю отличные кадры людям, а они говорят "Вау! Мы такого никогда нигде не видели!"

Пусть у всех будет возможность видеть фотожурналистику "премиум-класса" (этот термин мне тут подсказали друзья из бизнеса). Должно быть как с дорогой выпивкой: в супермаркете есть на полках всё, а дальше каждый сам решает, брать ему 18-летний "Гленливет" или "Путинку".

Google cupcake919191@gmail.com 23 июля 2013
Меня не расстраивает массовое увлечение "репортажем", меня расстраивает попадание этих снимков в СМИ...количество в ущерб качеству.
anisimov andrey 22 июля 2013
Отличная статья!...и я не ищу в ней правду или объективность! Я откидываю в сторону вопросы типа "правильно ли статья предсказывает завтрашний день?" или "полностью ли она соответствует всему, что вокруг происходит?"....важно что я прочитал сформулированное отношение к тому, что происходит и совпадает оно с моим или нет не так и важно.Главное, что такие статьи помогают мне согласится или нет по волнующему вопросу и в результате лучше разобраться со своими впечатлениями по теме, а так же важен образ который усиливает впечатление от иформации.
Когда подрастет мой сын я, конечно буду рассказывать ему свои мысли о процессах вокруг....однако, я обязательно сохраню этот материал и в нужный момент дам ему почитать/посмотреть его. Пусть переварит его и начнет вырабатывать свои суждения. Вполне возможно что, прочитав, он начнет анализировать явление, которого он, может быть, не замечал или не знал как относится к нему...и он начнет думать о нем и сделает свои выводы. Вот в этом и есть смысл всяческой нетленки. Считаю материал вполне объективным и образно сильным.
Мне приятно было почитать.Спасибо большое!
Чернов Артем 22 июля 2013
anisimov andrey: я безусловно заострил кое-что.
именно с этой целью: обратить внимание на явление и пригласить думать. спасибо за отзыв
Ф Валентин 20 июля 2013
Смешной ролик на тему:
Ф Валентин 20 июля 2013
Попробую еще раз вставить ссылку на ролик.
А то как-то слишком печально.

youtube.com/watch?v=xSSDeesUUsU
Чернов Артем 20 июля 2013
Ф Валентин: круто, но мой английский не настолько хорош :(
а перевод где-нибудь есть?
Ф Валентин 20 июля 2013
Артём, спасибо за замечательную подборку снимков и интересные выводы.

Однако мне кажется вы немного не договорили :)
На мой взгляд, описанное вами явление — результат долгого процесса по виртуализации реальности вокруг нас.

Когда-то жизнь человека протекала совершенно однообразно, и первый поход, скажем, в оперу, мог человека совершенно свести с ума. Дети, ожидая, пока их запустят в зал к рождественской ёлке, буквально умирали от волнения. Любое впечатление, выходящее за рамки привычного, поражало людей.

Поэтому неудивительно, что журналистская фотография, в середине века впервые показавшая массовой публике экзотические страны, невероятные события, ужасающие жестокости, существующие где-то там, за горизонтом привычной жизни, — могла произвести огромное впечатление. Фотокоры чувствовали, что своей работой они могут действительно изменить общественное мнение и побороть то зло, которому они стали свидетелем.

Однако человек ко всему привыкает. Привыкли и к фтографии, и к хронике. Пресытились эффектным кино и играми. И вот теперь, когда происходит чрезвычайная ситуация, она уже не может никого удивить. Наверное, самым заметным проявлением этого эффекта стала первоначальная реакция многих американцев на 9/11: им казалось, это какой-то фильм. И не случайно — ведь они уже видели подобные сцены много раз в кино и привыкли воспринимать их спокойно.

Следующий шаг, который был, безусловно, неизбежен — невозмутимость не только при созерцании снимков, но и при непосредственном свидетельстве события. Всё это уже было испытано и пережито. На таком фоне, на первый план выходит не само событие, а его историческая значимость, и собственная причастность к этой значимости. Нет ничего удивительного в Обаме, который говорит перед вами речь: важно, что я был здесь. Но это будет правдой только в случае фиксации.
Поэтому на фиксацию променивается всё, даже непосредственные впечатления. Лучше пропустить салют, но заснять его — для презентации в своем журнале или инстаграме, для показа друзьям. Любопытно, что сами люди эти снимки особенно не рассматривают: это уже не нужно. Снимок — это доказательство причастности, и этим он вполне исчепывается.

Не очень понятно, куда всё это двигается, хорошо это или плохо. Мне кажется, что человек может полностью раскрыть себя только в том случае, если он способен созерцать, прислушиваться к себе, быть один; а потребность в занятии своего времени социальными поглаживаниями возникает из-за невыносимости ощущения собственной пустоты.

Но может быть, я ошибаюсь?
Чернов Артем 20 июля 2013
Ф Валентин: может, вы и ошибаетесь в чем-то, не знаю, но мои впечатления полностью совпадают с вашими.
Google obzerfer@gmail.com 19 июля 2013
Всё абсолютно не так.

Не нужно сваливать всё в кучу.

"Образцовый" кадр 2011 года Riot Breaks Out After Game In Vancouver снят стрингером и опубликован на Getty Images.

На минуточку - это ли не снять на мыльницу и опубликовать на "Народе"?

"Репортажный кадр премиум-класса"?
Да ну вас! Так получилось: в нужном месте в нужный момент. Удачное стечение обстоятельств, не более.

К сожалению, это статья - стон аутсайдера. Хочешь быть "на волне", в нужном месте, в нужный момент - будь там. Но если тебя там не окажется, победит "мыльница". Техническое поражение 10:1 ввиду отсутствия соперника.
Чернов Артем 20 июля 2013
obzerfer@gmail.com: мне кажется, вы не поняли, о чем я :)
Чернов Артем 19 июля 2013
я вообще-то не вижу у себя пессимистических выводов :)
все будет круто, да и сейчас неплохо: тренд-то позитивный у хорошей фотожурналистики. в 2006-м было гораздо хреновей
Google lomteff@gmail.com 19 июля 2013
Автор несомненно молодец, статья - правильная, пессимистический вывод - здравый. Однако, остался без ответа главный вопрос - сколько еще должно пройти времени и что наконец должно стрястить, чтобы главредов и бильдов наконец-то затошнило от говнофоток? Идея "что угодно мутное, невнятное, лишь бы с места события" себя уже исчерпала, поскольку в инстаграмме, твиттере, фейсбучике и прочих интернетиках такого новостного псевдорепортажа - тонны. Так зачем это барахло еще и ставить на полосу? Почему все шире распространяется мнение о том что незачем посылать фотокора, раз "фотки" все равно можно взять в интернете? Спрос рождает предложение и чем больше СМИ будут всерьез интересоваться "фотками" Homo Photographicus, тем меньше будет оставаться места для профессиональной фотожурналистики.
Google troninaalena@gmail.com 19 июля 2013
Спасибо за интересный текст и замечательную фотоподборку. Только вот пессимизм к конце не порадовал. По-моему, распространение "кадров-фиксаций" - такая же закономерность, как и распространение коротких фактологических новостей в журналистике. Людям важно узнавать о событиях мгновенно, быстрые новости не требуют художественной подачи. Хороший фоторепортаж, как и репортажный текст, требует более глубокого подхода, наличия профессионализма и опыта журналиста, а также более вдумчивого прочтения читателем. Оба варианта подачи информации - быстрая журналистика факта и авторская подача - прекрасно сосуществуют уже много лет. Что касается постоянного желания запечатлеть кадр со стороны простого обывателя, здесь все просто - каждый хочет а) похвастаться в соцсетях присутствием, б)иметь возможность спустя годы вспомнить "как это было" своими глазами. А ни один, даже самый лучший репортаж о событии не покажет это так, как это видел ты.
Google fetis26@gmail.com 19 июля 2013
какая отличная статья!
Google samus@tut.by 19 июля 2013
Спасибо за взгляд. Мне очень понравился ход мысли и констатация факта, но я не удовлетворен выводами. Отражение подачи информации через поверхность - это как раз то, что воспринимается впитывающим большинством наиболее естественно. Поэтому большинство кадров сегодня не только делаются массами, но и потребляются ими же. Ожидать массовой оценки техники, оригинальности, художественных способностей - на мой взгляд иллюзия и утопия, потому как массы на адекватную оценку профессиональных качеств фотографа просто неспособны. Вывод - сложная подача действительности очень сильно сужает целевую аудиторию. Это сегодняшний факт. С одной стороны - это грустно, так как масштабность потребления качественного фотографического продукта могла бы питать мир философией и изменять его к лучшему. Но, с другой стороны, - качественный продукт оценят именно те, кто на это способен. И сам факт того, что такие на планете Земля еще остались - уже сильный стимул для профессионала искать выходы и бороться именно за эту аудиторию. Не надо объяснять, почему профессиональные фотографии не котируются у тех, кому это не надо. И не надо ждать изменений в этом. Надо "просто" донести их до СВОЕГО зрителя.
Чернов Артем 19 июля 2013
samus@tut.by: мне кажется, не стоит считать аудиторию тупой.
она разная.
можно не ориентироваться на тупейшую из её частей, лучше бы - на ту, что поумнее.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение