--

Одна маленькая, но гордая птичка

За что Европа преследует Венгрию

Венгрия стремительно превращается в европейского изгоя. Европарламент проголосовал за то, чтобы вынести стране строгое предупреждение за конституционные реформы, которые, по мнению депутатов, идут вразрез с европейскими демократическими ценностями. Следующим шагом может стать лишение права голоса в Евросоюзе, а в кулуарах поговаривают уже о финансовых санкциях и даже о приостановлении участия в единой Европе. «РР» разбирался, чем Венгрия так не угодила «большой Европе».

Дмитрий Карцев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

16 июля 2013, №28 (306)
размер текста: aaa

— Сорок лет мы жили за «железным занавесом», хватит с нас иноземной диктатуры! — официальное заявление венгерского парламента по поводу решения евродепутатов не отличается сдержанностью. — Своими действиями Европарламент грубо попирает базовые европейские ценности и ставит Союз в крайне опасное положение.

Две трети членов венгерского парламента на стороне действующего премьера страны Виктора Орбана, с именем которого и связаны перемены, вызвавшие бурю возмущения в других странах Европы. Не поддержали резолюцию только немногочисленные левые оппозиционеры. Но даже они предостерегли от вмешательства во внутренние дела Венгрии, со вздохом признав, что, вообще говоря, менторский тон «большой Европы» только увеличивает популярность Орбана внутри страны.

В ключевых центрах европейской власти — в Берлине, Париже, Страсбурге, Брюсселе — о­задачены и мрачны. Венгерский прецедент свидетельствует о том, что в условиях непрекращающегося экономического кризиса правительства малых стран вполне могут начать решать проблемы по своему разумению, не спрашивая совета у европейских бонз. Такого удара единство Е­вропы, которое и так сотрясается чуть ли не после каждой новости из кризисной Греции, может и не выдержать.


Из Кеннеди в Гитлеры

А ведь как красиво, даже романтично все начиналось! Год 1989-й. Вчерашний студент-юрист Виктор Орбан на многотысячном м­итинге выступает с требованием провести свободные выборы и вывести советские войска. Год 1998-й. 35-летний Орбан становится самым молодым премьером в современной Венгрии. Л­юбимец Запада, он делает все для евроинтеграции и вступления страны в НАТО, его называют политическим вундеркиндом и сравнивают с Джоном Кеннеди.

Год 2010-й. После восьмилет­него правления социалистов, з­акончившегося обрушением венгерской экономики вследствие мирового кризиса, партия Орбана одерживает сокрушительную победу и вместе с союзниками — христианскими демократами — п­олучает две трети мест в Н­ациональном собрании.

«Ну, слава богу, — облегченно вздыхают в главных европейских столицах, — сейчас Орбан проведет серию непопулярных, но необходимых реформ — и одной головной болью будет меньше». Не тут-то было.

Суть конституционной реформы Орбана сводится к довольно резкому ограничению полномочий Конституционного суда. О­тныне он лишен права блокировать поправки в Конституцию страны по содержательным основаниям — только если не соблюдена процедура. Более того, не подлежит рассмотрению закон, принятый двумя третями от числа народных и­збранников — ровно столько сейчас контролирует премьер.

Среди прочих инициатив Орбана запрет на политическую рекламу в частных СМИ; конституционный запрет коммунистической идеологии; право судов о­бщей юрисдикции вмешиваться в церковные вопросы; обязанность студентов, обучающихся на бюджетных местах, проработать несколько лет после окончания вуза на территории Венгрии; наделение местных властей правом штрафовать и даже заключать под стражу бездомных, которые обитают в публичных местах; законодательное закрепление п­онимания семьи как союза мужчины и женщины.

Запад обрушил на правительство Орбана вал критики: нарушение принципа разделения властей, узурпация власти, ограничение свободы вероисповедания и печати, социальная дискриминация и ущемление прав меньшинств. А ведь из уст премьера то и дело звучат изрядно пугающие соседние страны, в которых имеется значительное венгерское меньшинство, намеки на то, что хорошо бы всем венграм жить в одной стране. Тут уже не с Кеннеди — с Гитлером стали сравнивать.


Чем дольше продолжается кризис, тем сильнее будет запрос именно на такую твердую руку с популистским уклоном


Венгрия храбрится и сдаваться не собирается. На претензии н­емецкого министра иностранных дел Гидо Вестервелле проправительственная печать ответила сальными шуточками в том духе, что не стоит путать личные сложности с межгосударственными отношениями: Вестервелле  — открытый гей.

— Со времен падения коммунизма никто извне не смел диктовать Венгрии свою волю. И больше не посмеет, — отрезал премьер. И попутно обвинил евродепутатов в защите интересов международной олигархии: о­дна из главных претензий к Орбану со стороны бизнеса — административное снижение цен на энергоносители, которое больно ударило по интересам иностранных компаний.


Венгерский пример заразителен

Некоторые венгерские журналисты убеждены, что объяснение нынешнему курсу Орбана следует искать в его первом сроке, к­огда он честно прислушивался к иностранным советчикам и через четыре года был вынужден бесславно покинуть премьерский пост. К тому же правительство социалистов, поставившее страну на грань банкротства, тоже о­тнюдь не пренебрегало советами из «большой Европы».

Сермяжная правда в стремлении Орбана править самостоятельно есть. За три года его правительству удалось снизить дефицит бюджета с 4,3 до 1,9% ВВП, госдолг — с 82 до 79% (в соответствии с новой Конституцией он не должен превышать 50%), не быстрыми темпами, но растет экономика. Но есть и другая сторона: безработица в Венгрии по-прежнему на несколько пунктов выше, чем в среднем по Европе, а стремительное сокращение иностранных инвестиций (в первом квартале нынешнего года на 8,7%) чревато тяжелыми последствиями для венгерской промышленной инфраструктуры — собственных средств венгерского бюджета на ее обслуживание не хватит.

Все это не прибавляет правительству Орбана популярности. И именно поэтому, считают его противники, оно издает популистские законы, одновременно расширяя собственные полномочия — чтобы уже на ближайших выборах на полную мощь применить административный ресурс.

А «большую Европу» пугает то, что пример Будапешта может оказаться заразительным. Во время нынешнего кризиса стало особенно очевидно, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, чем и занялась Венгрия. Многие западные аналитики п­олагают, что подлинную тревогу у Европы вызвали не экзотические законодательные инициативы Орбана, а сама возможность того, что одна сила сможет взять под полный контроль политическую жизнь какой-либо европейской страны.

Между тем, чем дольше п­родолжается кризис, тем сильнее будет запрос именно на такую твердую руку с популистским уклоном. Как вести себя с такими режимами, в главных европейских столицах явно не знают.

В конце лета должно состояться специальное заседание Еврокомиссии, на котором будет обсуждаться вопрос о том, что делать со странами, признанными «недемократическими». Сейчас речь уже идет о финансовых санкциях, радикалы предлагают подумать даже над замораживанием членства.

Между тем в самих неблагополучных странах такие угрозы м­огут дать обратный эффект, п­редоставив лишние козыри тем силам, которые убеждают избирателей в том, что Евросоюз устраивает только «демократия для демократов», то есть для партий, получивших благословение из Берлина, Парижа и Брюсселя. Европа в цугцванге.


См. также:

Длиннохвостые поденки

Вергрия плывет

Дом террора

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение