--

Столкнулся с «Кремлем»

О судьбе фрегата «Олег» и работе подводных археологов

«РР-Онлайн» публикует несколько кадров фотографа Виктора Лягушкина, сделанных во время подводных археологических работ на фрегате, недавно попавшем в заголовки новостей, и на других судах, затонувших в этом районе на Балтике в прошлые века. Текст подготовлен Богданой Ващенко.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

19 июля 2013
размер текста: aaa

Историческая справка

Фрегат «Олег»

Спущен на воду 4 июля 1860 г. Затонул 3 августа 1869 года в результате столкновения с броненосной батареей «Кремль», между островами Гогланд и Соммерс.

Деревянный парусно-винтовой фрегат, флагманский корабль императора Александра II.

Последний сохранившийся корабль своего типа. Корпус стоит на ровном киле с незначительным креном на правый борт на глубине 56 метров.

Вершина деревянного кораблестроительства – пять палуб, длина корпуса – более 90 м. Двухлопастный гребной винт диаметром 5,8 м был расположен в вертикальной раме, скользящей по пазам в вырезе кормы. При движении под парусами винт, отсоединенный от гребного вала, втягивался в колодец, устроенный в кормовом подзоре.

Такие фрегаты просуществовали недолго – всего лет 20, а затем им на смену пришли металлические паровые суда. На этом эпоха дерева в военном судостроительстве закончилась.

Корабль назван в честь князя Олега, того самого Вещего Олега, которого сгубили самодурство и склонность к позерству.

Ирония судьбы, но это же погубило и фрегат. В честь приезда императора Александра был устроен парад, на котором военные корабли должны были выполнить ряд сложных маневров. Кому-то из организаторов парада показалось, что будет очень здорово, если все будут идти строем в ряд, а затем повернут на 90 градусов и перестроятся в цепочку. Маневр – абсолютно бессмысленный с точки зрения военно-морского искусства.

Броненосная батарея «Кремль» не смогла повернуть вовремя, командир запаниковал (еще бы, опозориться на глазах у императора), попытался вклиниться в общий строй и ударил острым тараном фрегат «Олег» в борт около машинного отделения. Вторым неверным решением капитана батареи было скомандовать «полный назад» – в открытую брешь в борту «Олега» хлынула вода, и он, лишенный поддержки, затонул менее чем за 15 минут. Надо отдать должное капитану «Олега» – почти никто из команды не погиб. В числе тех, кто остался на тонущем судне, – молодой офицер, стоявший на часах у корабельного сейфа. По всей видимости, он понимал, что происходит, но не посмел покинуть пост без приказа.

Император, несмотря ни на что, пребывал в благодушном настроении, и никто не был наказан. Были планы по подъему фрегата, и даже разработан проект подъема с использованием военных судов в качестве понтонов, но все закончилось ничем. Мачты были настолько высокими, что торчали из воды и представляли опасность для проходящих судов, поэтому были взорваны.

 

О работе археологов под водой

На подводных фотографиях в этой подборке археологи Роман Прохоров, Игорь и Иван Галайда. Им приходится выполнять под водой разнообразную и порой сложную работу. Сбор и подъем артефактов, техническая фото- и видеосьемка объектов, обмер и зарисовка схемы объекта.

Фрегат «Олег» идентифицирован, некоторая часть артефактов была поднята для музея, остальное осталось в воде. Конечно, предметы в море медленно разрушаются, но на суше без специальной обработки они могут истлеть за считанные дни, поэтому без необходимости ничего лишнего со дна не поднимают. Там  почти все сохранилось, как было в 1869 году, все предметы быта. А поскольку корабль был императорским флагманом, то и быт моряков был на высоте, даже у простых матросов были серебряные столовые приборы.

От идеи поднять фрегат целиком отказались, так как это слишком сложная, дорогостоящая и трудоемкая операция. Дерево за столетия пропиталось водой, и законсервировать такой огромный объект практически невозможно, а без этого он рассыплется в труху.

Поэтому было решено создать макет-музей и разместить в нем настоящие артефакты. Их довольно много, так как команда не успела ничего забрать, все осталось внутри. Сейчас корабль покрыт илом и опутан рыбацкими сетями. Чугунные пушки покрылись шубой ржавчины, непосвященному человеку трудно узнать в них орудие. Вот латунные буквы на корме хорошо видны.

Спуск к судну для работы – весьма сложная операция. Условия погружений на Балтике более чем суровые – холодная вода, плохая видимость. А в случае с «Олегом» еще и приличная глубина. Это значит, что погружения возможны только декомпрессионные, с использованием дорогостоящих газовых смесей. При всплытии водолаз не может сразу подняться на поверхность, а должен по пути наверх делать остановки на определенных глубинах и определенной длительности. Иначе – кессонная болезнь, у которой очень неприятные проявления, среди которых паралич и смерть. 

Никого, кроме археологов, там не бывает, объект имеет особую историческую и культурную ценность, и любительские погружения на него запрещены.

Если судить по сообщениям в прессе, то может создаться впечатление, что подводные археологи каждый день пьют старинное шампанское и то и дело находят клады и сокровища. Увы. Тем, кому приходится нырять в холодные воды Балтики, не позавидуешь. Температура на дне круглый год не поднимается выше трех градусов по Цельсию. Видимость тоже не подарок – 5-8 м можно считать за счастье. Но чаще приходится работать наощупь. Мощный подводный фонарь выглядит, как унылое желтое пятнышко.

Находят ли они артефакты? О да! Предметы быта: бутылки, тарелки, прочая керамика. Все то, что может помочь в работе идентифицировать корабль. Это только в фильмах все просто: раз! – и нашел имя на борту метровыми латунными буквами или рынду (судовой колокол) с именем корабля. Но чаще всего корабль, лежащий на дне Балтики, – это просто груда досок. И он невероятно ценен.

Залезть внутрь решаются только самые отчаянные. Недра корабля покрыты слоем ила, одно неверное движение – и эта муть уже повисла в воде, и не видно ни зги. Ил даже на потолке – от пузырей выдыхаемого воздуха муть падает сверху. Вдох – задержал дыхание – что-то увидел. Выдох – наступила ночь.

Под водой корабли разрушаются под действием воды, времени, штормов. Медленно, но верно. Кроме того, они могут быть разграблены черными копателями. Но на суше без обработки и консервации артефакты гибнут еще быстрее.

Тысячи кораблей, сотни тысяч предметов. Куда это все девать и кто этим должен заниматься, за какие деньги? БОльшая часть истории канет в Лету, так и не увиденная и не найденная никем. Этим аргументом обычно прикрываются черные копатели: «Все равно добро пропадет». Нередки случаи, когда ценнейшие находки сохранялись именно благодаря нелегальным археологам, но чаще найденные предметы приходят в полную негодность.

А иногда любители по наивности поднимают что-то и несут в музей. Но музеи отказываются это принимать, так как у них нет ни средств, ни места, и находка в лучшем случае оказывается у кого-то дома, а в худшем – брошенная гниет на берегу.

Археология – молодая наука, ее методы еще развиваются. Один из моих знакомых археологов сокрушался, что сегодня мог бы намного больше получить информации с места раскопок, чем даже 10-20 лет назад, а сегодня место уже безнадежно загублено.

 

Об авторе фотографий:

Виктор Лягушкин – фотограф National Geographic, официальный фотограф Nikon. По образованию – художник-декоратор.

Журналист, дизайнер и профессиональный фотограф, специализируется на подводной и пещерной фотографии.

Рекордсмен России по погружениям в надголовные среды.

Победитель многих российских и зарубежных фотографических конкурсов. Живет в Москве.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение