--

Жил-был поп

Как верил и служил о. Павел Адельгейм

5 августа был убит отец Павел Адельгейм, православный священник, год назад завоевавший сердца либеральной общественности, публично выступив в защиту Pussy Riot. А когда выяснилось, что он к тому же резко критикует руководство РПЦ, отец Павел и вовсе попал в тренд. И вот — убит при каких-то мутных обстоятельствах. Всю неделю это было одной из главных тем центральных СМИ. Одни именовали погибшего «последним свободным священником Московской патриархии», другие рисовали портрет-икону, третьи искали нити заговора. «РР» попытался понять, почему так важна оказалась для многих история жизни и смерти отца Павла.

Марина Борисова поделиться:
14 августа 2013, №32 (310)
размер текста: aaa

Он производил странное впечатление. Высокий, седой, с иконописным лицом, харизматичный оратор… Но, заговорив на больную для себя тему взаимоотношений приходского священника с церковным начальством, начинал горячиться, повторяться, и казалось — это все, что его сейчас занимает.

Но это в Москве, на какой-нибудь конференции или семинаре. У себя на приходе он был совсем другим.

Его дом на краю Пскова был всегда открыт для всех. Отца Павла можно было разбудить ночью — он был готов помогать людям круглосуточно. И если кто-то стучался в калитку, шел открывать, не спрашивая, кто стучит. Старый, больной человек, инвалид… Как-то приютил одного сироту, а тот у него общественные деньги украл. Но и после этого для отца Павла ничего не изменилось. Вот и его психически больной убийца приехал за помощью, жил у него три дня, а потом зарезал… Понимал ли священник, чем рискует? Скорее всего, да.

«Пастырское служение отличается от педагогической деятельности. Сообщая студентам информацию по своей специальности, профессор не связан нравственными обязательствами. Пастырство подводит итог внутренней жизни пастыря. Он несет пастве опыт собственной духовной жизни», — писал отец Павел Адельгейм в своем блоге.

Так он думал, так жил сам. Забывал плохое, прощал, помогал. Купил в пяти километрах от Пскова дом для выпускников детского дома для инвалидов, нашел помощницу по хозяйству. Завели огород, а в подвале устроили свечную мастерскую, чтобы было чем зарабатывать на жизнь.

Вместе со своими прихожанами восстановил храм: когда в начале 90-х его отдали общине, люди на службе стояли под зонтами. Сейчас не верится. Неподалеку построили православную школу, которая, если бы не неуемная энергия отца Павла, так и не получила бы лицензию.

Люди, знавшие его близко, говорят, что человек он был чрезвычайно умный, тонкий, добрый… но не кроткий, не смиренный. Он постоянно конфликтовал — сначала с советской властью, потом с епархиальным начальством.

Его суждения многим казались слишком резкими, в интернете они не раз вызывали бурю. А он просто говорил что думал. Он привык к постоянному противостоянию какой-нибудь внешней силе, это состояние было для него естественным — жизнь научила.

Советская власть выкосила практически всю его семью: деда по отцовской линии, владевшего до революции имением под Киевом, расстреляли в 38-м, отца — в 42-м, дед со стороны матери, полковник царской армии, сгинул без следа еще в гражданскую, мать арестовали в 46-м.

Немец, сын и внук «врагов народа», попавший в детдом, когда люди еще не отошли от войны и «фриц», и «фашист» для них по-прежнему были синонимами, — можно представить, какую школу жизни прошел отец Павел в детстве.

А потом была Караганда и первое соприкосновение с людьми, заплатившими за свои религиозные убеждения 15–20 годами лагерей, но не отрекшимися от них. Совершать богослужение им, вчерашним зэкам, было запрещено, но они служили — поздно вечером у кого-нибудь дома. «Мое решение служить Церкви созрело в тринадцать лет», — говорил отец Павел.

Из Караганды он уехал к родне в Киев и стал послушником в Киево-Печерской лавре — тоже нелегально: жил в келье у старого монаха-регента. Только в 18 лет, после официального совершеннолетия, он вышел наконец из подполья и поступил в семинарию. Но на третьем курсе пошел к ректору протестовать против первомайского торжественного собрания, пришедшегося на Страстную пятницу, и его отчислили.

И все-таки он стал священником. А оказавшись в городке Каган близ Бухары, умудрился построить новый храм, хотя в те времена на каждый гвоздь, вбитый в покосившийся церковный забор, требовалась тьма согласований, а главная задача власти была закрывать церкви, а не открывать новые.

Заплатить за это отцу Павлу пришлось арестом. Дали ему три года «за клевету на советский строй». Из лагеря он вышел инвалидом — без ноги.

Говорят, многие бывшие лагерники болезненно реагируют на малейшее внешнее давление. Отцу Павлу повезло: долгие годы его непосредственное церковное начальство относилось к нему с уважением и пониманием. Но начальство сменилось, и начались проблемы. Когда же на личный конфликт наложились принципиальные идейные разногласия, отец Павел пошел на беспрецедентный шаг — подал на епархию в гражданский суд, обвинив ее в нарушении федерального закона о свободе совести.

Этот странный на первый взгляд шаг был для отца Павла абсолютно закономерен. К юридическому статусу прихода он относился с чисто немецкой серьезностью. И даже проиграв и в светском, и в церковном суде, продолжал публично отстаивать свою точку зрения.

Отец Павел вообще свято верил в силу слова. Даже блогером стал на старости лет.

«Иногда созидание невозможно до тех пор, пока церковная неправда не будет осознана полностью и очищена покаянием. Прежде чем строить, приходится очищать площадку от залежалого мусора. В этом я вижу смысл анализа недостатков церковной жизни», — писал он.

Он не был ни церковным диссидентом, ни раскольником. Он всегда ощущал себя частью Русской православной церкви и никуда уходить из нее не собирался — он сам так отвечал, когда его об этом спрашивали. Хотя, если бы считал, что все происходящее в РПЦ неправильно и не соответствует Евангелию, он с его характером давно перешел бы в другую юрисдикцию, благо предложения были.

Он по-христиански был готов к смерти и спокойно говорил об этом. Хотя вряд ли думал, что финал будет такой. Впрочем, в современной России эту возможность должен иметь в виду каждый поступающий в семинарию. Это — профессиональный риск православного священника.

Потому что РПЦ — это не только богатые городские приходы, но и тысячи приходов в глухом захолустье, где церкви лет пятьдесят не было, где народ спивается и дичает от беспросветности и безнадеги. И к батюшке идут в первую очередь совсем не те, у кого все более-менее нормально. И не может священник никому отказать.


Досье РР

Протоиерей Павел Адельгейм

1 августа 1938 года родился в Ростове-на-Дону. После ареста матери в 1946 году жил в детдоме, затем вместе с ней — в Казахстане, сначала на поселении, а потом в Караганде, откуда уехал в Киев, стал послушником Киево-Печерской лавры, поступил в Киевскую духовную семинарию, но в 1959 году был отчислен.

В том же году архиепископ Ермоген (Голубев) рукоположил его во диакона Ташкентского кафедрального собора. В 1964 году он окончил Московскую духовную академию и был назначен священником в город Каган Узбекской ССР. В  1969-м был арестован и в 1970-м осужден на три года лагерей «за  клевету на советский строй».

В 1971-м во время бунта в ИТУ поселка Кызыл-Тепа потерял правую ногу. В 1972 году освободился. Служил в Ташкентской и Рижской епархиях, а с 1976 года — во Пскове.

В 1992 году при храме Святых Жен Мироносиц открыл школу регентов, в 1993 году при храме святого апостола Матфея в деревне Писковичи — приют для сирот-инвалидов. До 2008 года был настоятелем храма Святых Жен Мироносиц. Указом архиепископа освобожден от должности с сохранением права службы.

Был членом попечительского совета Свято-Филаретовского православно-христианского института.

Был женат, имел троих детей, шесть внуков.

5 августа 2013 года убит.


Спавка РР

Профессиональные риски православного духовенства

9/09/1990
Протоиерей Александр Мень убит утром у ж/д станции «Семхоз» в Подмосковье. Убийца, ударивший его тяжелым предметом по голове, утверждал, что спутал его с другим человеком.

7/01/2007
Настоятель храма Петра и Павла в Алапаевском районе Свердловской области иерей Олег Ступичкин убит. Тело священника было обнаружено в храме после пожара. Из храма были похищены более 20 икон. Убийцы — двое местных жителей, безработные, ранее неоднократно судимые.

26/12/1990
Секретарь митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия игумен Лазарь (Солнышко) убит в Москве. Убийство осталось нераскрытым.

2/02/1991
Настоятель храма Рождества в Путинках игумен Серафим (Шлыков) убит в своей квартире в Москве. Из квартиры похищены деньги, радио и видеоаппаратура.

18/04/1993
Иеромонах Василий (Росляков), инок Трофим (Татаринков) и инок Ферапонт (Пушкарев) убиты в Оптиной пустыни, на Пасху. Убийца уверял, что получил «приказ от дьявола».

30–31/12/1993
Настоятель храма Рождества Богородицы села Жарки Юрьевецкого района иеромонах Нестор (Савчук)  убит в ночь в келье настоятельского дома.После убийства пропала крупная сумма денег, пожертвованная на ремонт храма. Убийцу признали невменяемым.

14/02/1996
Настоятель Михаило-Архангельского храма г. Грозного священник Анатолий Чистоусов,  до рукоположения офицер Российской армии, убит в чеченском плену.

1997
Настоятель храма Преподобномученицы Елисаветы при городской больнице № 3 в Санкт-Петербурге протоиерей Александр Жарков убит. Тело найдено 14 сентября в окрестностях города Пушкина. Предполагается, что он стал жертвой «похоронной мафии» — банды, в которую входили сотрудники петербургских моргов.

22 или 23/09/1997
Священник Георгий Зяблицев,  сотрудник отдела внешних церковных связей Московской патриархии, убит в собственной квартире после нескольких часов жестоких истязаний.

12/10/1998
Настоятель Свято-Никольской церкви протоиерей Михаил Сацюк убит в Бресте при попытке ограбления.

28/03/1999
Протоиерей Петр Сухоносов, настоятель Покровского храма в станице Слепцовская (Ингушетия), был похищен четырьмя бандитами, напавшими на церковь, в которой он служил более 40 лет. Погиб в плену.

16/07/1999
Протоиерей Борис Пономарев убит в деревне Ильинская слобода Можайского района Московской области. Все трое убийц были прихожанами его церкви. Цель — ограбление.

12/02/2007
Настоятель Свято-Пантелеимоновского храма в селе Посевное Черепановского района Новосибирской области священник Дмитрий Асташенко рано утром, разбив окно подожженного неизвестными дома, выбросил в снег четырех малолетних детей, затем выбрался сам с супругой.

4/04/2007
Настоятелю Никольского храма г. Воронежа отцу Петру Петрову неизвестный нанес несколько ножевых ранений в подбородок и шею. Нападавший признан психически больным.

9/06/2007
На иерея Павла Ходзинского перед началом литургии на ступенях храма Святителя Филарета в Зеленограде напал с ножом душевнобольной местный житель. От госпитализации священник отказался.

21–22/08/2007
Настоятель прихода Вознесения Господня в г. Фурманове Ивановской области игумен Авенир (Смолин) убит в ночь в собственном доме. Один из убийц задержан. Преступление совершено с целью ограбления.

24/11/2007
Дом настоятеля Свято-Ильинского кафедрального собора в Архангельске протоиерея Владимира Кузина подожжен бутылкой с зажигательной смесью. В доме находились сам священник, его жена и трое детей. Отец Владимир получил ожоги.

7/02/2008
На священника московского храма Святителя Митрофана Воронежского Анатолия Нагорного напал неизвестный, ударил сзади в шею ножом и скрылся. Священника с обильным кровотечением увезли в НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского.

9/03/2008
Настоятель прихода во имя Державной иконы Божией Матери в Белореченске Краснодарского края Алексей Горин убит. По версии следствия, его старший сын в состоянии аффекта нанес отцу несколько ранений, одно из которых оказалось смертельным.

28/11/2008
Дом проректора Ярославской духовной семинарии иеромонаха Серапиона (Митько) в селе Петрово сожгли. Священнику чудом удалось выбраться на улицу.

3/01/2009
Иеромонаха Ефрема (Гаценко) в скиту в деревне Волобуевка Рыльского района Курской области забили до смерти двое молодых людей за то, что тот отказался дать им денег и выпивки. До этого они по той же причине избили послушника того же скита, который попал в реанимацию.

19/11/2009
Священник Даниил Сысоев убит вечером в храме Апостола Фомы на юге Москвы выстрелами в грудь и голову. Его помощник Владимир Стрельбицкий получил огнестрельное ранение в грудь.

5/12/2009
Священник того же храма Виталий Зубков перед всенощной зверски избит на улице.

22 /12/2009
Настоятель Вознесенской церкви села Сатино-Русское Подольского района Московской области протоиерей Александр Филиппов убит вечером хулиганами, справлявшими нужду в подъезде, — за то, что сделал им замечание.

24/04/2010
Протоиерей Анатолий Сорокин убит выстрелом в спину в селе Янтиково Яльчикского района Чувашии рядом с храмом. Убийца состоит на учете у психиатра.

5/05/2010
Настоятель храма Михаила Архангела в селе Артеменкино Вурнарского района иеромонах Вадим (Смирнов) убит в Чебоксарах.

17/01/2011
Игумен Виссарион (Глазистов) убит ночью в собственном доме в селе Кадышево Ульяновской области. Убийца — алкоголик, которого он взял на перевоспитание, — получил условное наказание.

5/08/2013
Протоиерей Павел Адельгейм убит в Пскове душевнобольным из Москвы, три дня прожившим у него в доме.


См. также:

Убит псковский священник, заступавшийся за Pussy Riot.

Место подвига. Чем отличается вера в чудо от безумного бреда

Миссионеры. ХХI век. В поисках нормального попа: пока одни играют с верой, другие с ней работают

Путем горчичного зерна. Дьякон Андрей Белоус — о церковном феодализме, менеджменте и миссионерстве

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Венгеров Альберт 18 августа 2013
Адельгейм был убит ударом ножа в сердце. Сумасшедшие так не убивают. Так убивают киллеры.
буланов Александр 16 августа 2013
о. Павлу Адельгейму

Почему не поймут в наш безжалостный век,
О жилье печась и одежде,
Как ушёл далеко от себя человек,
Каждый раз вынуждая ко жертве?

Кто тебя не искал, кто на запад идёт
От дверей закрытого храма...
Неужели убив он с дороги свернёт,
От ножа заживёт его рана?

Как случается так, что страдает чудак?
Но спасёт палача его жертва.
Искуплением воли зажатой в кулак,
Возрождением нового ветра.

© А.Г. Буланов, 2013 г.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение