РР-Онлайн представляет в рамках проекта «Кинодок» документальный фильм:
«Пустота»
Оператор: Надежда Боровик

«Пустота»

Читка и обсуждение пьесы «Пустота», автор Максим Черныш, режиссер Руслан Маликов. Обсуждают зрители «Любимовки» в Театре.doc

поделиться:
12 сентября 2013
размер текста: aaa

Угаров: Давайте начнем с того, что я попрошу Максима кратко рассказать о себе. Кто он, что он?

Черныш: Я недавно закончил высшие режиссерские, сценарные курсы, совсем недавно защитил диплом, это мой дебют в качестве драматурга на «Любимовке». До этого работал в рекламе.

Угаров: Почему такое странное название – «Пустота»?

Черныш: В это понятие я вкладывал нетождественный смысл – тут нельзя ответить одним предложением. Каждый, кто увидел эту читку, может для себя сделать определение, исходя из своего опыта.

Угаров: Я спрашиваю, потому что я пьесу не читал, сел слушать и подумал: «Боже мой, офисная драма называется “Пустота”, все – настрадаюсь я сейчас!»

Голос из зала: Настрадались?

Угаров: Нет. Почему я испрашиваю Максима, я бы это название убил. Мы дали затравку, вот критик Анна Банасюкевич сказала мне с придыханием, что это ее любимая пьеса.

Банасюкевич: А что я должна сказать? Я читала ее глазами, мы отбирали. Сложно давать определение и говорить критическое, для меня этот текст интересен был тем, что я тоже боюсь офисной драмы, потому что тоже встречала много офисных пьес, драмы масок, когда есть маска менеджера, маска топ-менеджера. Это очень типичные и схематичные, при этом полупритчевые истории. Здесь мне показалось, что этот жанр – офисная драма – не применим. Это такая рамка, которая разрушается достаточно быстро. Для меня эта пьеса была интересна сложностью персонажей, тут очень объемные люди, все. Это очень многофигурная пьеса… Мне кажется, это очень сложно придуманный, сложно организованный текст с очень объемными людьми, объемными персонажами. Плюс там есть несколько небанальных и социальных тем. И там есть монолог девушки, когда она говорит, многомужество и так далее, там есть точные темки, о которых хочется подумать и поговорить.

Казачков: Мне очень нравится эта пьеса, она была с некоторыми сокращениями. Для меня была точка важная, когда начались монологи Миши, экспедитора, потому что это и есть та точка слома, которая выводит из моих ожиданий… Единственный у меня вопрос: зачем нужна сцена на комбинате?

Черныш: Для того чтобы… Ну, на самом деле, из всех героев пьесы в офисе работает только трое. Почему ее причислили к офисной драме – непонятно. А именно эта сцена характеризует человека Дмитрия, для того чтобы показать его совсем с другой стороны, это человек, который принимает решения, вот эти люди иногда принимают такие решения, которые становятся судьбоносными для других. И это как-то по-другому его характеризует. Обратной тенью – это иллюстрация к политике и аргументации Орлова, потому что каждый человек по-своему прав. Мы видим обычный провинциальный городок, которых десятки, сотни. Комбинаты, которые тянут города, а на самом деле у людей, которые формируют стратегическую политику, тоже есть свои аргументы, у них есть свое право. И то, что люди безынициативные, есть такая фраза: «Человек там плохо работает, советская система, 5 и 25 у меня зарплата, и вы меня не трогайте». И он говорит: «Если мы будем придерживаться такой политики, мы все деградируем, поэтому мы так делаем…» В этой сцене каждый по-своему прав. На мой взгляд, когда нет ни черного, ни белого. И очень сложно встать на какую-то сторону.

Угаров: Понятно. Ну, смотрите, немного умозрительно вы сейчас рассказали про это. Вопрос Жени правильный, я согласен, тупо с точки зрения конструкции, ощущение – лишний винтик. Его можно оправдать, мы все владеем русским языком и манипулятивными средствами, но я бы подумал.

Черныш: С точки зрения драматургии, это была просто сбивка ритма… Ну это, если чисто технологически.

Данила-режиссер: У меня возникает вопрос, скорее, риторический. Такая ситуация не только в современном театре, но и в современном кино отечественном. Почему женщина всегда выступает в таком треугольнике «кухня-постель-истерика», «истерика-кухня-постель». Почему женщина не совершает нестандартного хода, я не прошу мать-героиню, но мне хочется, жалко женщин этих. (Одобрительный женский смех в зале). На последнем ММКФ везде женщина – подложка мужской рефлексии, самокопания, нет, я понимаю, что женское поведение симметрично мужскому поведению…

Голос из зала: Можно я прокомментирую. Вот вы увидели треугольник, кто-то увидел квадрат, а кто-то увидел точку. На самом деле, спорный вопрос, там можно поспорить. Я не согласен, что это треугольник.

Казачков: Я тут могу уточнить этот вопрос – Михаил Юрьевич инициировал и ушел. Не обозначены у женских персонажей профессиональные цели. Они у них все в плоскости – личные отношения, деньги, спокойствие. Это интересный вопрос.

Черныш: По поводу персонажей, профессиональные стремления зашиты в их статусе.

Дурненков: Женщины-драматурги хорошо пишут на эту тему, потому что это их тема. Мужчины-драматурги мужской мир описывают...

Женский голос из зала: Женщины действительно написаны, на мой взгляд, площе, но, с другой стороны, это пацанская пьеса. И это не недостаток, это свойство, мне не было обидно. Да, мужские персонажи ярче.

Краевский: В целом как продукт сделано хорошо, продюсер такому сценарию пьесы обрадовался бы. Но по содержанию она, мне кажется, безумно сексистская, что, в принципе, в нашем обществе недопустимо, потому что у нас отвратительно сексистское общество и жуткий такой экзистенциализм.

Черныш: Вы скажите, что вы в это понятие вкладываете.

Краевский: Экзистенциализм – это когда вы наделяете какую-то сущность постоянным набором качеств и никогда не меняете. Это принцип философии ХХ века. И, соответственно, тут нет никакого смысла говорить «пацанское», «непацанское». Вы фиксируете состояние общества, где женщина катастрофически угнетена и находится постоянно в манипулируемом состоянии. А дальше вы следующего шага не делаете, никакого своего отношения к этому не высказываете и, кроме этого, делаете это место юмористическим. Что делает это как плюс. И из-за того, что все смеются, это не делается объектом критики, а становится объектом иронии. Вы усиливаете стимул, вы показываете секретаршу такой недалекой и как бы иронизируете над этим. Но это неправда, мужчины и женщины обладают такими же интеллектуальными способностями, они работают секретаршами, и это не значит, что не разбираются в искусстве, женщины чаще получают искусствоведческое образование, и она скорее знает, кто такой Босх, чем какой-то мужлан – директор завода. Дальше вы показываете другую женщину, которая более интеллектуальна, но она почему-то держится за мужчин все время, не может уйти от мужчины, которого не любит. Потому что вы стимулируете идею какую-то, что женщина должна держаться за этого мужчину...

Голос из зала: В чем вопрос?

Краевский: Если вы это произведение искусства – фильм, пьеса, спектакль – делаете, то вы в массовой культуре фиксируете стигматизирующие людей образы. Понимаете, вы как бы говорите, что мужчина супермен – спасает мир, а женщина – это тот, кто на кухне. Вы этим произведением легитимизируете тот сексизм, который есть в искусстве.

Неразборчивые бурные возражения нескольких голосов.

Казачков: А, ну вы говорите: «Напиши другую пьесу, пожалуйста». А мы обсуждаем пьесу по ее законам.

Дурненков: Понятна эта мысль, и она имеет место быть. Мне еще показалось, что эти люди, персонажи пьесы, пытаются воспроизвести сценарий жизни нормальных в кавычках людей. Они воспроизводят сценарий, что я должен добиваться романтических отношений, взаимной любви и добиться. Говорит персонаж, и второй – то же самое, он не хочет купить ее, хотя это логика, его логика – покупать все, что движется. И сцена с мэром как раз этому подтверждение. Они говорят: «Мы будем, как хорошие люди». И я думаю, в этом есть то, что наделяет эту вещь статусом комедии нравов, она в принципе критикует нравы современные. Одна половина персонажей пытается заполнить свою пустоту, а вторая половина старается создать эту пустоту. Все друг другу завидуют по цепочке пищевой…

Александр: Я от всей души желаю этой пьесе быть поставленной, то, что я говорю, это не к тому, что надо переделать, но вот тут вот режиссер очень точно сказал – «панорама». Это некоторая панорама людей. Мало того, в каждом человеке, как мы понимаем, минимум две стороны, а пьеса – это когда по слоям снимается все до конца. Вот этого сгущения замкнутого пространства и ощущения катастрофы – нет. Это очень хорошие панорамы. И я желаю ей всяческого успеха. Там есть идеологический кусок, где он говорит про бренды, он торчит как идеологический кусок.

Казачков: Это была импровизация.

Маликов: Вещи какие-то были произнесены – нечего к этому добавить. Мы сократили, как могли. Одну сцену целиком выкинули. Там была сцена, где герой сидит на совете директоров, и он всех посылает и говорит с мамой. Но мне показалось, что она противоречит сцене с Добби-Бобби, если до этого он послал всех на фиг, мол, мама звонит, то эта сцена с Добби теряется, почему тогда там для него это такая проблема. А так, мне кажется, это история между пьесой и сценарием.

Угаров: Дорогие друзья, нет времени спорить, пьесой является все. Сценарий – это пьеса, но сценарий меньше, чем пьеса. На мой взгляд театрального драматурга, пьеса хорошая.
 

См. также:

Любимовка. Сценическая читка пьес фестиваля молодой драматургии

Когда Луна в Близнецах. Фильм о том, как не бояться старости

«Любимовка» 2012. Как сделать успешный фестиваль для драматургов?

Кинематографический рецидив. Три фестивальные ошибки русского кино

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение