--

Шотландская пьеса

10 сентября 2013

Макбет, медведь и коровы

поделиться:
размер текста: a a a

Макбет с дедушкой жили в замке, где привидений — не протолкнуться.

Мы приехали в Шотландию на Эдинбургский театральный фестиваль. И вот мы едем вглубь страны, посмотрев достаточно спектаклей. Чтобы получить inspiration.

Режиссер Ж, режиссер Лось, продюсер Янкелевич, Саша, русская девушка, офицер городского планирования. За рулем ее муж Клайв, бывший военный, теперь шеф-повар. Ребята любезно решили показать нам страну.

Впереди сидел режиссер Лось как самая крупная из нас всех фигура современности. Мы вчетвером ютились сзади. Лосю впереди тоже было непросто, ведь на него по встречке неслись машины, а тормоза под ногами в праворульной машине у Лося не было.

Мы ехали смотреть на родину Макбета. В замок Глэмис.

Продюсер Янкелевич на всякий случай надела юбку с разрезом. Хотя было сказано: замок и горы. Но юбка была свежекупленная, и это было необходимо.

Нас повели на экскурсию: вперемешку с носатыми Стюартами в кружевах среди портретов затесался и потомок — современный мужчина в пиджаке (было сказано, что он все еще здесь живет).

В комнатах мелькали серебряные молочники из романов Вудхауса, ореховые комоды, которые в Средневековье использовали как холодильники, вереница рогов, доспехи явно сутулившегося рыцаря, сундук невесты, много оленьих голов, торшер-лев, картина с фруктовым рынком, шхуна почти в натуральную величину, семейство пеликанов за стеклом, детские фото королевы-матери (она здесь
родилась) и, наконец, портрет карпа.

Замок Глэмис, однако, славен не карпом, а Макбетом и привидениями. В комнате, полной китайских чайников, экскурсовод рассказала о мальчике-паже, которого забыли в холодной комнате, и теперь он с пуфика мстительно подставляет всем подножки. Все спотыкаются. Небольшой порожек здесь совершенно ни при чем.

Режиссер Ж шпионским жестом отодвинул гобеленовую штору — призрака там не было, зато был пылесос.


Одно из привидений замка тоже было ведьмой. Джанет Дуглас сжег на костре отец Марии Стюарт, и теперь она встречается в замке регулярно: до сих пор сидит в часовне Глэмиса на своем стульчике.


В караульной комнате Макбет убивает короля Дункана по простой причине: ему ведьмы сказали, что он будет королем. Но можно ли доверять нечисти? В замке снимать нельзя, но режиссер Лось горячим шепотом зашептал: «Давайте я вас сниму», — и щелкнул затвором айпада. Мы стояли на месте преступления — на фоне чучела медведя. Ручного «игривого домашнего любимца Фреда», которого, согласно экскурсии, забодала корова.

Почему медведь Фред стоит там, где лились потоки крови в самой мрачной шекспировской пьесе, надо спросить у хозяев. Стены в крови, кровавые видения, призрак сидит на троне — и тут медведь Фред, убитый коровой.

Известно, что Шекспир написал «шотландскую пьесу», чтобы угодить новому королю Якову, шотландцу. Как настоящий документалист, Шекспир решил встретиться с лордом Глэмисом, хозяином одного из самых древних замков. Правда, реальный Мак Бетад убил короля Дункана за триста лет до постройки Глэмиса. И в битве. Но какая разница! Зато тут убили короля Малькольма — его вассалы. И, согласно экскурсии, пятно до сих пор не могут оттереть.

Это был уже Уайльд, но какая разница!

Короче, Шекспир тут был, с выступлениями. Выпытывал у лорда шотландские легенды. Пьеса создавалась спустя 15 лет после процесса над ведьмами, якобы строившими козни королю Якову. За год до написания «Макбета» три пророчицы и впрямь предсказали Якову царство, а он обожал магические обряды, ему было свойственно ощущение рока, как всем кельтам. И Шекспир, углубившись в кельтские источники и будучи человеком с подвижной психикой, перенес в свою пьесу мрачную поэзию шотландских легенд.

Одно из привидений замка тоже было ведьмой. Джанет Дуглас сжег на костре отец Марии Стюарт, и теперь она встречается в замке регулярно: до сих пор сидит в часовне Глэмиса на своем стульчике.

— Никогда не садитесь на этот стульчик, — зловеще заключила экскурсовод, как будто мы собирались тут жить.

Истерически засмеялась японка из нашей группы — видимо, уже села. Мы перешли в другую залу, дедушки Макбета. Дедушка тоже тут жил. Там тоже все не слава богу: за стеной была прописана группа замурованных женщин — ничего личного, они просто были из другого шотландского клана. 600 лет раздаются плач и стенания.

Кроме блуждающих призраков в замке была еще одна непонятность: окно, за которым нет помещения.

После портретов королевы-матери, очаровательной в 1926 году, мы вышли на воздух.

— Смотрите, яки! — ткнула я пальцем за забор, где лежало семейство бородачей с громадными рогами.

— Сама ты як, — сказал режиссер Ж с некоторой прямотой. — Это высокогорные коровы породы ангус.

Вот именно эти коровы и убили когда-то любимца лордов — медведя Фреда.

Купив консервированного супа и лапши с креветками, мы сели пить эль в отеле.

— Так вот, когда Шекспир писал «Макбет»… — сказала я.

— Тссс… Мы вслух ее название не произносим, — сказали англичане. — Называем «шотландская пьеса». Мало ли что…

В Москве в театре встретили меня словами:

— И не жил Макбет никогда в этом замке!

Конечно же жил. Даже не сомневайтесь. Там даже дедушка его жил. Только давайте без фамилий. Просто одна шотландская семья. Из одной шотландской пьесы.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение