--

«Я объявляю голодовку»

Сегодня участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова объявила голодовку. (Фотография сделана 26 июля)

Толоконникова рассказывает об угрозе убийства и суровых условиях содержания заключенных в колонии. ФСИН обвинения Толоконниковой опроверг. 

Людмила Баранова поделиться:
23 сентября 2013
размер текста: aaa

Сегодня утром осужденная участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова объявила голодовку. В письме, опубликованном на Lenta.ru, Толоконникова пишет, что решила объявить голодовку после угроз убийства от начальника ИК-14 Юрия Куприянова.

«В понедельник, 23 сентября, я объявляю голодовку. Это крайний метод, но я абсолютно уверена в том, что это единственно возможный выход для меня из сложившейся ситуации. Администрация колонии отказывается меня слышать. Но от своих требований я отказываться не буду, я не буду молчаливо сидеть, безропотно взирая на то, как от рабских условий жизни в колонии падают с ног люди. Я требую соблюдения прав человека в колонии, требую соблюдения закона в мордовском лагере. Я требую относиться к нам, как к людям, а не как к рабам», – пишет Толоконникова.

«Вся моя бригада в швейном цехе работает по 16-17 часов в день. С 7:30 до 0:30. Сон – в лучшем случае часа четыре в день. Выходной случается раз в полтора месяца. Почти все воскресенья – рабочие. Осужденные пишут заявления на выход на работу в выходной с формулировкой “по собственному желанию”. На деле, конечно, никакого желания нет. Но эти заявления пишутся в приказном порядке по требованию начальства и зэчек, транслирующих волю начальства».

В колонии Толоконникова работает швеей, делает форму для сотрудников полиции. Норма, по ее словам, каждый день увеличивается. Раньше норма была 100 костюмов в день, а теперь уже 150. Если заключенные не успевают и дневная норма не выполняется, плохих работников наказывают. Наказания весьма разнообразны – от запрета есть свои продукты, до курения и похода в туалет.

«Ослушаться (не написать заявление на выход на промзону в воскресенье, то есть не выйти на работу до часа ночи) никто не смеет. Женщина 50-ти лет попросилась выйти в жилзону не в 0:30, а в 20:00, чтобы лечь спать в 22:00 и хотя бы раз в неделю поспать восемь часов. Она плохо себя чувствовала, у нее высокое давление. В ответ было созвано отрядное собрание, где женщину отчитали, заплевали и унизили, заклеймили тунеядкой. “Тебе что, больше всех спать хочется? Да на тебе пахать надо, лошадь!” Когда кто-то из бригады не выходит на работу по освобождению врача, его тоже давят: “Я с температурой 40 шила, ничего страшного. А ты вот подумала, кто будет шить за тебя?!”».

30 августа Толоконникова пришла к подполковнику с просьбой обеспечить восьмичасовой сон всем осужденным в ее бригаде. Для этого требовалось всего лишь сократить рабочий день на четыре часа с 16 до 12. На пожелание активистки Куприянов ответил согласием, сказал, что бригада будет работать даже по восемь часов.

«Я знаю – это очередная ловушка, потому что за восемь часов нашу завышенную норму отшить физически невозможно. Следовательно, бригада не будет успевать и будет наказана. “И если они узнают, что это произошло из-за тебя, – продолжил подполковник, – то плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает”».

Следующие несколько недель близкие к начальству осужденные стали подстрекать отряд на расправу, провоцировали ее на конфликт и даже драку: «Вы наказаны на потребление чая и пищи, на перерывы на туалет и курение на неделю. И вы теперь всегда будете наказаны, если не начнете вести себя по-другому с новенькими и особенно с Толоконниковой — так, как вели себя старосиды с вами в свое время. Вас били? Били. Рвали вам рты? Рвали. Дайте и им ... Вам ничего за это не будет», – пишет заключенная.
 

Стали поступать угрозы со стороны ряда осужденных, которые указывали на то, что у них имеется санкция на физическую расправу со мной со стороны администрации
 

Отвечать Толоконникова не стала, посчитала бесполезным: «Какой смысл конфликтовать с теми, кто не имеет своей воли и действует по велению администрации?» Зэчки, такие же заключенные, как и она, получив добро начальства, осмелились и тоже не раз рискнули угрожать: «Стали поступать угрозы со стороны ряда осужденных, которые указывали на то, что у них имеется санкция на физическую расправу со мной со стороны администрации».

Больше в колонии жаловаться девушке некуда и некому. Администрация не запрещает, а даже, наоборот, поощряет наказания осужденных другими заключенными.

«Мой жилой отряд в лагере меня встретил словами одной осужденной, досиживающей свою девятилетку: “Мусора тебя прессовать побоятся. Они хотят сделать это руками зэчек!” Режим в колонии действительно устроен так, что подавление воли человека, запугивание его, превращение в бессловесного раба осуществляется руками осужденных, занимающих посты мастеров бригад и старшин отрядов, получающих указания от начальников».

Сейчас Надежда Толоконникова потребовала обеспечить себе защиту. С угрозой активистка уже обратилась в Следственный комитет. Кроме того, активистка требует и вовсе перевести ее в другое исправительное учреждение.

Тем временем пресс-служба мордовского управления ФСИН подтвердила голодовку заключенной. Ведомство говорит, что сделала она это сразу после завтрака, по времени около 11:45. Причины – желание получить льготные условия содержания.

Ведомство утверждает, что на прошлой неделе муж активистки Петр Верзилов и ее адвокат Ирина Хрунова потребовали у заместителя начальника колонии Юрия Куприянова перевести свою подзащитную работать в художественную мастерскую. Они же и пригрозили обвинить Куприянова в угрозах, если он откажется выполнять их требования. Куприянов, конечно, отказался выполнять требования и сразу обратился с жалобой в прокуратуру.

– Я просто приходила к своей клиентке, – говорит адвокат Толоконниковой Ирина Хрунова. – Приходила в связи с тем, что на нее давили с 30 августа, в связи с походом к заместителю. Слов ни про какие угрозы, конечно, в нашем разговоре не было.

Одна из участниц Pussy Riot, Мария Алехина, сейчас отбывает свое наказание в колонии Нижегородской области. До перевода в Нижний Новгород девушка находилась в женской колонии в Березниках, в Пермском крае.

– Алехину перевели в Нижегородскую колонию, – комментирует Хрунова. – Перевели ее специально для того, чтобы она спокойно досидела свой срок. 

Подписать петицию в поддержку требований, выдвинутых Надеждой Толоконниковой в заявлении о голодовке>>
 

См. также:

Песня про тюрьму. Новый клип Pussy Riot и кадры со съемок

Что же это было? Загадочная книга о Pussy Riot

Мордовский ад и пермская колония. Участницы Pussy Riot пошли по этапу

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Yandex spot10 10 октября 2013
Ну, да, это тебе не мандой мотылять в церкви)). Голодовку? Да вперед. Сдохнет от голода - хуже никому не станет.
Золотарева Татьяна 26 сентября 2013
Девушку, которая за 2 недели до родов занималась прилюдно сексом со своим мужем, априори нельзя считать психически здоровой. Даже всем известная энцефалопатия беременных не делает ей скидку в этом случае. Так что очень неприятно, что уважаемый мною журнал собирает подписи в поддержку психически больного человека.
Васильева Марина 3 октября 2013
Золотарева Татьяна: А Вы считаете, что психически больного человека можно заставлять работать 16 часов в день и платить 29 руб.? Почему вообще с больными надо хуже обращаться, чем со здоровыми?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение