--

Руслан Пухов: «В военном деле новые идеи обеспечивает не молодость, а опыт»

10 самых авторитетных силовиков

Директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), член Общественного совета при Министерстве обороны

поделиться:
26 сентября 2013, №38 (316)
размер текста: aaa

Независимая военная аналитика и экспертиза появились в России совсем недавно. Насколько сегодня работа негосударственных «фабрик мысли» вроде ЦАСТ востребована военными?

Качественная аналитика востребована всегда. Допустим, наш центр с момента своего создания семнадцать лет назад специализировался на анализе мировой торговли оружием, изучении российской и мировой оборонной промышленности. И в этих вопросах наша экспертиза востребована и администрацией президента, и Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству, и самими оборонными предприятиями.

Но если говорить о вопросах военного строительства, армейской реформы, я бы сказал так: сегодня в России есть какое-то количество очень компетентных, блестящих аналитиков с хорошим военным образованием, но серьезной неправительственной военной экспертизы все-таки нет.

Я помню, как еще двадцать лет назад в МГИМО с трепетом читал полузакрытые еженедельные обзоры информации ТАСС по внешней политике. А сегодня информационный отдел ЦАСТ, состоящий из трех человек, ежедневно к десяти утра выдает такое же количество информации, как весь ТАСС за неделю двадцать лет назад.

Сегодня по-настоящему ценна информация второго порядка, то есть информация об информации: кто, зачем и как вбросил в публичное пространство те или иные сведения, каковы их достоверность и ценность.

Из вашего ответа можно сделать вывод, что радикальная военная реформа, проводившаяся при Анатолии Сердюкове, — плод интеллектуальных усилий самих военных. Тогда скажите: на ваш взгляд, эта реформа была хорошо продуманной и просчитанной или это был скорее экспромт?

Насколько я могу судить, общая идея реформы — переход от советской армии эпохи холодной войны к армии, адекватной новым политическим и ресурсным условиям, — была продумана давно. Но конкретное исполнение явилось в значительной степени импровизацией. Только импровизацией не самого Сердюкова. В Министерстве обороны, несомненно, существовала группа «младотурок», которые и разрабатывали планы преобразований. Возможно, когда-нибудь мы даже узнаем их имена.

Из условно неправительственных экспертов в качестве советников привлекались, насколько мне известно, только два человека: президент Академии военных наук генерал Махмут Гареев и экс-разведчик, военный эксперт Виталий Шлыков.

Равным образом и сегодняшняя корректировка реформы производится Сергеем Шойгу не только по собственному разумению, но с подачи военных, в том числе отправленных в отставку при Сердюкове и возвращенных сейчас на службу.

То есть на радикальную реформу способна лишь «новая элита», лишь «младотурки»?

Не всегда. Наверное, самый яркий русский военный мыслитель второй половины XX века маршал Николай Огарков в период, когда предвосхитил концепцию «революции в военном деле» и продвигал идею о начале нового «кибернетического этапа вооруженной борьбы», был уже далеко не тридцати лет от роду.

В военном деле новые идеи и их воплощение в жизнь обеспечивает не молодость, а наличие опыта боевых действий. К сожалению, радость обладания таким опытом слегка девальвируется астрономической ценой его приобретения. США сейчас, после войн в Ираке и Афганистане, конечно, стали недосягаемым военным лидером как на теоретическом, так и на практическом уровне, но при этом набрали столь же недосягаемый государственный долг.

Насколько быстро идет процесс смены поколений в российской армии?

В постсоветской армии вообще, а при Анатолии Сердюкове особенно люди росли очень быстро. Оправданно это или нет, трудно сказать. Вероятно, это следствие весьма разреженной конкурентной среды в армии, когда все более-менее живое при минимальных упорстве, воле и терпении имеет хорошие шансы на продвижение. Просто желающих служить не так много, а их качество не самое высокое. Армия — это ведь не «Газпром», где «мечты сбываются». При этом даже пехотный Ванька-взводный несет ответственность за оборудование стоимостью, грубо говоря, под миллион долларов (скажем, три БМП), но получает примерно столько же, сколько в Москве любой малограмотный продавец-консультант, торгующий утюгами.

И тот же вопрос относительно ситуации с кадрами на оборонных предприятиях. На многих из них на должностях генеральных директоров, главных конструкторов появляются относительно молодые люди — чуть за сорок… Это тенденция?

Пожалуй, да. Подавляющее большинство директоров имеют возраст до шестидесяти. Есть генеральные конструкторы до сорока, начальники цехов до тридцати. Отчасти это следствие той невероятной вертикальной социальной мобильности, которая наблюдалась в стране в девяностые и начале нулевых.

 

Валерий Герасимов
Начальник Генерального штаба, первый заместитель министра обороны

При Анатолии Сердюкове Валерий Герасимов был заместителем начальника Генштаба и находился в тени своего шефа Николая Макарова — главного советчика гражданского министра. И хотя новый министр глубже понимает специфику армии и меньше нуждается в советах, Герасимов — тот человек, от которого сегодня зависят многие важнейшие решения, касающиеся продолжения реформы армии.

Владимир Злобин
Главный конструктор НПО «Ижмаш»

Владимира Злобина называют не иначе как преемником Михаила Калашникова, и уже одно это демонстрирует его положение в российской оборонной промышленности. Став главным конструктором «Ижмаша» два года назад, в 48 лет, сейчас он курирует около трех десятков опытно-конструкторских работ. Оружейником Злобин хотел стать с детства: еще в школе он спроектировал свой первый пистолет. А руководителем диплома в институте у него был легендарный Игорь Стечкин.

Андрей Лавренко
Заместитель председателя Следственного комитета России

Занял свою должность лишь на днях, а до этого руководил петербургским управлением СК. Все последние годы считался одним из самых влиятельных питерских силовиков. При нем был возбужден не один десяток громких антикоррупционных дел. Из последних — «трубное дело» о хищениях в городской системе ЖКХ на 3 млрд рублей. Рядовые обыватели часто симпатизировали ему и за резкую антимигрантскую риторику.

Денис Сугробов
Начальник главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД

Его назначение в 2011 году приписывают личному выбору Дмитрия Медведева. Ведь шансы Сугробова на эту должность изначально считались менее предпочтительными в сравнении с шансами некоторых других, более «звездных» генералов МВД. Но, говорят, на президента произвела впечатление активная роль Сугробова в расследовании многих громких дел, в частности коррупционного скандала с закупкой дорогостоящих томографов. До определенного момента Сугробов был самым молодым российским генералом (звание генерал-майора получил в 34 года), пока это неформальное звание у него не отобрал Рамзан Кадыров.

Дмитрий Петров
Генеральный директор ОАО «Вертолеты России»

В 43 года возглавил холдинг, объединяющий все вертолетостроительные предприятия России. Причем до этого успел поработать в банковской сфере, в двух нефтегазовых компаниях и в Объединенной двигателестроительной корпорации. Похоже, Дмитрий Петров — классический менеджер, который, может, и не понимает, как создаются вертолеты, но знает, как их продавать: за 2012 год продажи «Вертолетов России» выросли на 32%, и холдинг занял 24-е место в авторитетном мировом рейтинге оборонных компаний Defense News Top 100.

Сергей Табельский
Прокурор Калининградской области

Генеральная прокуратура явно проводит политику омоложения прокурорского корпуса в регионах, и Сергей Табельский — показательный тому пример. В 42 года он стал прокурором Калмыкии, а в июне этого года возглавил прокуратуру Калининградской области. И сразу пощекотал нервы — пообещал конфисковать земельный участок губернатора области Цуканова, который купил его якобы для ведения сельского хозяйства, а на самом деле построил коттедж в стиле хай-тек. Губернатору пришлось сажать на участке фруктовый сад, чтобы замаскироваться под фермера.

Руслан Пухов
Директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), член Общественного совета при Министерстве обороны

«Оружием мы не торгуем. Хотя бывают и такие обращения. Отправляем всех в Рособоронэкспорт», — шутит Руслан Пухов. Гораздо лучше, чем оружием, у ЦАСТ получается торговать качественной военной аналитикой. Издаваемые центром журналы «Экспорт вооружений», Moscow Defense Brief и аналитические доклады лежат на столе у каждого уважающего себя менеджера оборонного предприятия, чиновника Минобороны и иностранного военного атташе.

Сергей Умнов
Начальник Главного управления МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Выдвинулся на первые роли в феврале 2012 года после скандальной отставки Михаила Суходольского, решившегося на открытое противостояние Рашиду Нургалиеву. В отличие от варяга Суходольского, Умнова в питерской полиции считают за своего: он прошел все ступеньки карьерной лестницы, начиная с обычного постового. Авторитет Умнова поддерживается тем, что его подчиненными из Управления экономической безопасности и противодействия коррупции расследуется большинство резонансных коррупционных дел, в которых фигурируют питерские чиновники.

Юрий Садовенко
Заместитель министра обороны РФ — руководитель аппарата

Сергей Шойгу привык опираться на людей, проверенных десятилетиями совместной работы. Поэтому и в Министерство обороны с ним перешли многие «аксакалы» МЧС. 44-летний генерал-лейтенант Юрий Садовенко среди них редкое «юное» исключение. В МЧС он работал помощником Шойгу, а во время недолгой «командировки» шефа в Московскую область возглавлял администрацию губернатора.

Евгений Школов
Помощник президента России

В Кремль ушел с должности заместителя министра внутренних дел. Но только для того, чтобы получить репутацию «теневого» главы МВД. Многие люди на Петровке склонны даже демонизировать сослуживца Владимира Путина по внешней разведке, утверждая, что именно он, а не Владимир Колокольцев определяет кадровую политику министерства, готовя на подпись президенту указы об отставках и назначениях.


Комментарий РР

Силовые структуры (а также ВПК, который мы относим к этой категории) — очень специфическая профессиональная среда. Здесь невозможны резкий карьерный взлет и неожиданное появление новых лиц (если только гражданский человек по велению президента не становится министром обороны). Карьеры здесь делаются десятилетиями и в большинстве случаев незаметно для человека со стороны (а такие структуры, как ФСБ, СВР и т. п., и вовсе закрыты для постороннего взгляда). Именно поэтому понятие «новая элита» для этой профессиональной корпорации не соответствует понятию «молодая элита». В 34 года ты можешь стать генералом, но — единственным на всю страну, то есть стать исключением, подтверждающим правило.

Вот и получается, что новая элита силовых структур — это скорее хваткие карьеристы 40–50 лет, которые шли к своей цели не одно десятилетие и наконец ее добились. Или поднялись еще на одну ступеньку на пути к этой цели — ту ступеньку, на которой мы уже можем рассмотреть их карьерный рост.


См. также:

Новая элита России - 2013. 100 самых авторитетных профессионалов, которых должна узнать страна

100 самых авторитетных людей России - 2013. Каким будет российское общество в ближайшее десятилетие

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение