--

Проблемы? Посмотри Паралимпиаду!

Кто и почему завидует восьмикратной чемпионке Оксане Савченко

Оксана Савченко появилась на свет с тяжелым заболеванием — глаукомой обоих глаз. Врачи поставили диагноз слишком поздно, операция частично спасла зрение лишь на одном глазу. С тех пор Оксана видит мир иначе, но это не помешало ей стать одной из самых ярких спортивных звезд мира. К 22 годам российская пловчиха выиграла все что можно, установила не один мировой рекорд и завоевала свыше ста золотых медалей.

Александра Владимирова
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 сентября 2013, №38 (316)
размер текста: aaa

Темные очки, волосы затянуты в пучок, широкие плечи пловчихи облегает яркая полосатая кофта — Оксана Савченко встречает нас у входа в бассейн «Буревестник». Ее движения и походка уверенны. Она оглядывается, но замечает нас не сразу. Мы машем рукой, Оксана снимает очки и сдержанно улыбается.

Вслед за ней мы идем в бассейн, где тренируется чемпионка. Музыка из динамиков едва перекрывает звук работающей беговой дорожки. В небольшом спортивном зале с обшарпанными бледно-салатовыми стенами уже разминается девушка. Она едва различает предметы, поэтому мама не отходит от нее ни на шаг — еще одна ученица из группы Игоря Тверякова, тренера Оксаны, борется с трудностями на пути к Олимпу.

— Вот в таких прекрасных условиях мы живем, — в зале появляется Игорь, плотный мужчина средних лет, одетый в спортивный костюм сборной России, протягивает мне руку и присаживается рядом.

В группе Тверякова помимо Савченко тренируются еще два паралимпийских чемпиона: Михаил Зимин и Александр Неволин-Светов. У них почти семейные отношения, тем более что первое время после переезда в Уфу все они жили у Игоря, некоторые годами.

— А как по-другому? Иванов, тренер Сергея Бубки, когда переехал в другой город, Бубку забрал в свою семью. Мы работаем по такому же принципу. Они становятся как родные, — говорит тренер. — А Оксану я заметил еще в 2004 году на детских соревнованиях в Чехии. Ей было тринадцать, но уже тогда я увидел в ней очень сильное желание побеждать. Родители у нее общительные, разговорились, и я им сразу сказал, что она будет чемпионкой. Но с переездом в Уфу решили повременить, пока девочка не закончит школу.

Вдоль стен стоит несколько десятков тренажеров, которые явно старше меня. Оксана не притрагивается к доисторическим машинам, работает только с весом собственного тела и резиновыми эспандерами — специальная методика была разработана, чтобы не тревожить старые травмы.

— Она росла на Камчатке, семья жила в общежитии, — тренер говорит очень тихо, почти шепотом. — Еще когда была грудничком, стала чесать глаза. Врач сказал: конъюнктивит. А ребенок плачет, по ночам не спит. Оказалось, что на самом деле начал отмирать зрительный нерв. Если срочно не поехать в Москву на операцию, она ослепнет. Мама добилась направления, за год сделали несколько операций, процесс остановили, но один глаз спасти не удалось.

Тверяков замолкает и внимательно смотрит на ученицу.

— Услышала… Оксана, не подслушивай! — слегка повышает голос тренер и тише — нам: — Я вот вам шепчу, а она слышит весь разговор. Она даже музыку отлично слышит. Так что мне всегда надо быть начеку!

Игорь смеется, Оксана вымученно улыбается. Потом руками в воздухе имитирует гребки и вопросительно смотрит на тренера. Тверяков кивает.


Все как у людей

— Уфа — единственный город-миллионник, в котором так мало бассейнов. Сначала у нас в республике был президент, который любил хоккей. Теперь новый президент, он любит футбол. И все деньги теперь уходят на развитие ФК «Уфа». Им же отдали 50-метровый бассейн, единственный в городе, — рассказывает Оксана.

— Зачем футбольному клубу бассейн?

— Нам тоже это непонятно, — пожимает она плечами. — Но у нас фактически вся сборная — приезжие. Откуда своим пловцам взяться, если детям даже негде плавать? Вот недавно был спор в городе: бассейн построить или торговый центр. Угадайте, что будут строить?

Мы гуляем по городу после тренировки. Подходим к главной местной достопримечательности, памятнику Салавату Юлаеву с кнутом в руке и верхом на коне, — это самая крупная конная статуя в Европе. Но небо хмурится и к долгим прогулкам не располагает. Оксана ежится и кутается в пальто.

Справа от нее идет ее подруга Аня, полненькая, добродушная девушка с большими глазами. Последние несколько лет они почти неразлучны, познакомились в бассейне, когда Оксана только приехала в Уфу. Сейчас Аня больше не тренируется, учит плавать грудничков. Дела пока идут неважно: грудничков в городе много, но учить их плавать родители почему-то не хотят. Подруги думают, как раскрутить Анино дело.

— Я вчера на Оксану смотрю и говорю: у тебя все получится. Некоторые люди рассказывают о своих планах, и им не веришь, а на нее смотришь и понимаешь, что Оксана сделает все, чтобы добиться результата. Она для меня авторитет, хотя я и старше. Сколько всего она достигла в свои двадцать два! Действительно заслуживает уважения, — говорит Аня.

Количество наград Оксаны Савченко измеряется не десятками, а сотнями. На чемпионатах России она побеждала больше 60 раз, на первенствах Европы и мира — больше 50. С последних двух Паралимпийских игр возвращалась в статусе самой титулованной спортсменки сборной России.


Я сразу ребятам сказал: вы порцию славы получили, следующая будет порция грязи. Оксане как самой успешной больше всех и завидуют, — в голосе тренера возмущение, обида, горечь.


— У меня, кстати, после Пекина была звездная болезнь, — честно признается Оксана. — Начальная стадия, которую на корню обрубили друзья и Игорь Тверяков. Я приехала на первый после Паралимпиады чемпионат Европы, считая себя величайшим чемпионом, и была на сто процентов уверена: раз выиграла Игры, выиграю и здесь. В итоге проиграла все старты. Серебро ведь уже не медаль. Тогда, на этом чемпионате, у нас состоялся с Игорем Львовичем разговор. Он мне объяснил, что бывают не только победы, но и поражения, к которым стоит относиться проще. И больше работать. Это был психологический настрой на всю жизнь. После того чемпионата я не проиграла ни одного старта.

Оксана сидит напротив меня в ресторане «Морошка» — это ее любимое место в городе. Здесь мягкие диваны, негромкая музыка и очень домашняя атмосфера. От вчерашней напряженности в общении не осталось и следа. Когда разговариваешь с Оксаной, невольно заряжаешься ее энергией. В ее словах ни малейшего намека на фальшь или бахвальство.

— Мама пыталась растить меня как ребенка без физических ограничений. Мне приходилось подстраиваться под всех, на учебу тратить в два раза больше усилий, одноклассники дразнили косоглазой. Но я росла как нормальный человек, ко мне относились как к равной. И плавала с обычными ребятами — паралимпийской сборной тогда не было. Если бы у нас на Камчатке был интернат для слабовидящих, учиться было бы проще. Но это был бы свой, узкий круг общения, и не было бы особых возможностей контактировать со здоровыми людьми, — Оксана вспоминает детство спокойно.

— Я никогда не злилась на бога за то, что со мной произошло. Я счастлива, что могу видеть мир хотя бы одним глазом! Многие люди, которые сначала ведут полноценную жизнь, а потом лишаются ее, впадают в глубокую депрессию и просто не знают, как жить дальше. Им гораздо сложнее, — Оксана ненадолго задумывается, смотрит в окно, потом снова на меня. — Я стараюсь никогда не думать о том, как могла бы сложиться жизнь, будь у меня хорошее зрение. Я такая, какая есть. И мне сложно представить, как бы все было, не будь в моей жизни спорта. Но когда кто-то из знакомых начинает жаловаться мне на свои проблемы, которые на самом деле того особо не стоят, я просто говорю: «Посмотрите Паралимпийские игры!»


Ложка славы — ложка грязи

— Она очень многое видит через мозги, — продолжает Тверяков. — Спорт таких ребят хорошо адаптирует. Видели бы вы ее в тринадцать лет… Цыпленок, который во все тыкается. И сюда она приехала с комплексом, носила вот такую челку, которая закрывала глаза. Я ей говорю: ты красивая девочка, не надо этого делать!

Мы сидим за синим пластиковым столом у 25-метрового бассейна — он в два раза короче, чем на всех главных мировых стартах. Оксана в среднем темпе переплывает от бортика к бортику. Сначала на той же дорожке работает еще один пловец, и только когда бассейн пустеет, у паралимпийцев появляется возможность заниматься индивидуально.

— Для поддержания формы этих условий достаточно, а для достижения успешных результатов нужно выезжать на сборы. Перед Олимпиадой их было семь, в этом году для подготовки к чемпионату мира только три. Сейчас все деньги перераспределены на зимние виды спорта к Играм в Сочи. И мы понимаем, что размеры кошелька не безграничны. Может быть, в развитых странах все и по-другому, но у китайцев приблизительно такие же условия, в Белоруссии аналогичная ситуация. Но побеждаем ведь! Жирующий кот не всегда показывает хорошие результаты, бегающий по улицам и голодный бывает шустрее, — улыбается Тверяков.

Тренер понимает: если они начнут вести «боевые действия», будет просто некогда готовиться к соревнованиям. Остается только ждать 2015 года, когда в Уфе должны ввести в эксплуатацию паралимпийский центр.

Игоря зовут к телефону. Он уходит и через 10 минут возвращается с газетой — сложенным вчетверо номером «Республики Башкортостан». На сгибе небольшая заметка про Александра Минеева — его дом сожгли «благодарные» односельчане.


В день заплыва на 400 метров у меня полопались капилляры, но я все равно вышла на старт с красными, полными крови глазами. Вот только мало кому приходит в голову, что мы плаваем не только для себя, но и для того, чтобы в России узнали о паралимпийском движении.


— Тут недалеко есть поселок, в котором взрывались военные склады. Один из депутатов сельского поселения три дня вывозил людей из опасной зоны на своей личной машине. Потом он отказался от компенсации в 50 тысяч рублей, но был награжден президентом медалью «За спасение погибавших». По деревне пошел слух, что ему дали миллион за эту медаль, хотя, естественно, никто ничего не давал. В итоге в прошлом году люди сожгли ему дом и пасеку в знак «благодарности».

Игорь рассказывает о Минееве стоя, потом, махнув рукой, усаживается обратно на стул.

У Тверякова своя история. Против уфимских паралимпийцев, его учеников, тоже выдвигают обвинения: они, мол, здоровы и вовсе не должны были участвовать в Паралимпийских играх. Интервью с обвинителями можно почитать в местной прессе.

— Для нас инвалид — это человек без рук, без ног, но в международном паралимпийском движении люди с ограниченными физическими возможностями разбиты на классы, в которых они друг с другом и соревнуются. Все жестко проверяется специальными комиссиями, хитрить бесполезно. Но у нас успех не любят. Я сразу ребятам сказал: вы порцию славы получили, следующая будет порция грязи. Оксане как самой успешной больше всех и завидуют, — в голосе тренера возмущение, обида, горечь.

Оксана вдруг встает посреди бассейна и смотрит на тренера. Вряд ли в этот раз она что-то услышала, но, видимо, почувствовала душевное состояние Тверякова.

— У Оксаны есть подруга Анечка, которую фактически бросили разведенные родители. А ей нужно было сделать тяжелую операцию. Как думаете, кто обхаживал, деньги давал? Оксана. Мама Анечки приехала из другого города, дала тысячу рублей. Отец вообще ни разу не был, хотя живет здесь рядом… Мои последнее с себя снимут и отдадут. А те, кто их поливает грязью, даже не знают, что это за люди, — Игорь встает и подходит к краю бассейна. Потом возвращается к столу. Лицо его намного спокойнее.

— Вы видели чемпионку? Обычная спортсменка, легка в общении, любит людей, детей. В бассейн пришла самоутверждаться. Но люди считают, раз им плохо, надо и другим сделать плохо. А я ребятам говорю: не бойтесь выглядеть здоровыми и всегда благодарите бога. У человека есть три богоугодных дела: служение богу, отечеству и семье. Какая бы ни была родина и люди, живущие здесь, это наша родина. Я им внушаю, что, как только они начнут думать о низменном, у них перестанет что-либо получаться. Деньгам служить не надо — будете наказаны.

У Игоря брат-священник и повышенное чувство справедливости. Он говорит, что, как и все, живет от зарплаты до зарплаты. На премиальные после лондонской Олимпиады смог купить сыну небольшую квартиру в Уфе. И деньги он получил не за успехи личных учеников, а как старший тренер национальной паралимпийской команды по плаванию. В 2008 году после Игр в Пекине за три победы 17-летней Оксаны ему тоже не дали никакой денежной премии, но Савченко на свои премиальные решила подарить ему автомобиль. Однажды она села за руль, побибикала и понажимала на педали, кто-то из знакомых это увидел, и пошли разговоры о том, что паралимпийка сама начала водить.

— Она очень сильная, это ее спасает. У нее и мама такая же — бой-баба. Когда Оксану донимали в школе, мать приходила на разборки, не отец. И сейчас, как только у меня с Оксаной возникает конфликт, — звонок из Белоруссии. Мама участвует во всем, знает о каждом ее шаге. Это привычка опекать ребенка-инвалида даже на расстоянии. А кто бы не опекал из любящих родителей, которые прошли через весь этот ужас?

Но несмотря на сильную духовную связь с матерью, Оксана очень независимый человек и сочувствия по отношению к себе не терпит.

— Сложнее всего было бороться с ее характером. Это один из самых сложных моих спортсменов. Если она вам не верит, пальцем не пошевелит. Хотя на самом деле в этих ребятах столько противоречий! Они упертые, но ленивые. Когда я перешел из обычного спорта в паралимпийский, никак не мог понять, почему так устаю. А потом нашел ответ: устаю заставлять их работать. Они делают ровно столько, сколько считают нужным.


Деньги и символы

— Это был самый ужасный год в моей жизни. Скандалы с тренером, депрессии, вылезли старые травмы, появились новые, несколько раз чуть не завязала со спортом. Я даже сейчас беру в руки медали и не понимаю, как я все это пережила и не сошла с ума, — смеется Оксана, рассказывая о пережитом перед Паралимпиадой-2012, но тут же ее лицо снова становится серьезным. — В день заплыва на 400 метров у меня полопались капилляры, но я все равно вышла на старт с красными, полными крови глазами. Вот только мало кому приходит в голову, что мы плаваем не только для себя, но и для того, чтобы в России узнали о паралимпийском движении. Ведь впервые по-настоящему ярко Паралимпиаду освещали только в Лондоне, а после Пекина многие спрашивали у меня, что это вообще такое.

Оксана добавляет: разговоры окружающих об их «шарлатанстве» ее не злят, но очень обижают. Она вспоминает о своих первых паралимпийских чемпионатах России, когда у организаторов не было денег даже на покупку медалей, не то что на призовые. Но на стремлении к победам финансовые сложности никак не отражались.

— Раньше для нас было счастьем, когда оплачивали выезды на соревнования. Это сейчас уже стали давать деньги, квартиры за победы. И некоторые ребята действительно становятся паралимпийцами исключительно для того, чтобы начать зарабатывать. Но пусть так, это тоже мотивация: хотя бы ради денег идите в спорт! — Оксана подносит к лицу прижатые друг к другу ладони. — На самом деле в России произошли огромные сдвиги. Если развитие продолжится такими же темпами, у нас есть все шансы догнать мировое паралимпийское движение. Главное, что начало меняться отношение! К нам стали подходить незнакомые люди и благодарить, называть примером для подражания. Нас наконец-то стали считать спортсменами! А еще появился свой символ — Олеся Владыкина, посол Сочи и представитель паралимпийцев.

Олеся — подруга Оксаны, двукратная паралимпийская чемпионка по плаванию. Во время отдыха в Таиланде экскурсионный автобус, в котором она ехала с подругами, попал в аварию. Тяжелая травма привела к потере левой руки. Через месяц после выписки из больницы Олеся вернулась к занятиям плаванием, которые забросила после поступления в университет путей сообщения.

— По британскому телевизору постоянно показывали рекламу, в которой паралимпийцев называли суперлюдьми, в ней сняли девушку-велосипедистку без кисти, бегуна без обеих ног, — вспоминает Оксана. — Ажиотаж вокруг Паралимпийских игр в Лондоне был даже больше, чем вокруг Олимпиады. Ни одной пустой трибуны! В Пекине китайцев загоняли: партия сказала — надо идти. А здесь люди шли добровольно и болели не только за своих. Я постоянно выигрывала у своей британской соперницы, но ни одного злого слова в свой адрес не услышала. Меня поздравляли и она, и ее тренер, и местные болельщики.


***

В этом году Оксана Савченко заканчивает два университета: помимо педагогического, где она учится на тренера, еще и нефтяной технический. В оба вуза поступила на бюджет и без посторонней помощи. Хотя сейчас она понимает, что вряд ли будет тренером или инженером по пожарной безопасности.

— Нет, на самом деле я бы с удовольствием занималась тренерской работой — для души. Но совмещала бы ее с общественной. Я очень хочу заниматься развитием спорта в нашей стране, в моем регионе. А то все говорят о том, что его надо развивать, но многое пока только на словах. А у меня есть внутреннее ощущение, что я смогу. По крайней мере я очень постараюсь, — Оксана преображается на глазах, как-то вся внутренне подтягивается. — Мне кажется, что меня там не хватает. Хотя, наверное, всем так кажется, когда они хотят пойти в политику. Но я чувствую, что могу что-то изменить, найти соратников, которые помогут мне развивать спорт в городе и стране. Пусть их наберется двадцать человек — тех, которые за бассейн, пусть нам будет тяжело выстоять против сотен, голосующих за торговый центр. Но говорят же: кто не рискует, тот не пьет шампанского!


Досье РР

Оксана Савченко
Родилась 10 октября 1990 года в Петропавловске-Камчатском. В 13 лет выиграла первый крупный старт. С тех пор Оксана завоевала больше сотни золотых медалей, свыше 50 раз побеждала на первенствах Европы и мира. Первые три паралимпийские золотые медали Савченко взяла на Играх-2008 в Пекине. В Лондоне россиянка завоевала еще пять и стала восьмикратной паралимпийской чемпионкой.


См. также:

Пять из пяти. Как башкирская спортсменка стала пятикратной чемпионкой Паралимпиады и установила новый мировой рекорд

«В итоговом зачете мы будем на четвертом – пятом местах». Михаил Терентьев рассказал «РР» о Паралимпийских играх в Лондоне

Меж двух миров. Американская мечта российского пловца Владимира Морозова

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Золотарева Татьяна 29 сентября 2013
Специально посмотрела ее фото в инете, действительно, очень красивая и приятная девушка! Оксаночка, от всей души желаю Вам реализоваться не только в спортивной, но и в личной жизни, у Вас обязательно все получится! Здоровья и удачи!
Васильева Марина 29 сентября 2013
я с детства не понимаю, почему нужно радоваться и вдохновляться, если кому-то хуже или тяжелее, чем тебе. и вообще, откуда такое стремление обесценивать страдание? почему человек не может страдать оттого что у него хомячок умер?
Слава Клементьева 20 ноября 2013
Васильева Марина: Никто не обесценивает страдание, но оно не должно обесценивать жизнь. Страдание, к сожалению, бесплодно: не всем дано свое страдание превращать, например, в стихи, так что нянчиться со своим страданием - не что иное, как мазохизм. Хомячок умер - это повод застрелиться или оплакивать его всю жизнь? И надо не "вдохновляться и радоваться", когда кому-то хуже, а просто понимать простую вещь: что если человек даже без того минимума, что дается большинству от рождения (руки, ноги, глаза и пр.) смог добиться многого, то человеку с ногами, руками и глазами вообще преступно сидеть и ныть вместо того, чтобы встать и сделать. Жалеть себя и упиваться своими страданиями, может, отчасти даже приятно, только вот пользы от этого - ни себе, ни другим.
Васильева Марина 3 декабря 2013
Слава Клементьева: смерть хомячка - всегда повод, а причины как раз и обесцениваются. не каждый человек может встать и сделать, если у него, например, депрессия и мало ли ещё какие внутрипсихические бедствия. безусловно, люди, подобные персонажу этого материала - молодцы, но и те, кто сидит и ноет, иногда действительно не могут иначе. и им нужна помощь специалиста, а обычная реакция как раз такая: "человеку с ногами, руками и глазами вообще преступно сидеть и ныть".
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение