--

Голландская мечта

Архитектура Нидерландов в Санкт-Петербурге

Три месяца в Эрмитаже будет проходить выставка «Архитектура по-голландски. 1945–2000». Из роттердамского Нового института и коллекций архитектурных бюро привезут макеты, чертежи и фотографии. Нидерланды гордятся своей архитектурой не меньше, чем живописью XVII века или футболом. Такой большой выставочный проект в России проходит впервые. «РР» попытался понять, чем именно интересна современная голландская архитектура.

Константин Мильчин
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

10 октября 2013, №40 (318)
размер текста: aaa

— Вот так неправильно, — произносит Шурд Сетерс из архитектурного бюро Soeters van Eldonk. Он ставит на графин с водой сахарницу и демонстрирует ее слушателям. Странная конструкция символизирует небоскреб — то, с чем он борется в архитектуре.

— Совсем неправильно, — повторяет Сетерс и объясняет. В городе с небоскребами жить неуютно, на улицах процветает преступность. Небоскребы сыграли свою роль в определенном месте и в определенное время, но лучше жить в маленьком городе, где сосед знает соседа, где на улицы выходят окна жилых домов или маленьких баров и магазинчиков, где и днем и ночью есть жизнь. А огромные офисные центры, где жизнь замирает после окончания рабочего дня, с точки зрения Сетерса, зло. Заниматься просто проектированием зданий ему скучно. Интересно создавать целые кварталы.

Голландская архитектура тесно связана с голландскими градостроительными идеями, а идеи — с историей, географией и принципами общественного устройства. В Нидерландах мало земли, а та, что есть, постоянно заливается водой. Значит, нужно строить дамбы, чтобы защититься от наводнений, и осушать польдеры, чтобы увеличить пригодную для жизни и сельского хозяйства землю.

Мельницы, шлюзы и дамбы — все это требует коллективных усилий, а значит, необходимо жить в мире и дружбе с соседями, потому что, когда вода прорвет дамбу, а это все равно случается, нужно будет собрать соседей и быстро ликвидировать последствия.

Ну а поскольку Нидерланды — это ровная, как стол, земля без единого холма, архитектура должна быть интересной, чтобы хоть как-то разнообразить привычный пейзаж из мельниц, коров и каналов. В итоге все эти факторы сказались на голландской архитектуре.

— Роттердам не туристический город, — смеется Гус Бемер, директор Нового института, специальной организации, которая объединила несколько различных ведомств, отвечавших в Голландии за теорию дизайна и архитектуры. — У нас нет «квартала красных фонарей», как в Амстердаме. У них там турист приезжает в город, покупает гашиш в кофе-шопе и идет в музей. Мы же можем предложить гостям только современную архитектуру.


***

Обычно экскурсии по городу начинаются с показа старинных зданий. В Роттердаме старой архитектуры почти нет: 14 мая 1940 года центр города был практически полностью уничтожен налетом немецкой авиации. Голландия сопротивлялась всего пять дней, впрочем, и это было неплохо, ведь немцы считали, что смогут завоевать ее за один день. К 14 мая все было решено, голландцы капитулировали, о чем знала немецкая пехота. Авиации то ли не успели, то ли не захотели сообщить, в итоге немецкие самолеты бомбили беззащитный город.

Тем не менее одна из главных архитектурных достопримечательностей Роттердама относится к довоенному периоду, это расположенный вдали от центра квартал Юстус ван Эффен, названный в честь знаменитого писателя, жившего в XVIII веке. Это первый в Голландии квартал-блок. Его начали строить в 1919 году, а закончили в 1922-м, спроектировал его Микель Бринкман.


— Голландские архитекторы находились под большим впечатлением от советской архитектуры, — рассказывает Альма Плогер из Нового института. В первую очередь их вдохновлял конструктивизм.


— Юстус ван Эффен должен был стать идеальным кварталом, — объясняет архитектор Микель Гротхофф. — Четырехэтажные дома формируют внутри двор, где могут играть дети, а соседи так или иначе вынуждены коммуницировать друг с другом. Двухкомнатные квартиры по тем временам поражали удобством и комфортом, правда, поначалу мыться нужно было в общей бане, которая стояла в центре квартала-блока, потом в квартирах сделали индивидуальные ванны. Во внутреннем
дворике на уровне второго этажа проложена «вторая улица» — сплошной балкон. Разминуться с соседями не удастся, все на виду, нет преступности, нет социального расслоения, так как у всех одинаковые условия.

 В идеальном квартале должны были жить идеальные горожане, отзывчивые и коммуникабельные. Те, что побегут по первой команде затыкать дамбу, чинить шлюз, откачивать воду из польдера. Не получилось: идеальному кварталу достались неидеальные жители — кто-то оказался богаче, кто-то беднее, теперь некоторым жильцам принадлежат сразу четыре квартиры в доме и они превратили свой кусочек жилья в четырехэтажный таунхаус.


***

— Голландские архитекторы находились под большим впечатлением от советской архитектуры, — рассказывает Альма Плогер из Нового института. В первую очередь их вдохновлял конструктивизм. Голландцы гордятся участием своих мастеров в проектировании Магнитогорска, шедевра конструктивистского градостроительства. Собственно, кварталы-блоки очень похожи на советскую типовую застройку. Просто она здесь другого качества.

В том же Роттердаме на складе рядом с шедевром голландского модернизма — табачно-кофейно-чайной фабрикой Van Nelle — расположен склад макетов, которые сейчас готовят к отправке в Санкт-Петербург. В Голландии к макетам свой подход: например, в 50–60-е годы многие макеты выполнялись из спичек и коробков, чтобы продемонстрировать, что дом может быть построен из дешевых и пригодных для массового производства материалов. Голландский идеал — строительство типовое, но при этом не скучное.

Несколько лет назад городок Зандам был отдан муниципалитетом архитектурному бюро Soeters van Eldonk для экспериментов. Зандам, небольшой населенный пункт в 20 минутах езды от Амстердама, раньше на русский транскрибировался как Сардам — здесь плотничал первый русский император, и Петра здесь до сих пор почитают. Есть даже перекресток — угол Царя Петра и Царицы, а в местной гостинице вместо значка туалета портрет Петра I. Впрочем, на одном почитании Петра продержаться сложно, Зандам испытывал проблемы с безработицей и оттоком жителей. Теперь сюда приезжают посмотреть на новейшую голландскую архитектуру.

Самое известное здание города — гостиница Inntel Hotel, многоэтажное строение, которое состоит из нескольких десятков слепленных друг с другом маленьких деревянных домиков, построенных в традиционной голландской манере. Сравнение с Lego или с любым другим конструктором приходит в голову почти мгновенно. Рядом с отелем на привокзальной площади стоят такие же домики, но уже по отдельности. Полностью новый центр Зандама пока не готов, но уже сейчас город выделяется даже по голландским меркам. Хотя здесь есть и кубические дома (в Роттердаме), и трамвай, проезжающий сквозь дом на уровне второго этажа (в Гааге), и стоящий на острове музей Nemo (в Амстердаме), который не просто дом, а еще и место, где огромный туннель превращается в огромный же мост. А в Роттердаме строится дом в виде арки над рыночной площадью.

— Сейчас для архитекторов наступили нелегкие времена, — говорит Альдо Вос из архитектурного бюро Broekbakema. — Примерно половина людей, получивших архитектурное образование, сидит без работы. Большинство бюро живет от конкурса до конкурса. У нас кризис перепроизводства архитекторов.

Кризис архитекторов связан с кризисом экономическим, и бюро ищут выход на зарубежных заказчиков. Поэтому, несмотря на безработицу, русскому несложно получить работу даже в крутых голландских бюро: всем нужны люди, которые разбираются в российских правилах, ограничениях и национальных особенностях.

 О выходе на российский рынок мечтают многие, хотя выиграть конкурсы в России очень сложно. Для голландцев выставка в Эрмитаже — это не только культурное мероприятие, но и попытка проникнуть на здешний рынок.


См. также:

Екатеринбург. Конструктивизм. О судьбе архитектурного наследия 20-х годов прошлого века в одном из крупнейших городов нашей страны

"Неспособность ценить свое прошлое". РЖД разрушило девять из 22 стойл Кругового депо в Москве – памятника архитектуры XIX века

Новая школа: без доски и без тоски. Как дизайн класса может повлиять на успеваемость учеников

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение