--

Белый Бим Черное Ухо: как иностранцы спасают наших собак

Иностранное опекунство для животных - панацея или вынужденная мера? Фоторепортаж из аэропорта "Шереметьево"

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

31 октября 2013
размер текста: aaa

«Команда», сопровождавшая собаку Волка из приюта "Зов предков", состояла из троих человек: Александр Фомичев, непосредственно летевший в пункт назначения по делам и согласившийся прихватить собаку, Катя Матузка, опекун пса, и её молодой человек, героически проведший весь день в аэропорту. Мы подъехали уже после прохождения ветеринарного контроля. Волк явно переживал, все происходящее вокруг было для него непривычным, странным и пугающим: хвост был даже не прижат, а вжат куда-то аж в живот, глаза бегали. Стресс, да и только. Хоть и собачий. Видя это, заботливая хрупкая Катя не отходила от своего чуть ли не превышающего ее по габаритам подопечного, то и дело пыталась его напоить или накормить. Но видимо у животного сработал человеческий механизм: кусок в горло не лез. Да и сам Волк не лез в свою клетку для перевозки, видимо, хотел быть ближе к девушке. Пришлось идти с ним по аэропорту просто с поводком.

Александр Фомичев хорошо одет, и вряд ли подобные перевозки – его способ заработка. Спрашиваю, зачем ему это. «Да я волонтер в какой-то степени. В полной мере, конечно, нас с женой назвать ими нельзя… Сейчас, например, согласился, так как просто часто летаю в Финляндию и мне несложно, раз так все сложилось», - отвечает Фомичев. Он рассказал, что примерно два года назад жена пришла в приют, и с тех пор все закрутилось. «Теперь даже ее коллеги вместо чахлых букетов и конфет дарят ей на день рождения месяц опекунства в приюте – это всего лишь около 1500 рублей, а дело благое», - добавляет Александр. При этом, это даже не предполагает необходимость присутствия опекуна: на эти деньги обеспечивается хороший уход, и все довольны. Такая вот дистанционная благотворительность. Удобно, когда жена или коллега увлекается подобным, подарки можно хорошие и бюджетные дарить. 

Не секрет, что дела с иностранным усыновлением русских детей обстоят не очень. Благодаря гневному ответу наших политиков на американский «акт Магнитского» в виде так называемого «закона Димы Яковлева», теперь ребятишкам въезд в Америку заказан. Граждане США с наибольшей охотой брали наших детдомовцев и отказников под свою опеку. А это куда лучше, чем жизнь в суровых русских детских домах и приютах.

Печальная ситуация с детьми ясна. А что с лучшими друзьями человека - домашними животными? Насколько положение вещей в их приютах отличается от детского? И какой может быть выход, если он требуется? Над этими вопросами мы размышляли вместе с Натальей Быстровой, координатором приюта для собак «Зов предков».
 

У людей нет привычки брать животных из приютов (вместо того, чтобы покупать) и понимания, зачем это нужно; зато много слепого следования моде на использование декоративных и прочих породистых собак в качестве аксессуаров
 

Вот что рассказывает Наталья: «На сегодня в России огромное множество приютов для бездомных животных - почти в каждом более-менее крупном городе. Все они переполнены, и условия, как правило, оставляют желать лучшего. У людей нет привычки брать животных из приютов (вместо того, чтобы покупать) и понимания, зачем это нужно; зато много слепого следования моде на использование декоративных и прочих породистых собак в качестве аксессуаров. В последнее время ситуация начала постепенно улучшаться. Правда, лишь благодаря развитию волонтерских движений, а не в связи с государственными или муниципальными инициативами. Добровольцы не просто приезжают в приюты и помогают ухаживать за брошенными животными, но и полноценно работают над просвещением населения, популяризацией приютских животных, изменением имиджа приютов и волонтеров, созданием таких условий, чтобы взять собаку из приюта было нормой, а не как сейчас – фактически актом самопожертвования».

Пока в этом плане мы относимся скорее к развивающимся, чем к развитым странам (позволим себе такую аналогию). Отличная возможность для таких зверей – это иностранное опекунство, которое, к счастью, пока никем не было лимитировано или запрещено.

Надо отметить, что Волк все время, проведенное в аэропорту, вел себя абсолютно тихо и смиренно. То ли он в принципе такой спокойный, то ли его так угнела непривычная обстановка. А может, тонким собачьим нутром понимал, что впереди не ждет ничего плохого. Насчет последнего, кстати: всякое происходит. Бывали случаи (не в этом приюте), что собак увозили за границу и проводили над ними опыты, например. По этому поводу решили уточнить уже у его опекуна Кати: что было и чего не было, как происходит проверка потенциальных хозяев и так далее.

«Кровавых случаев не было. Были случаи возврата, но это другое. Это про безответственность и переоценку своих возможностей, а не умышленное зло. Потенциальный хозяин заполняет анкету с вопросами, заставляющими задуматься, нужно ли ему это. Например, готовы ли они тратить определенные суммы в случае болезни питомца? Понимают ли, что пес все-таки из приюта? Знают ли члены семьи о решении, и если да, то как относятся?». Кстати, Александр упоминал, что, когда они с женой брали первого кота, к ним приехали «двое» смотреть жилищные условия. Потом контролировали, звонили, приезжали. Теперь уже доверяют.

Но как быть в случае, когда будущие хозяева из другой страны? По словам Кати, сначала они заполняют эту анкету на английском на сайте, после чего с ними связываются и предлагают на выбор несколько собак, исходя из указанных предпочтений. Фотографируют их, снимают видео. С будущими владельцами могут общаться по скайпу, чтобы тоже их видеть и лучше понять, с кем имеют дело. Собак отдают, только если в данной стране или регионе живет кто-то из помощников приюта, кто может в любой момент приехать и проверить условия содержания собаки.

Вообще международным пристройством в «Зове предков» занимается Наташа Быстрова, такой своеобразный МИД приюта, который возник 12 лет назад и успел стать крупным поставщиком-приютом для иностранцев. Она рассказала нам про другие успешные случаи зарубежного «усыновления». «Мы никогда не отдаем собак в иностранные приюты с целью дальнейшего пристройства - только в семьи, и только если мы на 100% уверены, что семья хорошая и ответственная. Выпускники "Зова предков" уже потихоньку "завоевывают" Европу - они живут в Германии, Франции, Италии, Австрии, Голландии, Латвии, Норвегии, Финляндии и следующий счастливчик готовится лететь в Шотландию! За ним его семья, возможно, даже сама прилетит в Москву».
 

Вот так интересно может выйти: бездомный пес, найденный на стройке, и, казалось бы, обреченный на голодно-холодную смерть, теперь будет жить в благополучной стране благодаря усилиям нескольких неравнодушных людей
 

На справедливый вопрос, зачем, собственно, иностранцам нужны наши русские псы, Катя пожимает плечами. Мол, мало ли, какая у них там государственная политика. Может, у них там все собаки наперечет. «Я вот точно знаю, что в каком-то болгарском городе все бродячие животные в ошейниках и чипированные. Что там, в Финляндии – понятия не имею, но, может, думают, что в России все совсем печально, и они смогут хоть кого-то спасти», - говорит она. По идее, почему бы и нет? Чем больше иностранцев будет так мыслить, тем будет больше пристроенных животных. Правда, это никак не поможет росту волонтерского движения и снижению пассивности у нас. Увы.

При взвешивании пса выяснилось, что имеет место хороший перевес, за что пришлось заплатить дополнительно 8 тысяч. Сколько ушло денег до этого, мы не уточняли, но наверняка ушло не мало. И это лишь материальные траты, не считая времени и сил. Но после отлета Катя поделилась, что чувствует себя абсолютно счастливой, хоть и усталой: она пристроила «своего» пса в хорошие руки и радуется сделанному доброму делу. 

Волк благополучно приземлился в Финляндии и встретился с новой хозяйкой. Вот так интересно может выйти: бездомный пес, найденный на стройке, и, казалось бы, обреченный на голодно-холодную смерть, теперь будет жить в благополучной стране благодаря усилиям нескольких неравнодушных людей.

Благодаря им же теперь в год забирают около 30 собак из приюта (вместо 5 изначально). Кто-то берет сразу по двое, кто-то – взрослых собак (обычно их не очень любят, так как считают, что характер сформирован и трудно будет переделать под себя в случае чего). Ситуация становится лучше и лучше. Помните Белого Бима Черное Ухо, потерявшего свой кров? В России их становится меньше. Может, пассивность уходит, а уровень культуры и самосознания все же растут?

Настя Веретенникова
 

Оригинал смотреть здесь

Материал опубликован в рамках проекта "Гражданская журналистика". Это совместный проект "Йополис" и "РР-Онлайн". Подробно о проекте можно прочитать здесь>>
 

См. также:

Деревня для необычных людей. Примерно половина из них (около 20 человек) это люди с отставанием в умственном развитии. Остальные жители поселения помогают им на добровольной основе

Свободу защитникам Арктики. Акция в поддержку активистов Greenpeace и фотографа Дениса Синякова

451 градус по Фаренгейту. Как работает пожарная бригада

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение