--

Реформировать нельзя остановить

Научным институтам дали год условно

На встрече Путина, Фортова и Котюкова научным организациям запретили изменять Федеральному агентству научных организаций в течение года.

Алексей Торгашев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

5 ноября 2013, №44 (322)
размер текста: aaa

Встретились в прошлый четверг в Ново-Огареве президент страны Владимир Путин, президент Академии наук Владимир Фортов и глава нового Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаил Котюков. И президент страны вдруг объявляет мораторий: «Поэтому я думаю, что было бы правильно, если и вновь образованное агентство, и Президиум Академии наук совместно исходили бы из некоего моратория на использование имущества и при решении кадровых вопросов. С тем, чтобы в течение года, не спеша, агентство могло бы само разобраться, и сделать это с помощью Президиума Академии наук, — что же нужно вновь созданной большой Академии, совсем уже большой, состоящей из трех частей, и какое имущество следует как-то использовать, может быть, по другому назначению…»

То есть еще год научные институты не будут ни разгонять, ни объединять и вообще не тронут кадрово и финансово.

Речь, конечно, о реформе Российской академии наук, неожиданно затеянной правительством в конце июня. По сути реформа сводится к тому, что из трех академий сделали одну и эту одну лишили возможности управлять имуществом институтов и бюджетными деньгами. Теперь решать, какие научные институты стоит финансировать, а какие нет, будет ФАНО. Руководить ФАНО назначили молодого финансиста Михаила Котюкова, никогда прежде к науке не имевшего никакого отношения.

Научное сообщество в меру своих сил сопротивлялось и продолжает сопротивляться реформе, подозревая правительство в двух нехороших вещах: во-первых, что науку хотят лишить самоуправления и поставить под чрезмерный контроль, во-вторых, что некие люди хотят продать с молотка имущество трех академий.

Это по сути. Внешне же это все напоминает водевиль: внезапная реформа однажды летним утром, забавные опечатки в законе и танцы вокруг него, обещания назначить Фортова руководить и забывчивость по этому поводу… И вдруг — бац! — мораторий.

— Что это означает? — спросил я академика Валерия Рубакова.

— Я не понимаю, что эти заявления означают. Но есть несколько моментов, на которые я обратил внимание. Фортов на этой встрече сказал, что институты начинают расползаться, и это не здорово. И действительно, институты ведут переговоры с разными структурами. Например, с МГУ, разными министерствами. На предмет того, чтобы уйти из ФАНО.


Будет сформирован научно-координационный совет при ФАНО. И это сейчас единственное пространство для маневра у ученых.


Интерпретировать этот мораторий можно двояко. С одной стороны, что не будет скоропалительных изменений, отставок, закрытий и пресловутых продаж имущества. С другой — что, мол, ребята, никаких перепрыгиваний. Мы должны еще в течение года понять, кто вы такие, кого раздраконить, кого не надо. И никаких спасательных кругов вы не получите.

Такой смысл моратория прямо подтвердил мне Владимир Фортов:

— Мораторий предложен президентом, он обсуждается уже второй раз. Суть в том, что сейчас идет переходный период и происходят попытки институтов перейти в другие структуры. Президент против этого.

Что еще? Еще перенос общего собрания РАН с декабря на март. Теперь полгода будет так, что новые академики РАН, пришедшие из сельхозакадемии и РАМН, по закону академики, а по уставу РАН — нет.

Еще активное обсуждение в научном сообществе требования отставки Фортова, особенно среди молодых сотрудников. Этот вопрос обязательно всплывет на общем собрании, так как многие считают, что президент академии Фортов повел себя неправильно во всей этой истории и сдал своих.

Еще будет сформирован научно-координационный совет при ФАНО. И это сейчас единственное пространство для маневра у ученых.

— Медведев поручил сформировать при ФАНО научно-координационный совет из ведущих ученых, — говорит Валерий Рубаков. — Разговоры о таком совете долго ходили, и в некоторых вариантах положения о ФАНО были прописаны его функции. Например, там было написано, что решения совета обязательны для руководителя ФАНО в таких случаях, как организация и ликвидация институтов, изменение научных программ, оценка эффективности научной работы. В последний момент упоминание об этом совете выскочило из положения о ФАНО. И теперь неясно, будет ли это декоративный орган либо реально работающий.

В сухом остатке получаем следующее. Реформа будет проведена по плану правительства. Реальная реформа науки, которая действительно необходима, откладывается на неопределенный срок.


См. также:

Битва за РАН. Реформа академической науки как театр военных действий

Бунт академиков. Ведущие российские ученые протестуют против реформы РАН

После Академии. Какой будет наука, государство и общество после «реформы РАН»

Решительный бой. Не последний. Почему ученые снова выходят на площадь

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение