--

Философия мотофристайла

Кого объединяет необъяснимая страсть к риску и скорости

Мотофристайл — зрелищный вид спорта, все более и более популярный, собирающий десятки тысяч зрителей. И тем не менее во всей России найдется не больше десятка специалистов по полетам на мотоциклах. Самый знаменитый мотофристайлер страны Алексей Колесников уже несколько лет бесплатно тренирует молодежь в специальном спортивном лагере.

Соня Ляшкевич
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

21 ноября 2013, №46 (324)
размер текста: aaa

— А теперь попробуй перевернуть его на бок, но осторожно: он же без сознания, и у него, может, что-то сломано, — врач Дмит­рий Майоров показывает, какую позу надо придать бесчувственному телу, чтобы продлить в нем жизнь. Девушка пытается мягко перевернуть «пострадавшего» — молодого чело­века нехилого телосложения, но никак не может справиться с задачей. После нескольких бесплодных попыток начинают хихикать и она, и зрители, и «бесчувственное тело».

— Ты лучше сразу на бок падай, — под общий хохот советуют «потерпевшему». Совет универсальный: падать именно на бок советуют в фигурном катании, легкой атлетике, роликах, лыжах. Так меньше шанс получить серьезную травму. Но здесь обсуждают другое: как выжить, когда падаешь с десятиметровой высоты в обнимку с мотоциклом.


Первые рулевые

Летняя школа мотофристайла в самом разгаре. Специальная трасса под Коломной щетинится железными и земляными трамплинами разной высоты и уклона. Поле рядом похоже на большой гараж под открытым небом: куча мотоциклов, запчастей, емкостей с маслом. Никакого пива, полуголых девиц и громкой музыки — это не байк-шоу. Задумчивые взгляды, испачканные руки, негромкий смех: «И это был мой третий перелом» — и постоянный рев моторов. Оглушающий для новичков, но уже незаметный спортсменам. Все вопросы решаются жестами — зачем вообще слова?

С лекции по медицине «студенты» выходят, оживленно переговариваясь, но тема травм уже забыта. Спасать кого-то прямо сейчас все равно не будут — какая глупость, в это никто не верит! «Но послушать было полезно», — отмечают на ходу. В основном тут молодые парни, от 16 до 21 года. Есть пара девчонок и даже 10-летний мальчик. Пока они идут к мотоциклам, мы вглядываемся в их лица, чтобы понять: неужели все они готовы рискнуть жизнью прямо сейчас?

Но никакой решимости в глазах не читается. Буднично надевают шлемы, разогревают двигатели. Одна из девочек стряхивает грязь с плеча. Хочется проследить за ней, но через секунду ее уже не отличить от прочих. Пол и возраст тут, похоже, не имеют значения. Спортс­мены теснятся в очереди перед рампами. Газ — и пути назад уже быть не может: только разгон и вверх, в коломенское серое небо.

— Фристайл-мотокросс — очень молодой вид спорта, и я был первым, кто начал им заниматься в России, — говорит основатель школы Red Bull FMX Factory спортсмен Алексей Колесников. — До меня не было ни рамп, ни приземлений, ни трюков, ни информации. Я видел, что фристайл развивается в США, в Европе, но это все никак не способствовало его развитию в России. Я начал пробовать, строить примитивные трамплины по фотографиям, писал письма известным спортсменам, которые мне не отвечали…

Фристайл и правда молод: в мире официальным годом его рождения считается 1998-й, в России — 2005-й, как раз когда Колесников начал присматриваться к фотографиям чужих рамп.

Вырос спорт из мотокросса: во время гонок по трассе спортсмены не могли удержаться от пары трюков на высоких трамплинах. Одному из них это так понравилось, что он решил забить на кросс, построить трамплины отдельно от трассы и посмотреть, что из этого выйдет. Зовут его Трэвис Пастрана, и он, конечно, американец. Сегодня ему всего 30 лет, он поставил несколько рекордов, у него более 60 переломов и травм, и он — настоящий идол. Потому что его задумка стала популярной невероятно быстро для «новичка».


Первоклашки в рампе

Фристайл популярен прежде всего как шоу. Все бонусы в комплекте: выглядит зрелищно, видно издалека и всем.

— Фристайл — очень эффектная дисциплина, мы собирали на выступлениях по 70–100 тысяч зрителей, — отмечает Колесников. — У других молодежных дисциплин нет таких зрителей. Когда стокилограммовый мотоцикл вылетает с нуля вверх на 13 метров и там переворачивается, в груди что-то передергивается помимо воли. Даже у меня. Да, все еще.

В мире российского мотоспорта Колесников — легенда, куда там Пастране. «Не знать, кто такой Колесников, — все равно что не знать, кто такой Ленин», — почти не шутя говорит отец одного из участников, 10-летнего Семена Неруша из Днепропетровска. На занятия семья юного спортсмена прикатила в самостоятельно оборудованном трейлере: несмотря на юный возраст, Семен уже выигрывал чемпионат Украины по мотокроссу, участвовал в первенствах Европы и мира.

— Семен сам нашел школу в интернете и попросил подать заявку, — папа Семена, Владимир, рассказывает о карьере сына с каким-то удивлением, словно все еще не может поверить. — Я подал, но мы не знали, берут ли сюда детей. А Сема пилил меня каждый вечер: «Проверь почту, что там?»


— Первый прыжок был особенно страшным, — вспоминает Лиза. — Но когда подошла моя очередь прыгать, я поняла, что так ждала этого и так хочу попробовать, что назад пути уже нет.


Школа — это, скорее, полевой лагерь. Раз в год на пять дней здесь собираются те, кто уже постиг азы мотокросса и хочет научиться полетам. Обучение и проживание бесплатно.

— Минимальные требования — нужен накат в мотокроссе, — сурово говорит Колесников. — Участник заполняет анкету и посылает видео, в котором показывает свои умения. Мы судим, чего он хочет от школы. Если он просто едет сюда потусоваться, то это не к нам: мы не организовываем досуг, а выявляем профессионалов.

Здесь под учеников перестраивается парк, ставятся максимально безопасные препятствия, оформляются страховки, даются уроки не только практики, но и теории: как готовить мотоциклы, как сделать из кроссового фристайловый, что нужно делать помимо езды. Удивительно, но эта полевая школа, проходящая всего раз в год, — до сих пор единственное место в России, где можно научиться всему этому.

— Мы даем возможность развиваться тем талантливым пупсикам, которые сидят в Сибири или на юге и лишены абсолютно всего по этой теме, как я был когда-то, — говорит Колесников. — И я вижу, что все это дает плоды: с каждым годом участников все больше.


Тормозная жидкость

В сторонке от толпы молодой парень пьет воду, опираясь на мотоцикл. К нему лихо подъезжает «однокурсник», мягко тормозит, снимает шлем и оказывается… блондинкой. «Видел? Видел, как я?» — ее голос звенит от восторга. Лизе Мищериной 16 лет, и она занимается мотокроссом всего год.

— Она очень долго уговаривала нас на это, особенно папу, — вздыхает ее мама, такая же светлая блондинка. — Лиза ужасно нервничала, отправив заявку, а когда пришел ответ Колесникова, что ее отобрали, было столько криков! А мне страшно смотреть, как она прыгает.

Лиза пока в самой младшей группе — они разделяются по тому, сколько метров спортс­мену придется лететь от рампы до приземления. Ее расстояние — 10–12 метров. Приметная, в розовом комбинезоне, она долго стоит перед каждым прыжком, словно внушая себе, что рампы нет.

— Первый прыжок был особенно страшным, — вспоминает Лиза. — Но когда подошла моя очередь прыгать, я поняла, что так ждала этого и так хочу попробовать, что назад пути уже нет.

Страх — первое, о чем думает зритель. Колесников прав: есть в этом что-то почти мистическое. Спортсмен взлетает в воздух, летит, тебе кажется, что пора бы ему уже приземлиться, и только тут он начинает делать трюк: отпускать руки и ноги, «подламывать» мотоцикл, вращать его в разные стороны. Крик буквально застревает в горле.

— Сема всегда делает на какой-то процент меньше того, что он может, — это наша установка. — Так решили вопрос родители Семена Неруша. — Здесь, в школе, он уже во второй группе — прыгает 14 метров. Все говорят, что он может и 16 прыгнуть. Но мы его не пускаем. Страхуем. Как-то дома на трассе ему запретили прыгать особенно длинный прыжок. Но смотрим — газ открыт, несется на него, прыгнул, удачно! Подъезжает к нам: «Какой я вам сюрприз сделал!» Мы едва живые от испуга: думали, у него газ заклинило.

Впрочем, это единичные случаи. Когда родители поняли, что сын готов спать с мотоциклами в обнимку, они сами стали тянуть его на трассы.

— Он все-таки еще робеет, стесняется, так что временами приходится уговаривать, идти на хитрость, — удивляет папа, Владимир Неруш. — Вот грядет соревнование, спрашиваю: «Едем?» — «Нет!» Боится. Я отступаю и равнодушно бормочу: «Ну и хорошо, не надо.» Подходит через десять минут: «Может, я поеду?..»

Несмотря на очевидный прогресс участников, их уровень еще недостаточно хорош, чтобы выступать в шоу. Так считает Колесников. Главный парадокс фристайл-мотокросса: со стороны спортсмены кажутся сумасшедшими экстремалами, а на самом деле относятся к своей безопасности предельно внимательно.

— Я уже стабильно прыгаю, хочется попробовать какой-нибудь трюк — руки отпустить или ноги, — советуется ученик с тренером Антоном Смирновым. — Можно уже?

— Обе ноги или руки — ни в коем случае, — отвечает тот. — Можешь одну ногу попробовать.

Пока новички пробуют отпускать конечности, профи делают в рампе сальто назад. Вопрос «зачем» здесь не задают и ответа на него дать не могут — только пожимают плечами и горящими глазами поедают трамплины.


См. также:

Красная мотомашина. Учиться ездить на мотоцикле по льду лучше всего в России

Гарлем по-русски. Как любовь к Джордану заставила русских баскетболистов научиться летать

Страсти в Кущевке. Футбол на мотоциклах остается популярным на Кубани

Сражение при Алькатрасе. Баскетбол между тюрьмой и религией

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение