--

Нашла коса на парки

Как простые люди и крупный финансист борются за московские парки

Жизнь большого города подразумевает постоянную суету, шум, пробки, стресс и прочие “прелести” современной рафинированной цивилизации. Но люди во всем мире уже давно нашли решение - парки, эти драгоценные изумрудные островки в каменных джунглях мегаполисов. В Нью-Йорке это гигантский Центральный парк, в Париже - парк Сен-Клу и Люксембургский сад, а в Гонконге – парк Чонквонг. Ведь недаром парки называют “зелеными легкими” наших скованных бетоном и асфальтом городов.

Михаил Сазонов поделиться:
27 ноября 2013
размер текста: aaa

В Москве складывается парадоксальная ситуация: во всем мире площадь парков увеличивается, а у нас от парков не откусывает кусок пожирнее только ленивый. Заметим, что таких “ленивых” в последние годы все меньше и меньше…  А если есть агрессор, то должен быть и заступник. И если мэрия не спешит на помощь местным жителям, то инстинкт самосохранения подталкивает их к самоорганизации. Одной из таких гражданских инициатив стало движение “За Парк”.

В одном из прошлых репортажей мы рассказывали про гражданского активиста Дмитрия Ястребова и его инициативную группу, ведущие борьбу за сохранение природных комплексов, на которые посягает программа «200 храмов» (yopolis.ru/occasion/595577/15660).

Еще один заметный общественный защитник парка на Ходынке – Олег Ларин. Прошлым летом он превратился из обычного стенающего и ворчливого москвича в активиста общественного движения «За Парк». На самом деле, Олег – личность весьма неординарная. Его основное место работы – финансовый департамент в крупной инвестиционной компании, которым он руководит, и, казалось бы, клише «жизнь удалась» – это именно про него. А тогда зачем совершать какие-то лишние телодвижения? Но это на первый взгляд. 

«Вообще у меня уже давно возникло желание проявить свою гражданскую позицию. Долгое время у меня было такое гнетущее чувство, что лично я ничего не могу поменять – весь этот полицейский и строительный беспредел... Кстати, история о том, как я стал лидером движения “За Парк”, довольно забавная. Это было прошлым летом, когда в нашем парке неожиданно стали возводить какой-то деревянный помост с крестом. В тот вечер я нашел у себя в почтовом ящике листовку, призывающую защитить наш парк от самозахвата. На следующий день я пришел в парк на Ходынке, где уже стояли как некие молящиеся граждане, так и группа жителей, которые выступали против строительства. Так я познакомился с ребятами, и позже, когда мы проводили сбор подписей, за час мне удалось собрать на “пустом” бульваре более 50 подписей. Всех это впечатлило. Сначала все решения у нас принимались коллегиально. Но очень скоро стала очевидна необходимость единого центра принятия решений и ответственности – тогда я был выбран соратниками руководителем движения», – рассказывает Ларин.
 

Сейчас самая «горячая точка» на Ходынке – это место, где РПЦ планирует построить новый храмовый комплекс по печально знаменитой программе «200»
 

Жилые дома на Ходынке были построены в начале нулевых и продавались за деньги, то есть состав жителей тут примерно однородный по социальному статусу. Я прошу рассказать Олега про возможный конфликт интересов, на который так часто упирают сторонники храма – лоббирование интересов одного их конкурирующих застройщиков. Олег широко улыбается, устало вздыхает и голосом школьного учителя объясняет: «Да, действительно, самое частое обвинение. Но правда заключается в том, что я лишь включен в конкурсную комиссию по проекту парка в составе 10 человек, вот, собственно, вся моя связь с компанией “Интеко". То есть подавляющее большинство обвинений наших оппонентов сводится к тому, что мы ужасные лоббисты, но если начать разбираться - сразу становится ясно, что это не так. К слову про лоббирование: вот документ с судьбоносного заседания у Ресина,–- показывает мне ксерокопию, – на котором было принято решение о поиске нового участка под строительство храма. Там черным по белому указаны “жертвователи” на храм – это Металлинвест Алишера Усманова и ВТБ. Так что говорить о том, что деньги (а это не менее 150 миллионов рублей только на здание часовни) собирает община - это ложь». 

Пресс-секретарь движения «За Парк» Наталья Чикалаева делится со мной своими нелегкими «боевыми» буднями: «Собственно, наше движение началось в тот момент, когда над парком на Ходынке нависла угроза его застройки. Жители начали делились тревогами на соседско-бытовом уровне, а затем это выросло в осознанную и ответственную гражданскую позицию. Так родилось движение “За Парк”. Сейчас мы взаимодействуем с многими подобными инициативными группами граждан, например из Митино и с Кронштадтского бульвара. К сожалению, в нашем арсенале не так много средств по-настоящему действенных для достижения результата. Мы пишем обращения в органы муниципальной власти, в прокуратуру и контролирующие природоохранные организации. Но в виду тотальной неэффективности государственной системы и нежелания чиновников работать на местах мы имеем то, что имеем: одни лишь формальные отписки – это какой-то замкнутый круг. Поэтому мы регулярно стараемся проводить свои мероприятия на открытом воздухе (от соседских праздников и посадок деревьев до протестных митингов и пикетов), привлекая как можно большее число местных жителей. И люди откликаются – ведь этот парк, это одна их немногих отдушин для огромного количества наших пожилых родителей, молодых мамочек с детьми и просто уставшего работающего человека».

Сейчас самая «горячая точка» на Ходынке – это место, где РПЦ планирует построить новый храмовый комплекс по печально знаменитой программе «200». Изначально планировалось построить скромную часовню, которая плавно трансформировалась в комплекс на 3 гектара. Вообще, РПЦ старается строить именно комплексы: это сам храм, воскресная школа, дом притча, какие-то хозяйственные постройки. У местных жителей есть очень большие подозрения, что раз такие участки выделяются в собственность, то, возможно, потом землю могут перепрофилировать и вовсе не под религиозные нужды. Изначально движение «За Парк» пошло навстречу этому проекту и предложило согласовать место строительства такое место строительства нового храма, которое бы устроило всех местных жителей. На самом деле у РПЦ есть вполне себе отработанная технология продавливания такого рода проектов: приезжает группа православных активистов с заранее заготовленными листовками, столбит место установкой поклонного креста и начинают собирать подписи (в том числе и в электронном виде). На этом моменте Наталья обращает внимание на сомнительность этих подписей: если проверить IP-адреса тех, кто оставляет записи ЗА, то среди них обнаруживается множество интернет-магазинов и прочих подставных лиц. Также видно, что некоторые «мертвые души» голосуют по несколько раз. «То есть если раньше ситуация была нейтральная, то теперь конфликт перешел в открытую фазу, и если управа и префектура все же выделят под храм именно этот участок, то мы, местные жители, просто выйдем на улицу и возьмем это место в кольцо», – предупреждает она. 

Еще любопытная информация поступила от муниципального депутата района Марьино Екатерины. Речь идет о том, что землю под строительство храма выделяет управа района, но для этого необходимо провести межевание. И вот тут любопытный момент – в тех районах, где участок явно будет «конфликтный», там РПЦ сама оплачивает эту процедуру (а ее стоимость колеблется в районе миллиона рублей за каждый участок). И когда местные жители начинают протестовать, то до их сведения доводят, что уже все проплачено. 

В народе говорят – цыплят по осени считают. Так вот, результат крайне неоднозначный: с одной стороны, власти Москвы во главе с главным архитектором Кузнецовым и инициативными гражданами, как Олег и Наталья, активно работают над европеизацией нашего города – проектируют по-настоящему красивые и удобные парки (взять хотя бы последний проект парка в Замоскворечье – красота такая, что глаз не оторвать). С другой стороны – старая «лужковская» гвардия с Ресиным и Гундяевым, для которых превыше всего стоят отлитые в граните монументальные ценности Российской империи, как Православие, золотые купола и, разумеется, и столичная земля под ними, полученная задаром.


Оригинал смотреть здесь

Материал опубликован в рамках проекта "Гражданская журналистика". Это совместный проект "Йополис" и "РР-Онлайн". Подробно о проекте можно прочитать здесь>>


См.также:

Кто москаль, тот не поймет. Украина совершила главный геополитический кульбит эпохи

Музыкальное чувство памяти. Как написать роман о семейной памяти и истории страны

Рыба вместо факела. Как 101-летний спортсмен готовится к участию в эстафете Олимпийского огня

Передел именем Бирюлево. Почему закрытие Покровской овощебазы не стало ударом по продуктовой мафии

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google s.chuykov@gmail.com 27 ноября 2013
Дом причта всё-таки, а не притча
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение