Истерику прекратить!

От редакции

поделиться:
5 декабря 2013
размер текста: aaa

Для того чтобы уравновесить содержание дегтя и меда, хотелось бы продолжить незаконченную сюжетную линию про подмосковную речку Злодейку.

Летняя велопокатушка автора, с которой, собственно, и началась работа над темой самозахватов, все-таки завершилась плачевно. На въезде в деревню Акулинино Домодедовского района дорогу преградил шлагбаум, в наглую отсекающий прекрасную асфальтовую дорогу и замыкающий собой многокилометровый забор. «Люди, которые там живут, не хотят, чтобы посторонние тут ездили», — честно признались охранники.

Через Общественную палату РФ мы обратились в прокуратуру Московской области. Оттуда пришел ответ, который подтвердил, что 2,9 км дороги общего пользования попросту захвачены товариществом «Петровские сады». Среди его обитателей  — крупные предприниматели, главы госкорпораций и высокопоставленные государственные чиновники. В отношении гендиректора «Петровских садов» возбуждено административное дело, решается вопрос об уголовке по статье «Самоуправство», а главное — шлагбаум все-таки убрали. В этом корреспондент «РР» убедился лично. Государственная машина худо-бедно заработала.

Но! В Акулинино все равно не пускают. Просто не пускают. Без всякого шлагбаума. Охрана запаслась для этого специальной перегородкой на колесиках.

В этот текст вообще много чего не влезло. Вот вам еще одна ложка дегтя: умопомрачительное выездное совещание в поселке Савостьяново Приозерского района, свидетелем которого стал автор. Дело в следующем: местное вип-охотхозяйство (вступительный взнос — 5 млн рублей) огородило забором 880 га леса. Кто позволил? Да никто. Охотники «включают дурочку» и козыряют разрешением на вольерное содержание зверей, которое выдал областной комитет охотничьего хозяйства. Но этот комитет не имеет прав распоряжаться землей — только зверями. Да и площадь вольера в разрешении комитета не указана. Ну и чем закончилось это заседание? Ничем не закончилось. Все повздыхали: «Дыра в законодательстве, дыра в законодательстве», — и разошлись. А прецедент очень опасный. Благодаря этой дыре в законодательстве теперь можно захватывать землю тысячами гектаров под предлогом вольерного разведения ежей или зайцев. И это уже происходит не только в Ленинградской области.

В процессе работы над текстом автор окончательно убедился в том, что аргумент «дыра в законодательстве» в подавляющем большинстве случаев несостоятелен. Дыры в законодательстве существуют везде и всегда, ни один закон до конца не заштопаешь. Интерес влиятельного человека, помноженный на талант юриста и зависимость правоохранительных органов, дырочку в законе всегда найдет. Дыр нет не там, где их нет, а где ими слишком невыгодно пользоваться, где все понимают, что хотел сказать законодатель, и не «играют в дурочку». В Ярославской области пару лет назад одно хитроумное охотхозяйство тоже попыталось «поразводить животных» в многокилометровом вольере — суд встал на сторону местных жителей.

Это к тому, что вопрос о заборах упирается не в федеральное законодательство, а в гармонию местного самоуправления. Там, где она есть, закон работает. Там, где ее нет, тот же самый закон почему-то не работает, и все маниакально кивают на Госдуму, которая якобы что-то там не дописала.

Огораживание — это истеричная попытка людей удовлетворить свои базовые потребности в социальной гармонии

Когда власть на местах не имеет никакой связи с местным сообществом и по духу своему колониальна, заборы растут, как   поганки после дождя. И наоборот, в тех нередких, кстати, случаях, когда местная бюрократия — прямое производное от локального сообщества и более-менее выражает интересы местных жителей, заборная эпидемия сведена к минимуму.

Стены, ограды, шлагбаумы — лучший индикатор эффективности власти. Чем слабее система управления государством, тем выше стены. Чем сильнее — тем ниже и короче. Никаких графиков и соцопросов не нужно, все как на ладони.

Огораживание — это истеричная попытка людей удовлетворить свои базовые потребности в безопасности и социальной гармонии. Аналог паники на корабле. Когда на борту все спокойно, судно на плаву и команда знает, куда мы идем, — все вылезают на палубу, лежат в шезлонгах, читают прессу и флиртуют с противоположным полом. Когда что-то не так, люди зачем-то замуровываются в своих каютах, дерутся за место в шлюпке, убивают друг друга ради спасжилетов, которых и так на всех хватит, — в общем, ведут себя как идиоты.

Мы уверены, что среди читателей этого текста полно самозахватчиков. Мы обращаемся к вам с простым предложением: уберите забор. Ну, уберите — вам же самим легче будет.


См.также:

Заборобой. Что такое «Сюда нельзя!» и как с этим бороться

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение