--

Преодоление. Как покорить Арктику и поставить мировой рекорд

Кто бы что ни говорил, нам хочется гордиться своей страной и своим народом, гордиться за дело. Создавать, совершать, открывать впервые. Единственное, мы почти разучились замечать такие победы и радоваться им. Когда-то я случайно услышала об арктической «кругосветке» яхты «Петр I». Весь экипаж парусной яхты состоял из молодых людей не старше 26 лет. Эти авантюристы и романтики сделали в 2010 году то, чего не удавалось ни до ни после ни одному маститому путешествннику – пройти северо-восточным, северо-западными морскими проходами за одну навигацию и без ледокола.

Вероника Кузенкова поделиться:
17 апреля 2014
размер текста: aaa

Российский экипаж парусной яхты «Петр I» впервые в истории мирового мореплавания обогнул Арктику вокруг земного шара. Экспедиция стартовала 4 июня 2010 года в Санкт-Петербурге. Символическую финишную черту – выход в пролив Ланкастер яхта пересекла 20 сентября 2010 года. От норвежского тримарана (который тоже претендовал на установление рекорда) на тот момент наших ребят отделяло 110 миль. То есть «Петр I» опередил своих соперников примерно на 12 часов. 3 месяца и 16 дней потребовалось экипажу, чтобы преодолеть расстояние в 9023 морские мили, 3000 из которых в суровых ледовых условиях, и достичь заветной цели. Всего же за полгода экспедиции было пройдено более 13 000 морских миль.

Обо всем этом я узнала от Сережи Мурзаева, который прошел всю кругосветку матросом.  

 

 

Как начинаются кругосветки

С капитаном яхты Даниилом Гавриловым (вместе с отцом Даниил вынашивал идею кругосветки), наш герой познакомился летом 2009 года в одной из балтийских регат на пробном выходе в море. Тогда Сережа впервые услышал о планируемой экспедиции. Когда в конце сезона он получил приглашение войти в состав экипажа, то понял, что отказаться просто невозможно. «Еще никто не предполагал, что идти к намеченной цели будет не так уж просто».

Практически всю работу по перестройке яхты и ее подготовке к суровым арктическим условиям ребята делали сами: «Первое, что мы сделали, - подняли яхту на берег. Мы сами строили для нее дом. Закрыли ангар тентами, поставили печку, там было всего два баннера, которые спасали только от ветров. Внутри яхты тоже стояли печки. В сентябре мы ее подняли, до декабря мы разбирали яхту. Срезали рубку, срезали транец, решили удлинить яхту для ее скоростных качеств. Всю внутреннюю обшивку мы тоже заменили. Надо было заново проложить новое утепление, новую проводку. До декабря мы проводили работы только по демонтажу. К новому году яхта была полностью демонтирована, и только с января месяца мы приступили к обратной сборке.

Демонтировать яхту мы могли и сами, а чтобы яхту заново собрать, надо было обращать к квалифицированным рабочим. Плюс материал, работа, оборудование. Поиск спонсоров начался с момента, когда мы поняли, что денег будет не хватать. Поэтому мы начали заниматься средствами массовой информации, искать людей, которые бы могли помочь и рассказать, как это делается.

Последние два месяца лично для меня были месяцами одной работы. Работа, которая приносила мне доход, отсутствовала на тот момент не только у меня, но и у остальных членов экипажа. Последнюю неделю мы не спали. Какие мы сны видели в ночь перед выходом в море? Никакие сны мы не видели. Я забирал спонсорские аптечки и снаряжение, а ребята находились на яхте до 6 утра, после чего они выехали домой на сбор вещей. На сбор вещей ребятами был потрачен максимум час. Я же тогда собраться вообще не успел. Приезжал за экипировкой из Риги. А тогда ушел в море в джинсах и футболке».

 

 

 Выход в море и яхтенный быт

«Выход был запланирован сначала на 1 июня, потом мы поняли, что это нереально, перенесли на четвертое. 4 июня предполагалось выйти в 12 часов дня, а вышли только в 6 вечера. До последнего у нас была не собрана топливная система, не настроено рулевой управление, детали находились в разобранном состоянии. Работы выполнялись основные, чтобы яхта хотя бы двигалась, все остальное доделывали по дороге. Вышли мы в 6 вечера, попали сразу в неприятные погодные условия. У нас не были закреплены топливные баки, крышки от них, соляра начала выливаться, туда попала соленая вода, плюс морская болезнь… Она существует у всех, только каждый по-разному ее переносит, плюс незакрепленные вещи летали с борта на борт. Такой маленький треш. Лучше всего было рулевому, он ничего этого не видел, он управлял яхтой, смотрел на горизонт, ему было хорошо.

Экипаж, который прошел весь круг, состоял из 6 человек. На каких-то этапах кто-то присоединялся, кто-то уезжал. Вахта была разделена на 2 по 6 часов. Кок у нас был отдельно, он  занимался только приготовлением пищи, потому что однажды мы его поставили на вахту и получили в ответ на обед одни макароны.

Наш кок – вообще молодец, это человек, который первый раз пошел на яхте и сразу в кругосветку. Из весьма ограниченного набора продуктов пытался сделать что-то эксклюзивное, чтобы нас порадовать».

 

Встреча со льдом

«Северный Ледовитый океан у нас начался, когда мы вышли из Мурманска, взяли курс на Новую Землю. Температура на протяжении всей экспедиции была от 0 до 5 градусов. Когда мы шли по Северному морскому пути России, это был полярный день, солнце заходило за горизонт, но все 24 часа было светло. Очень холодно было в тумане, если ты идешь и видишь впереди туман, то, скорее всего там лед. Ночью были обморожения, но вставало солнышко и все сосульки начинали падать с мачты. Это весело и скользко.

 

Первый айсберг мы встретили на Новой Земле. Весь экипаж спал, на вахте как раз была пересменка. Одна льдина подошла к нам очень близко. Мы решили никого не будить, хотя сами не знали, что нужно делать. Просто взяли бамбуковые шесты, купленные в Мурманске, и начали ее отталкивать. Льдина оказалась огромная, но оттолкнули. Там лед очень тяжелый: надводная часть может быть около метра, а подводная 5-6 метров. Тогда это было неожиданно. Дальше мы встретили льды на подходе к Челюскину, там их уже было много. Нам это нравилось до того момента, пока мы не попали туда, где один лед или поля льда, где можно было на лыжи становиться и идти до Северного Полюса.

 

Это было тяжело: ты стоишь 12 часов на вахте на палубе и бьешься, бьешься, пытаясь найти место почище, где льда мало. Мы неоднократно швартовались на льдину. То есть подходишь к льдине, прыгаешь на нее, вбиваешь якоря, становишься на веревке и пережидаешь момент изменения ветра, течения, наблюдаешь за льдом, как он двигается рядом с тобой. Если ты не правильно выбрал место, то нужно сразу сниматься с якорей и приходить на новое место. 2 недели мы были во льдах, 2 недели постоянного штурма, 2 недели постоянного движения через перемычки. Искать речушки между большими полями льдов, где можно пройти. Яхта у нас была оборудована спутниковой связью, и нам постоянно присылали из НИИ Арктики и Антарктики фото спутника и погодные условия на ближайшие сутки. Мы пытались понять, куда идти, и медленно продвигались на восток».

Уже за сутки до выхода из льдов при маневре яхта «Петр I» налетела на льдину. Во время столкновения было загнуто перо руля. На практически неуправляемом судне ребятам удалось выйти на открытую воду и добраться до порта, где с ремонтом помогли местные жители и моряки с буксира «Неотразимый».

О штормах и природе Арктики

«Шторма запоминаются многие. В каждом ты чувствуешь себя по-особенному. Первый шторм был, когда мы выходили из Санкт-Петербурга. Все навалилось в одну кучу, поэтому было неприятно. Потом Северное море. Многие моряки очень хорошо его знают. Оно самое «веселое» в плане штормов. Потом на выходе из Мурманска были длинные пологие волны, мы очень долго забирались на гребень волны, долго спускались вниз. Совсем другая волна, и организм меня в этом момент подвел. Я тогда 6 часов не мог встать, у меня была вахта, и я на этой вахте сидел и загибался. Каждый переносит морскую болезнь по своему, она у всех есть. Мы уже месяц в море, а она по-прежнему дает о себе знать. Потом Аляска, там, наоборот, волны были короткие и высокие, как на американских горках. Высота волны 10 метров, где-то так. Смотришь со стороны, вроде целиком мачту перекрывают, а вроде как нет. Мачта сама по себе 22 метра. Снизу тяжело оценить. Волной нас не накрывало, просто катались вверх и вниз.

Можно еще сказать по поводу парусов. Мы очень много парусов порвали, из-за нехватки денег пришлось пойти на старых парусах. Мы их ручным способом чинили. Были паруса, которые не подлежали восстановлению. Именно на Аляске мы порвали самый маленький парус.

Еще Атлантика преподнесла сюрприз, перед Норвегией, когда мы возвращались. Там задуло 35 метров в секунду. Ночь, град. Единственный плюс был в том, что ветер дул попутный, в спину, и мы шли по волне, пытаясь ровно удержать яхту. Первый парус оторвало, второй мы пытались спустить, спустили почти до конца. Без парусов мы шли 12-13 узлов, достаточно большая скорость. Вроде экспедиция заканчивается, уже возвращаемся домой, и тут такое. Чтобы окончательно запомнилось.

 

О том, что было самым красивым в кругосветке  — это дикая природа, нетронутая человеком. Айсберги, потрясающей красоты ледники, это непередаваемо. Здесь есть чувство восхищения перед нашей планетой. Север завораживает. Большинство людей, которые побывали на севере, хотят вернуться обратно. Я не знаю, как это объяснить, но хочется на север. Дикий мир, животные — это тоже отдельная история. Мы повстречались с белой медведицей и с ее детенышами. Нам буквально не хватило 50 метров до берега. Потом долго наблюдали за ними с яхты. Тюлени попадались, они немного боязливые. Моржи любопытные, они приходили к нам в гости и плавали вокруг яхты. Нерпы очень милые животные.

Хотели увидеть полярную сову, но не получилось. С китами тоже разошлись, мы знали, где их можно найти, но не получилось. В Канаде встречались с дельфинами. Они выпрыгивают перед носом яхты, как бы играют с нами».

Возвращение домой

В ноябре 2010 года после полугода в море экипаж яхты «Петр I» вернулся в родной порт. Невозможно было не спросить у Сережи о мыслях и чувствах при возвращении домой. «Я не знаю, как это передать. Голова была пустая, я пытался в голову вбить, что это Санкт-Петербург, вот они дома, причал, мама с папой, друзья, но голова и тело боролись и не понимали, что это окончание экспедиции. Руки дрожали, сказать ничего не мог. Мы потом еще яхту перешвартовали в яхт-клуб, подняли бокалы за удачное возвращение.

Мандраж пропал, когда мы отправились в сторону дома. Я сел в метро, и только тогда почувствовал, что это родное метро, родной народ, что я еду в сторону своего дома, меня там ждут родные и близкие. И все равно не было осознания, что это окончание экспедиции.

Потом Федерация Парусного Спорта России присудила нам номинацию «Яхтсмен Года». Нас приглашали на Арктический Международный форум. Достаточно много писем пришло от людей, которые занимаются путешествиями, полярников, просто сочувствующих.

 

Вернулся я со всем иными мыслями, чего хочется в жизни, что надо делать.

За время кругосветки я понял, что все в жизни реально и возможно, было бы только желание. Будет тяжело, все в жизни тяжело. Есть доля случайностей, везения, но все равно, если ты не будешь бояться, будешь идти к своей цели, удача обязательно будет на твоей стороне».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Mail nastya.franko.75@mail.ru 24 апреля 2014
Приблизительно две трeтьих pocсиян не доверяют правительству. И правильно делают. Вот: allfullinfo.net cepвиc, который был сделан министерством. Здесь размещена инфa о всех жителях СССР, это могут посмотреть все. А люди даже и не подозревают об этом.
Mail nastya.franko.75@mail.ru 24 апреля 2014
Приблизительно две трeтьих pocсиян не доверяют правительству. И правильно делают. Вот: allfullinfo.net cepвиc, который был сделан министерством. Здесь размещена инфa о всех жителях СССР, это могут посмотреть все. А люди даже и не подозревают об этом.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение