--

Скажите «ня!»

Зачем живые русские девушки становятся нарисованными японками

Хрупкая голубоглазая девочка Ксюша смотрит последнюю серию «Невиданного цветка». Полчаса — и аниме закончится, а вместе с ним и чудо. Есть только один способ его продлить: надеть пепельный парик, белое платье с голубым бантом и в реале стать любимой героиней — Менмой. Это превращение и есть косплей — движение фанатов видео, игр и аниме

Аксинья Ремизова поделиться:
27 августа 2014
размер текста: aaa

1-я серия. Водяная крыса и бабочка на ладони

Дзинтан болен, он спит. Сверху на одеяле, которым он укрыт, лежит Менма, мертвая красивая девочка.

— Я пришла, чтобы ты исполнил мою просьбу, — тихо говорит она и нежно улыбается.

Он просыпается:

— Какую просьбу?

Мертвая девочка задумывается:

— Эм-м… Я не знаю.

— Что же тогда исполнять? — спрашивает Дзинтан, вставая с кровати.

«Наверно, она появилась из-за моих переживаний, она воплощение моей вины», — думает Дзинтан.

Москва, Ботанический сад, речка. Вода коричневая, мутная, течение быстрое, на дне осколки бутылок. С берега в воду с плеском прыгает водяная крыса. Четырнадцатилетняя Ксюша в белоснежном платье, она же Менма, плевать хотела на крысу. Она заходит в воду, проваливаясь по щиколотку в ил. Ровесница Ксюши Милана, помощник фотографа, стоит на самом краю речки с вытянутой рукой, держит вспышку. Фотограф Алиса Курганская, ей двадцать четыре, щелкает кнопкой фотоаппарата, вспышка не срабатывает.  Ксюша подпрыгивает и вскрикивает.

Менма из «Невиданного цветка» — любимая героиня Ксюши

Фото: Алиса Курганская

— Что случилось?

— Что-то проплыло мимо, что-то скользкое, похоже, бутылка!

Алиса снова щелкает кнопкой. Ксюша меняет одно кукольное выражение лица на другое.

— Я буду делать вид, будто что-то высматриваю в воде, — заявляет модель и чешет нос.

— Не ковыряй в носу, лучше держи руки перед собой — я тебе бабочку на ладони в фотошопе нарисую. Прямо на меня повернись. Улыбочку сделай такую солнечную-солнечную.

— Я не могу здесь стоять, я вязну! — капризничает модель.

— Все, выползай! — командует фотограф.

На счет три Ксюша выбегает из реки, обрызгивая всех грязью.

— Ксо! Бако! — ругается по-японски Алиса: вспышка работает плохо.

  Насыщенное зеленое поле. Мы стоим рядом с зарослями борщевика: для съемки нужен белый цветок. Ксюша тянется за цветущим борщевиком.

— Давай лучше мороженое купим, и ты в кадре будешь его есть, — уговаривает Алиса. — Какое мороженое тебе купить?

— Любое, я любое съем.

  Ксюша ест мороженое, Алиса ее снимает.

— Ну давай, постарайся, улыбайся глазами, прогиб в пояснице, плечики расправь — вот так, хорошо, — руководит фотограф. — Понюхай мороженое. Как оно пахнет?

  Ксюша срывается с места — хочет посмотреть, получились ли фотографии.

— Куда ты подорвалась? Я тебе не покажу: примета плохая, нельзя, — Алиса непреклонна. — Не беспокойся, ты отлично отыгрываешь.

Ворота в японский сад, огороженный участок на территории Ботанического сада. Возле ворот на корточках сидит высокий худой мужчина в кепке и спортивных штанах, пристально смотрит на муравья, а потом прыгает за ним. Налицо неанимешные расстройства психики. Алиса, планировавшая сделать несколько кадров у ворот, глядя на мужчину, отказывается от этой затеи.

— Во время фотосессий случаются не очень приятные истории, — рассказывает она. — Снимаешь косплей, подходит мужичок в возрасте: «А можно мне тоже сфотографировать?» Отвечаю, что нельзя. Он тут же встает рядом и фотографирует. Вот зачем спрашивал? Не понимаю.

— Когда мы будем фотографироваться? — нетерпеливо спрашивает Ксюша.

— Сейчас, только свет настроим, капризуля! — смеется Алиса и продолжает: — Говорят, что у косплееров ЧСВ — чувство собственной важности — зашкаливает, и это правда. У нас это семейное, к сожалению — такая зазвездившаяся семейка. Кстати, у косплееров популярна глобальная игра в дочки-матери. Вот эти две девочки, — показывает на Ксюшу и Милану, — мои дочки. Тао, мой менеджер, считается моей сестрой. Ну, мы с ней правда как сестры. И вот у нас с Тао есть несколько общих детей, которым мы приходимся мамой и папой. В это играют все. Вообще все. Каждый из нас кем-то кому-то приходится. Это объединяет, помогает знакомиться с новыми людьми. Просто говоришь: «Эй, привет! Ты мой внук».

Жанна Виноградова — популярная косплей-модель/ Фото: Виктор Березкин

Играя, как дети, в дочки-матери, косплееры выстраивают отношения друг с другом. Все знают, что такое семья: обособленная группа со своими правилами, иерархией, взаимоотношениями. Зачем изобретать колесо? Старшая — мама. Если у тебя роль дочери, значит, ты должна чтить старших.  Ксюша залезает на огромную иву. Платье уже не белое, а коричневое. Она сидит на дереве и болтает ногами. Милана подает ей красную смородину из ведра.

— Я думаю так же, как Менма, — говорит Ксюша и жует ягоды.

— Ты просто подбираешь персонажей под свой характер, — парирует Милана.

  Алиса щелкает фотоаппаратом. Ксюша изображает обморок.

— Ксюша такая классная! — смеется Алиса. — Мне нравится первая реакция, когда я скидываю ей превью по почте, а она: «А-а-а, боже!» И чем эмоциональнее реакция, тем приятней.

— Готовые фотки с моим участием мне нравятся больше, — кричит с дерева Ксюша.

— Есть у меня знакомая девочка Соня, она идеальная Полумна из «Гарри Поттера», — продолжает Алиса. — Так приятно смотреть, как она разговаривает, двигается. Я когда только ее увидела, час залипала: «А-а-а, живая Полумна!»

  Ксюша слезает с дерева, фотосет закончен. Мы собираем аппаратуру и, нагруженные, идем к выходу.

— Самый кайф брать мужиков на сеты, — делится опытом Алина, — можно все это на них нагружать, как на осликов.

— Да уж, — говорит Ксюша — она тащит стойку для вспышки.

— Мужчин-косплееров немного, и у них полно фанаток. У девушки лучше фотосет, аккуратнее макияж, она идеальная копия персонажа, но все будут пищать от парня только потому, что он парень.

Она же в образе Малефисенты/ Фото: Макар Виноградов

2-я серия. Лолиты и косплееры

У Дзинтана ужинает друг.

— Попо доволен ужином, — говорит Менма, глядя на уплетающего рис парня.

— А Менма тут? — спрашивает Попо.

— Точно, я туточки! — радуется Менма.

— Я подумал, — говорит Попо, — не мне, конечно, судить, но ее возвращение не к добру, ее душа не может упокоиться, поэтому она здесь.

Менма стоит напротив Попо и плачет.

— Дай мне знак, Менма, — орет Попо, — а я помолюсь. Покажись мне, а не только Дзинтану!

А Менма все стоит и плачет: «Я хочу поговорить с ребятами, но не получается, я ничего не знаю ни о желании, ни об упокоении!»

Мы заблудились, бродим по саду, не знаем, как выйти к ВДНХ, а спрашивать прохожих девочки стесняются.

— Бывает, что люди постоянно ходят в костюмах? — спрашиваю у Алисы.

— Есть Лолиты — девушки, которые в костюмах живут, — отвечает она. — Они презрительно относятся к косплеерам, потому что считают: образ — сама жизнь. Это сплошь подростки, с ними очень сложно.

— А что о вас думают близкие?

— Подруги твердят: променяла родную русскую культуру на бездуховную японщину. А я с мужем знаете как познакомилась? В первую нашу встречу я ему все про хентай и тентакли рассказала. Он был шокирован и в итоге женился на мне. Я увлекаюсь косплеем с четырнадцати лет. Теперь это стало работой. Деньги за съемки начала брать только нынешним летом, — признается Алиса, доставая планшет. — Мне нравится соединять реальность с фотошопом. Здесь, например, луна, блики на воде и рябь созданы в фотошопе. Цветы все настоящие.

3-я серия. Отыграл — значит, влюбился

Дзинтан обнимает Менму, стоя на берегу реки, где она утонула.

— Останься со мной навсегда, я тебя люблю, — говорит он.

Японский ресторан. Все взгляды прикованы к нам с Жанной Виноградовой. Вернее, к ней. Жанна — популярная косплей-модель. Для нее это работа. Сейчас Жанне двадцать семь, но начинала она, когда была подростком.

— Сначала мы отыгрывали любимых персонажей из аниме, — рассказывает Жанна. — А потом стали брать образы из книг, фильмов, видеоигр. У меня случайно получилось, а потом понеслось, и я осталась работать в этой сфере. Я очень впечатлительная, — признается Жанна и делает заказ, не глядя на официанта. — Сначала ты влюбляешься в персонаж, загораешься идеей его отыграть, и получается косплей. А дальше у каждого своя история. Одни любят фестивали: выступать, ездить в другие города. Я вот больше люблю фотосессии.

Молодой официант аккуратно расставляет заказанные блюда.

— Доходы от косплея — мой основной заработок, — говорит Жанна. — Я и фотографии продаю, и для рекламы снимаюсь. Еще вот теперь парики укладываю — не только для наших, но и для театра. Все чем-то заняты: кто-то шьет, кто-то реквизит типа мечей и луков изготавливает. Для косплеера важен внешний вид, но если у твоего героя вещи обшарпанные, то и у тебя они должны быть обшарпанные.

— Нас часто с ролевиками путают, — улыбается девушка. — Для ролевиков главное — атмосфера, постановка, действие, а в косплее важнее внешняя сторона, воссоздание образа до мелочей. Как нарисовано, так все и должно быть. Даже если это фотосъемка, нужно создать характер. Сделать это сложнее, чем в реале. В жизни ты можешь двигаться, рычать, а для съемки нужно позу сильную выбрать, взгляд. Бывает, персонаж визуально шикарный, а характера особого нет. Если брать кино, то наиболее популярны сейчас герои фильмов, идущих в кинотеатре. Все кому не лень Малефисенту косплеят. А на фига брать героя, которого все отыграют?

Глоток жасминового чая, и Жанна, собранная и сосредоточенная, продолжает:

 — Для меня ну очень важен момент перевоплощения, иначе на фото будет моя физиономия, а не персонажа, что бесит. Когда мама, глядя на фото, спрашивает: «Неужели это ты?», значит, получилось, а если мама узнала — увы, нет. Я серьезно работаю над макияжем, прической. А потом над эмоциями. Где-то герой слезу пустил, где-то был в шоке — ты все это отрабатываешь и передаешь в кадре.

Не успеваю задать вопрос, как уже получаю ответ:

— Часто стили причесок мигрируют в реал — какие-нибудь хвостики, например. Вообще люблю пушистые анимешные прически. Иногда снимаешь парик и чувствуешь себя каким-то чудовищем.

— А чем русские косплееры от японских отличаются?

— Говорят, если косплей в Японии зародился, то там он и лучше, — пожимает плечами Жанна. — Но им очень трудно: они же совершенно непохожи на персонажей, которых рисуют. А когда в Японию приезжают русские косплееры — это что-то! Мы для них не накрашенные с утра — уже боги. У нас ведь большие глаза, узкие лица, как у анимешных героев.

— Некоторые люди считают, что это социальный протест, — смеется Жанна. — Протестом можно назвать вообще все что угодно, любое нестандартное поведение. Просто я такой человек: не хочу прожить свою жизнь стандартно и скучно, и если это называется протестом, тогда да, я протестую. Для меня это профессия, но для большинства наших просто хобби. Такое же, как вышивать крестиком. Косплееры — нормальные люди, которые вне фестивалей живут самой обычной жизнью и так же обычно выглядят. Не в обиду вам, но многие ТВ-шоу и газеты пытаются сделать сюжет о косплеерах как о странных, чокнутых людях, которые к тому же крайне опасны. Когда я выступала на телевидении, психолог спросил: «Косплей — это побег от действительности?» А по-моему, водку в подъезде пить — это побег от действительности.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение