--

Подводная жизнь Светланы Ромашиной

Известнейшая синхронистка, трехкратная олимпийская чемпионка о том, как не дышать, не обижаться и не сдаваться

Синхронное плавание в сознании многих прочно связано с двумя мифами. Первый — это легко. Девушки прыгают в воду и под музыку машут руками и ногами — зрелищно, конечно, но разве можно сравнить с биатлонной гонкой или марафонским забегом? Второй — российские синхронистки (как, впрочем, и гимнастки) всегда будут первыми, и даже нашествие инопланетян не сдвинет их с вершины призового пьедестала. Трехкратная олимпийская чемпионка Светлана Ромашина рассказала, что стоит за этой кажущейся легкостью и непобедимостью

Мария Цырулева поделиться:
26 сентября 2014
размер текста: aaa

Самый страшный вопрос

— Когда вы только зашли, я обратила внимание…

— На мою походку?

— Вообще-то мне понравились ваши ботинки.

— Спасибо, — Светлана смеется. — Просто обычно синхронисток узнают по походке. Привыкли ходить по-особенному не только по бортику бассейна, но и в обычной жизни.

Мы со Светланой Ромашиной встречаемся в кафе. Она заказывает витаминный коктейль, а я не могу удержаться от вопроса, который гимнастки, синхронистки, фигуристки слышат, наверное, чаще, чем собственное имя.

— А десерт? Или диета не позволяет?

— Наоборот! Сейчас столкнулась с проблемой — не могу набрать вес. Вроде бы отдыхаю, не тренируюсь, а не поправляюсь. Это плохо, потому что нужен небольшой «запас», чтобы огранизм мог расходовать накопленную энергию, когда я вернусь к тренировкам.

Светлана показывает фотографию на смартфоне.

— Здесь мы с Наташей Ищенко после Олимпиады в 2008 году. Смотрите, какие колобки. Не то что сейчас.

Два года назад в Лондоне Наталья Ищенко и Светлана Ромашина стали первыми синхронистками, на одних Играх выигравшие золото и в дуэтах, и в группе. После этого Ищенко взяла паузу в карьере, родила ребенка.

— Мы до сих пор много общаемся, все никак не можем друг от друга отвыкнуть. Так получилось, что многие из тех, с кем я выступала, скажем, на Олимпиаде в Пекине, уже обзавелись семьями, сидят с детьми. Понимаю, что и мне этого хочется, я к этому готова. Мы ведь не только спортсменки, мы в первую очередь женщины. Нам необходимо семейное счастье и тепло.

В нынешнем сезоне у Светланы была возможность взять перерыв. Но спортсменка решила выступить с сольной программой на чемпионате Европы.

— Может быть, и стоило нажать на паузу, отдохнуть от всего, соскучиться по воде, дождаться такого состояния, чтобы, знаете, появилось желание всем доказать, что ты еще на многое способен. Но я подумала, что стоит побороться за единственный титул, которого у меня еще нет, — титул чемпионки Европы в соло.

— Теперь вы выиграли все, что только было можно. Что дальше?

— Это самый страшный вопрос. И ответа на него у меня пока нет. Физически я очень хорошо готова, прекрасно себя чувствую,  быстро восстанавливаюсь. Но боюсь думать, например, об Олимпиаде в Рио, потому что не знаю, хватит ли у меня моральных сил, чтобы к ней подготовиться. В течение осени Наташа Ищенко должна решить, вернется ли она в спорт. Если да, будем думать, как нам подходить к чемпионату мира, который в следующем году пройдет в Казани, — серьезное событие для нашей страны.

Светлана на какое-то время замолкает, как будто обдумывает, стоит ли ей продолжать говорить на эту тему.

— Может, кому-то покажется диким то, что я говорю, но мотивацию искать сложно, потому что с каждым новым титулом в жизни спортсмена ничего не меняется. Ты тренируешься, готовишься, выступаешь и становишься не 14-, а 15-кратным чемпионом мира. И что из того? Мы привыкаем к своим регалиям, и приходит время, когда ты уже начинаешь работать не ради них, а ради чего-то еще. Сейчас мне нужно найти это «что-то», понять, для чего продолжать заниматься синхронным плаванием. Я вообще по жизни очень упорная. И всегда старалась «тянуться» за старшими. Ну, вот есть, например, у Аси Давыдовой пять олимпийских наград. Так мне всегда хотелось добиться того же, да еще и превзойти ее в чем-то. Но сейчас этого упорства поубавилось.

— Упорства или упрямства?

— Упорство и упрямство — это как две разные стороны одной медали. Мне кажется, упрямство — это моя самая главная отрицательная черта. Я могу долго стоять на своем, даже если не права, и только потом, обдумав все, сумею согласиться с чужой точкой зрения. А упорство — это хорошее, спортивное качество. Оно позволяет тебе достигать всех намеченных целей.

Полная ерунда

Светлане было девять лет, когда ее первый тренер уехала работать в Грецию, и мама отвела девочку на просмотр к Татьяне Данченко. Вердикт специалиста был жестким: Света — маленький, пухлый и негибкий ребенок, работать с ней можно будет, только когда она похудеет и «растянется». «Негибкого ребенка» лишили булочек, сладкого и любимого теплого хлеба и заставили сидеть на шпагате с учебником в руках.

— В жизни потом наверняка не раз пригодилось умение терпеть и отказываться от чего-то ради больших целей?

— Умение терпеть — да. А вот отказать себе в чем-то не могу. Наоборот, всегда нахожу себе оправдание: ради спорта во многом себе отказываю, так могу же я хотя бы в перерывах позволять себе все.

— От чего сложнее всего отказаться?

— В детстве — от тусовок. Сейчас — от того, чтобы проводить время с близкими людьми. Последний год я тренируюсь в облегченном режиме — всего одна утренняя тренировка в день продолжительностью 4,5 часа. Потом — тренажерный зал. Перед Олимпиадой мы проводили в воде по десять часов каждый день.

— Я не жалуюсь, — добавляет Светлана. — Но после этого обидно слышать, когда говорят, что синхронное плавание — полная ерунда, что это не спорт и что девчонки просто двигают ногами под музыку. Порой думаешь: попробуйте сначала поплавайте, а потом уже можете осуждать, сколько душе угодно.

— А еще от синхронисток всегда ждут золота…

— Да. Читаешь перед соревнованиями какой-нибудь материал, а там «стартует турнир по синхронному плаванию, где наши девушки должны победить». Я не буду говорить, что мы никому ничего не должны. Оставим такие заявления футболистам. Да, мы стараемся, мы очень хотим выиграть и делаем все для этого. Честно признаюсь, что сама расценила бы второе место как провал, как кошмарный сон. Но говорить, что мы должны… Все ведь может случиться.

— Вы просто разбаловали своих поклонников. Кажется, что у вас все под контролем. А на самом деле были такие моменты, когда вы сами чувствовали, что еще чуть-чуть и — провал?

— На чемпионате Европы месяц назад я всерьез засомневалась в том, смогу ли занять первое место. За день до соревнований увидела, как разминается моя соперница. Она была настолько хороша, что я поняла — дело швах. Честно говоря, была близка к панике. Но меня успокоила тренер, а потом я сама увидела, что некоторые элементы делаю гораздо лучше. Тогда уже я решила ударить по психике соперниц — на разминке делала все на высшем уровне. И только после этого успокоилась и на соревнования выходила уже уверенная в себе.

— Ожидания болельщиков — это дополнительное давление?

— Раньше это очень давило. С годами начинаешь к этому привыкать. Так же, как привыкаешь к тому, что спортсменки и зрители из других стран все время ждут от тебя провала — когда-то же он все-таки должен случиться. Я уже почти десять лет в сбор-ной, и все время чувствую, что нас сторонятся. Может быть, в этом и есть причина того, что синхронное плавание давно пытаются исключить из программы Олимпийских игр, — высказывает предположение Светлана.

— В чем?

— А в том, что побеждают всегда одни и те же. Перед каждой Олимпиадой снова и снова встает этот вопрос — исключить синхронное плавание из списка олимпийских видов. Говорят, что наш вид спорта нединамичный и что необходимо оставить в программе только групповые упражнения или только дуэты. Пока, к счастью, Международной федерации удается «отвоевывать» нам место на Играх. Но неизвестно, что будет дальше.

— То есть главная проблема синхронного плавания сейчас — это угроза исключения из олимпийской программы?

— Да. А в России есть еще одна проблема — популяризация. Наверное, в этом виноваты и мы сами — слишком мало выступаем дома, не принимаем участия в чемпионатах России. Я иногда смотрю внутрироссийские соревнования и понимаю, насколько их уровень далек от мирового. Но, к сожалению, календарь составлен так, что члены сборной в чемпионате России принимать участия не могут — обычно мы либо еще не успеваем набрать форму, либо уезжаем на международные старты.

— У вас три олимпийских золота и 15 побед на чемпионатах мира. Что из этого самое важное?

— Для меня важнее всего то, что я смогла выиграть свою первую Олимпиаду в таком молодом возрасте. Мне было 18 лет, когда я стала олимпийской чемпионкой. А в сборную попала, когда мне было 15. Я всегда чувствовала себя самой молодой и неопытной в команде. Даже в секции плавания в детстве я была самой маленькой. Туда принимали детей с семи лет, а я пришла в шесть. Поскольку у меня день рождения в сентябре, бабушке пришлось немножко приврать и сказать, что мне уже исполнилось семь, чтобы не ждать еще год. Так что ко всем своим наградам я отношусь достаточно спокойно. Но то, что я смогла выиграть Олимпиаду в таком юном возрасте, почему-то очень греет душу.

Странные люди

Произвольная программа «Куклы» в исполнении Светланы Ромашиной и Натальи Ищенко стала одним из самых ярких моментов Олимпийских игр в Лондоне. Но сама Светлана признается, что ее любимая — «Агенты», программа, с которой Ищенко и Ромашина впервые заявили о себе как о дуэте.

— Подбор программы — это длительный творческий процесс. Обычно сначала находим подходящую музыку — каждый может предложить свой вариант, под нее придумываем образы, а потом уже — сами движения. У нас, слава богу, нет такого: как тренер сказала, так и будет. Все обсуждаем вместе, и Татьяна Евгеньевна никогда не будет против наших идей, если видит, что они действительно лучше.

— В дуэте есть главная и «неглавная» спортсменка?

— Нет. Мне кажется, что в дуэтах лидера быть не должно. По крайней мере у нас такого никогда не было. Я выступала и с более опытной Натальей Ищенко, и с менее опытной Светланой Колесниченко… Главное, чтобы обе спортсменки в дуэте были личностями, чтобы у каждой было свое мнение и она не боялась его высказывать.

— Ругаетесь с партнерами часто?

— Обычно все споры происходят, только когда у кого-то из нас плохое настроение. Поэтому, если видишь, что твой партнер не в духе, лучше лишний раз не задевать его. Мне повезло, и Наташа, и Света — очень спокойные, с ними практически невозможно поссориться.

— А с вами?

— Меня тренеры обычно называют «лампочкой». Но в плохом настроении меня лучше не трогать. А еще, если я злая, меня можно просто покормить. Скорее всего, я стану добрее.

— Что, помимо отработки элементов в воде и работы в тренажерном зале включают в себя тренировки синхронисток?

— Мы занимаемся хореографией, аэробикой, танцами. Много плаваем, развиваем «дыхалку». Есть у меня «любимое» упражнение — 8 по 50 на задержке дыхания. Вот перед тобой бассейн 50 метров. Проплываешь его на задержке дыхания. Потом дышишь несколько секунд. И снова 50 метров без дыхания. Уже, наверное, на втором — на третьем разе ты понимаешь, как тебе тяжело, а ты еще и половины не проплыл. Помню, когда была маленькая, старалась незаметно для тренера вдохнуть немного воздуха, пока плыву. Но тренер все видел и в качестве штрафа добавлял еще 50 метров. Да, — улыбается Светлана каким-то своим мыслям. — Спортсмены вообще — странные люди.

Четыре с половиной

После чемпионата Европы, который завершился месяц назад, Светлана взяла отпуск и на какое-то время старается забыть о спорте. Но не о воде. Перед Олимпийскими играми спортсменка освоила яхтинг и занимается этим до сих пор, а год назад привела за собой и своего тренера Татьяну Данченко.

— У нас был договор: я выигрываю чемпионат мира с сольной программой, а Татьяна Евгеньевна едет со мной в регату. Сейчас прошел уже год, и, мне кажется, она уже превзошла и меня.

Светлана смеется и продолжает:

— На яхте я боевой матрос. Не собираюсь сдавать на шкиперские права и не хочу брать на себя такую огромную ответственность. Лучше буду выполнять команду капитана, который в нужный момент скажет, что делать. Капитан у нас в экипаже — мой молодой человек. Он меня в это дело затащил, пусть он и командует. Правда, поначалу было тяжело плавать вместе: ты вроде бы девушка, а он на тебя кричит. Как с этим смириться? Но потом я четко уяснила для себя — когда мы на яхте, я перестаю быть чьей-то девушкой и становлюсь просто матросом.

Мы заканчиваем интервью и выходим из кафе. Светлана — к машине, у нее на вечер запланировано еще много дел.

— Когда живешь только спортом, все гораздо проще, — признается она. — Жизнь идет по заранее распланированному графику, ты работаешь, и твой результат зависит только от того, как много сил ты прикладываешь к тому, чтобы его достичь. Когда ты делаешь перерыв в спорте и лицом к лицу сталкиваешься с обычной жизнью, на тебя сразу обрушивается масса вопросов, которые необходимо решать, масса дел, за которые ты должен взять на себя ответственность. Розовые очки спадают мгновенно. И никто за тебя ничего не предпримет, все нужно делать самой.

Замечаю, что походка Светланы действительно сильно отличается от походки других людей. Спортсменку легко можно принять за балерину.

— Света, а как еще можно распознать синхронистку?

— Мы дышим ртом, — смеется Светлана. — Серьезно, иногда ловлю себя на этом. Во время соревнований мы не можем вдыхать и выдыхать воздух носом, потому что надеваем специальные зажимы — это, чтобы в нос не попала вода. В повседневной жизни никаких зажимов нет, а привычка дышать ртом все равно срабатывает.

А еще Светлана Ромашина может задержать дыхание на 4 минуты и 30 секунд. Глубоко вдыхаю воздух и считаю. С трудом дотягиваю до 60. Четыре с половиной минуты! Говорят, примерно за столько Земля поворачивается на один градус вокруг своей оси.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение