--

Бокс учит смирению

Как братья Чудиновы съездили в Америку, стали «Ночными волками» и научились совмещать бокс и заповеди

Дмитрий и Федор Чудиновы — два брата-боксера; они одни из самых перспективных бойцов в своей весовой категории. Карьера Чудиновых — это не ровная дорога от спортшколы до пояса чемпиона мира: братьев помотало по свету, они ездили за океан в поисках американской мечты, вернулись в Россию, начали исповедовать православие и патриотизм, одержали несколько значительных побед, а Дмитрий завоевал и дважды защитил временный пояс чемпиона мира WBA

Вера Михайлова поделиться:
13 ноября 2014
размер текста: aaa

Что для вас важнее всего в боксе?

Дмитрий: Я иду этим путем всю жизнь, с одиннадцати лет в зале бокса. Главное — выплеснуть адреналин, использовать свой потенциал, направить его в нужное русло. Профессиональный бокс — это мой осознанный выбор, я не мыслю себя без него. Деньги для меня никогда не стояли во главе угла. Это моя работа, то, к чему душа тянется. Особый стимул — добывать победу для своей страны. Самый сильный мотиватор — когда я выхожу на ринг с мыслью, что своей победой подарю надежду своей стране, своим близким.

Всегда хотелось быть сильным

Этому учат в зале?

Дмитрий: В жизни я встречал много хороших людей, которые меня направляли. Начиная с семьи и заканчивая нынешним кругом общения. Самое большое влияние на меня оказал покойный дедушка — Владимир Петрович Солошенко. У нас были долгие разговоры о жизни. Он считал, что настоящее обучение — это передача знаний от старшего поколения младшему. И вот этими знаниями дед с нами делился, читал нам длинные лекции. Он был инженер, целлюлозно-бумажник. К спорту не имел отношения, занимался в молодости штангой, но только для себя. Воспитывал нас серьезно. Он так мне всегда говорил: не лги себе и не поддавайся страху. Этим летом он ушел, но мы держим в памяти его уроки. Еще в июне он приезжал, сказал, что ему приятнее всего было узнать, что я провел бой в двенадцать раундов. Это достойнее, чем если бы я выиграл в первом раунде нокаутом.

Друг с другом спарингуете?

Дмитрий: Бывает, отрабатываем. Уровень мастерства позволяет нам выкладываться до максимума, мы можем помочь друг другу. Но это только часть подготовки. 

Всех братьев-боксеров принято сравнивать с Кличко…

Дмитрий: Не надо сравнивать. Много братьев-боксеров. Кличко — два брата, которые прославились на весь мир, но это позор нашего бокса. На ринге одно, а вне ринга… Давайте не будем о политике. Мы, наверное, их полная противоположность. Средневесы, а не тяжеловесы, российские патриоты, у нас свой путь.

И кумиров у вас нет?

Дмитрий: Не сотворили мы себе. Я с детства любил держать кулаки на месте и бить точно куда нужно, если уж совсем меня доставали. Всегда хотелось быть достаточно сильным, чтобы защитить себя, кого-то рядом. У всех мальчишек были такие проблемы в детстве. Мы с братом меняли школу, а новеньких нигде не любят. Федора защищал, не люблю, когда брата обижают.

Федор: Да, несколько раз было.

Дмитрий: Мы сами никогда не искали неприятностей. Но наказать негодяев — всегда удовольствие. Два брата, но у нас разные истории. Я с детства в секции бокса, уже тогда было желание доминировать. А вот Федор — он меня, думаю, не поправит — он в форваторе зашел.

Федор: Да, тянулся за Митей постоянно. Учился в школе, искал, чем заняться. Брат в секцию ходит, дай, думаю, и я пойду. Ходил, ходил — понравилось. А теперь жить без этого не могу.

К бою относился как к празднику

Почему вы уехали тренироваться в Америку?

Дмитрий: В любительском боксе у нас очень большая конкуренция. А мне хотелось быть профессионалом. Я решил не дожидаться и уехал. Была мечта познать новое. Всегда хотелось выйти на профессиональный ринг. Вот так резко поехать и показать себя. Очень здорово, что так вышло, мы для себя много уроков извлекли.

Федор: Тогда профессиональный бокс в России был не так хорошо развит, как сейчас.

Дмитрий: Сначала, когда мы туда приехали, казалось, будто в кино попали. А потом все эмоции прошли и началась тяжелая работа. Штаты лидируют по количеству чемпионов мира, и большинство ведущих промоутеров тоже там. Поэтому там можно познать азы профессионального бокса. С этого мы и начали. Осваивали новый силовой стиль. В США намного глубже общая физическая подготовка — это тоже было что-то новенькое. Соперники в спаррингах были совсем другого стиля. Но я к бою всегда относился как к празднику. Нужно приложить максимум усилий, чтобы быть абсолютно готовым. Болельщики, соперник, судьи — ничто не должно повлиять, должен быть на сто процентов готов. Поддержки было мало, но и там находилась русские, которые за нас болели.

Не страшно выходить на ринг, зная, что сейчас тебе набьют морду?

Дмитрий: У меня уже давно нет страха боли. Есть страх подвести кого-то. О себе в последнюю очередь думаешь. Это больше по женской части. У меня жена очень переживает всегда, потому что знает мое отношение — главное, не подвести, выигрывать в любом случае и делать это убедительно. Мысль о том, что у меня глаз разъедется или нос потечет, на последнем плане. Главное — добыть победу.

Федор: Когда мы на ринг выходим, то не задумываемся о боли, мы видим цель и ее нужно достичь. Единственный страх — это подвести тренера, страну, близких. Физической боли мы даже в детстве не боялись. Это как-то с молоком матери приходит, со стараниями тех людей, которые в тебя вкладывают силы, нервы. К тому же основное правило профессионального бокса — защищайтесь все время, может произойти все что угодно, можно и без головы остаться. Поэтому все победы добываются в зале. Чем ты лучше готов к экзамену, тем лучше ты будешь отвечать. То же и на ринге.

Быть профессионалом проще, чем любителем?

Дмитрий: Не проще. Это совсем разные виды спорта, хотя и то, и то бокс. Совсем разные формулы боя.

Федор: Кому-то удобно проводить один бой в три месяца, но драться все 12 раундов, а кому-то удобно пять раз в неделю боксировать, но по десять минут. Это вопрос стиля. Кто-то медленно расходится, но потом его уже не остановить, а кто-то может сразу начать, но быстро выдыхается. Это и есть разница между любителями и профессионалами.

Людям нужен экшн — мы его даем

Сейчас есть мода на бокс среди девушек, он становится популярной разновидностью фитнеса.

Дмитрий: Если девушки будут заниматься боксом на уровне фитнеса, то пожалуйста. Очень полезно, чтобы вес согнать. Но не хотелось бы видеть их на профессиональном ринге. Это печальное зрелище. Хотя у нас есть серьезные боксерши, мы выступали вместе на нескольких шоу. Но я никак не могу смириться с тем, что девушки боксируют. Ребята должны боксировать, это мужской вид спорта.

Федор: Это ненормально, когда девушка девушку бьет. Это чисто мужское занятие.

Вы во всем друг с другом соглашаетесь?

Дмитрий: Практически.

Федор: Тут мы солидарны.

Что вас связывает с «Ночными волками»?

Дружим. Объединяет нас любовь к Родине, мотоциклы; проводим мероприятия для молодежи, выступаем в школах, устраиваем автопробеги. Своим примером показываем, как можно жить. Я думаю, наши слова и поведение на ребят хорошо влияют. Если парень почувствует силу и его направят, то он будет смиренный, будет знать, с кем стоит дружить, а с кем нет.

Смиренный? Вроде бы бокс не предполагает подставлять правую щеку, если ударили по левой.

Дмитрий: Все неоднозначно. С одной стороны — непротивление злу насилием, с другой — добро должно быть с кулаками.

Федор: Когда мы выходим на ринг, то делаем это осознанно: хотим подраться, выяснить, кто сильнее. Мы не держим друг на друга зла. Я на соперника, он на меня. Людям нужен экшн — мы его даем. Но одновременно с этим мы пытаемся пропагандировать и доброту. Побили друг друга, а потом руки пожали: мол, спасибо тебе, молодец, все хорошо. У нас на ринге нет зла. А в настоящей драке, где человек может хотеть тебя убить, ты ждешь, пока он выльет всю свою злость, потом говоришь: «Успокоился? Ну, все, давай, иди отсюда». У меня несколько раз в юности было, когда на дискотеке ко мне подходит пьяный, бьет, а я вижу, что человек ничего со мной не может сделать, и я ему говорю: «Иди с Богом, а то останешься без головы». Я прощаю его, потому что понимаю, что человек неадекватен.

Дмитрий: Боксер должен быть настоящим джентльменом. Нужно иметь самодисциплину, уметь себя вести. Как говорил дед, молодость —  это тот недостаток, который быстро проходит. Надеюсь, все же не слишком быстро. Есть чувство, что мы на верном пути.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Алексеев Юрий 27 декабря 2014
Уважаемая Дарья Михайлова!
Нет в русском языке слова "форватор", есть ФАРВАТЕР.
К сожалению,читая журнал РР, часто приходится констатировать орфографические, пунктуационные и прочие ошибки.
О, времена...((
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение