--

Что же будет с родиной и с нами?

Экономический прогноз для российского гражданина

Курс рубля на прошлой неделе трижды обновил исторический минимум, индекс РТС упал до уровня 2009 года, цены на нефть тоже стабильно снижаются. Все чаще можно услышать: экономика страны находится в рецессии или вот-вот там будет. Пришло ли время паниковать? «Русский репортер» попытался разобраться, чем  обернутся неприятности в отечественной экономике для обычного россиянина

13 ноября 2014
размер текста: aaa

Зарплата расти не будет

По данным Центра развития НИУ ВШЭ в 2015 году падение зарплат жителей России в целом может составить почти 2%. На первый взгляд, вроде бы, не очень много.

— Дело в том, что за прошедшие годы мы привыкли, что зарплаты так или иначе, но росли. Доходы росли, — рассказывает «РР» директор Института экономики РАН и член-корреспондент академии Руслан Гринберг. — Если рост замедляется или прекращается, это воспринимается населением весьма болезненно. Кроме того, рост был не одномерен для разных групп населения. Кому-то доставалось много, кому-то — нет. И последствия нынешних явлений тоже будут не одномерны. 

Судя по выкладкам Росстата, рост средней зарплаты за этот год (по сравнению с годом предыдущим) постоянно замедлялся. Если в феврале-марте он еще колебался в районе 9,7%, то к началу лета снизился до 8,5%, а к началу осени — до 5,3%. Эта статистика легко соотносится с началом конфликта на юго-востоке Украины и с введением санкций-антисанкций.

Притом важно понимать, что реальное падение или же рост зарплат — это плюс индексация и минус инфляция. Но, во-первых, далеко не факт, что работодатель, в том числе и государство, решится на индексацию в современных условиях. Видимо, такой шанс есть у высококвалифицированных специалистов и управленцев крупных компаний. У остальных индексация под большим вопросом. Во-вторых, правительственные «мягкие» прогнозы по части инфляции разделяют далеко не все.

— Официальные лица пока утверждают, что инфляция будет всего восемь процентов, а я думаю, что будет двузначная цифра, — продолжает Гринберг. — Может быть, одиннадцать-двенадцать. Рубль падает из-за роста неопределенности. Проблема в том, что в одной точке сошлись инфляция, спад производства, санкции. Мы входим в очень сложный период.

Инфляция будет зависеть и от потребительских настроений, и от располагаемых доходов.

Хотя до сих пор прогнозы по инфляции, которые давал ЦБ, оказывались довольно близки к реальности. Правда, прежняя ситуация выглядела много стабильнее нынешней — но и от катастрофической нынешняя пока далека.

Россияне научены опытом прежних событий (особенно дефолтом 98-го, но отчасти и 2008 года) и ждут «обвала». В случае с дефолтом конца девяностых спусковым крючком стали чудовищные суммы, которые казна была вынуждена ежемесячно тратить на погашение прежних выпусков собственных облигаций. Фоном были сверхнизкие цены на нефть. В 2008 году все происходило в результате и на фоне крупнейшего общемирового кризиса. Сейчас ситуация иная, просадка нефти и внешние санкции — все это, конечно, неприятно, но полноценного «обвала», видимо, пока не предвидится.

Потребительская корзина и курс доллара

Инфляция — хитрая штука. Если у вас сложная структура расходов и кроме товаров первой необходимости вы много тратите на отдых, путешествия, недвижимость, автомобили и образовательные услуги, то текущие правительственные цифры инфляции для вас, в общем, справедливы. А вот если в вашей потребительской корзине лежат преимущественно еда и лекарства, то можно смело увеличивать показатель вашей персональной инфляции раза в полтора. Цены на продукты питания растут быстрее прочих и останавливаться не намерены.

Так, по данным Общества защиты прав потребителей, уже к концу ноября молочная и рыбная продукция подорожает сразу на 30-40% процентов, а общее повышение ценника на продовольственном рынке составит порядка 20%.

— Да, к сожалению, этот рост (рост цен на продукты питания. — «РР») будет продолжаться дальше. Тут есть два центральных фактора, — объясняет доцент экономического факультета МГУ Филипп Картаев. — Первый фактор касается конкретно продуктов питания, он прямо связан с санкциями. Даже если мы говорим, что у нас якобы происходит импортозамещение, все равно часть товаров с рынка пропала. Уменьшение конкуренции ведет к сокращению предложения и, соответственно, увеличивает цену. Второй фактор более общего порядка. Если растет курс доллара, то дорожают импортные товары. Но дорожают и те товары, которые произведены в России, если при их производстве использовалось иностранное оборудование или компоненты. В их цене тоже «прячется» курс доллара.

Для многих сегментов российского потребительского, продовольственного и сельскохозяйственного рынка характерна именно эта ситуация. Порядка 70% семенного картофеля завозится из-за рубежа. На рынке сахарной свеклы доля зарубежных семян приближается к 95%. Да, конечно, картошку уже не сажают, не сезон, но производитель отбивает расходы, которые у него гарантированно увеличатся в будущем. Просто пиковое положение сложилось в станкостроении — отправной отрасли для целой группы производств.

— У нас для сельхозмашиностроения нет сегодня ни одного завода, выпускающего дизельные двигатели, нет производства мостов, комплектующих, — недавно рассказывал в интервью журналу «Эксперт» Юрий Песков, почти два десятилетия возглавлявший «Ростсельмаш».

Еще хуже ситуация на лекарственном рынке. Из 563 жизненно важных лекарственных препаратов исключительно за рубежом производится почти половина, еще четверть — совместными усилиями российских и зарубежных компаний. Почти 95% антибиотиков в России изготавливается из импортных материалов. Все это закупается за рубежом, за дорогой доллар, и поэтому, очевидно, роста цен не избежать. В ряде регионов, например в Самарской области, цены на отдельные виды лекарственных препаратов только за последний месяц скакнули на 20%.

…И хорошие новости

Дешевый рубль — это не только уменьшение зарплаты и дорогие товары с иностранным компонентом, но и удешевление отечественного производства. Это, вроде бы, хорошо для российской промышленности — о чем нам регулярно напоминают макроэкономисты. В теории это хорошо также и для потребителя сугубо «патриотических» товаров, которые дешевеют вместе с рублем. А такие все же есть. Даже если вынести за скобки продукцию ВПК и металлургов, малопригодную в частной жизни.

Например, в этом смысле довольно неплохо обстоят дела на российском строительном рынке. По многим показателям отрасль практически перешла на самообеспечение. Доля импорта в части обеспечения рынка цементом, бетоном, стройматериалами минимальна. 

— С недвижимостью ситуация сложнее, тут действительно есть факторы, которые ограничивают рост цен, — соглашается Филипп Картаев. — В отличие от продуктов питания предложение недвижимости в краткосрочной перспективе неизменно. Сколько мы построили домов, столько их и осталось. Кроме того, если доходы людей не растут, это уменьшает спрос и тем самым ограничивает рост цен.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение