--

Большой дед следит за тобой

В редакции «РР» состоялся первый в российской истории круглый стол Дедов Морозов и Снегурочек

Они обходят сотни квартир, видят тысячи семей в один из самых важных и ответственных моментов их жизни. Они знают о нас много, очень много — гораздо больше, чем мы сами. Они вездесущи, многолики и из года в год наблюдают, как мы меняемся, куда идем, о чем мечтаем. «Русский репортер» собрал в редакции Дедов Морозов и Снегурочек, чтобы те поделились накопленными знаниями о человечестве. Получилось нечто вроде социологической конференции, протокол которой мы публикуем в предновогоднем номере

Юлия Вишневецкая поделиться:
12 декабря 2014
размер текста: aaa

Участники

  • Юлия Подрядчик, актриса, Снегурочка
  • Дмитрий Данилов, актер, Дед Мороз
  • Наталья Бичан, хореограф-постановщик, актриса, Снегурочка
  • Александр Блохин, Дед Мороз, фокусник

Об уважении к традициям

Юлия: Родители могут купить очень дорогой подарок, заказать шикарное представление, хотя при этом не богаты. Просто живут по принципу «все лучшее — детям». Некоторые скидываются, заказывают Деда Мороза на три-четыре семьи. Я бы разделила заказчиков по тому, как они относятся к нашему появлению. Есть родители, которые чтут традиции, хотят принести в дом сказку, стараются подготовить к ней ребенка. Сами верят ему, сопереживают. А есть такие, которые заказывают Деда Мороза для галочки, потому что так надо и все так делают.

Дмитрий: Это, как правило, молодые родители — родившиеся в 1990–1992 годах. Для них заказ Деда Мороза и в детстве был всего лишь обычным сервисом, и поэтому часто им такой праздник не очень интересен.

Александр: Такая была ситуация: Деда Мороза вызвал папа, а мама выступала против. Она ходила с надменным видом. Чтобы провести один из конкурсов, нужна вся семья, потому что это тоже элемент сказки — сплотить их между собой. И вот мы всех зовем, а она бросает: «Мне эти ваши пляски не нужны». Я сделал вид, что пропустил замечание мимо ушей, — мол, дедушка старый, не слышит. Снегурочка тоже подыграла, и ребенок ничего не понял. Папа на нее посмотрел, и мама нехотя приняла участие в игре.

Дмитрий: А те, кто родился в 1980-е годы и раньше, подобное вспоминают как редкую возможность попасть в сказку. Они мечтали, будучи детьми, чтобы пришел Дед Мороз, и поэтому пытаются подарить волшебство своим детям.

Наталья: У меня был случай, когда вообще ничего не пришлось делать. Заходим, квартира шикарная — я теперь знаю, какой ремонт хочу у себя сделать. Много-много комнат, а девочка одна. И тут она нам говорит: мне ничего не надо показывать, я сама для вас подготовила программу. Усаживает нас, и начинается: танец восточный, песенка, стихотворение. Концертная программа на сорок минут. Нам все нравится. Говорим: «А давайте про елочку». «Нет, — отвечает, — подождите, у меня еще песня». То есть ребенок очень серьезно готовился к визиту Деда Мороза, целый год разучивал программу!

Юлия: А у меня есть семья с четырьмя детьми, с которыми работаю не первый год. Мы начали с получасового поздравления, потом это перешло в час, потом в полтора, в этом году уже будет два…

Дмитрий: Доходит до абсурда — один маленький ребенок наотрез отказывался к нам подходить. Говорит: «Я был плохой, весь год вел себя плохо, не надо мне Деда Мороза». И убегает. Родители не знали, с какой стороны к нему подойти, но в итоге мы нашли к нему подход.

Дмитрий: Традиции праздновать Новый год в России — по-прежнему советские. И, кстати, в кавказских семьях их придерживаются на все сто процентов. Многие слушают речь президента и даже поют российский гимн.

Наталья: Да, поют, я тоже такое видела.

Юлия: У меня была одна бабушка, которая пела советский гимн — «Союз нерушимый».

Взрослые стали богаче и экономнее, а дети взрослее

Дмитрий: Все экономят. Корпоративов становится с каждым годом все меньше. Я помню, как в 2008 году корпоративные праздники переехали из ресторанов в офисы.

Александр: Недавно меня вызывали в «Газпром» — раньше туда заказывали звезд, а теперь просто Деда Мороза.

Юлия: Дети стали раньше взрослеть. Раньше десятилетние ребята были более наивными. Сейчас они уже в девять лет обсуждают девочек. Манера разговора меняется год от года. У них больше доступа к интернету, а следовательно, больше информации. Веру все сложнее сохранять — их уже ничем не удивишь. Раньше мерились машинками, сейчас айфонами.

Дмитрий: В девять-десять лет я носился по гаражам, играя с друзьями в войнушку. Если сейчас вспомнить, каким я был девятилетним, и сравнить с современным ребенком того же возраста, я буду выглядеть как человек с задержкой развития.

Юлия: Да, дети растут очень быстро. Заходим в четвертый класс — дети разговаривают на взрослые темы. Я стою и не знаю, как реагировать. Обращаются ко мне: «Снегурочка, сними шубку, ты ведь, наверное, ненастоящая». Да, это школа, четвертый класс. Лет пять-шесть назад такого еще не было. Но даже в таких ситуациях мы делаем все, чтобы дети поверили в сказку, и очень часто это получается.

Дмитрий: Но вообще нас стали меньше звать в школы. Везде теперь заборы, охранники, незнакомых людей трудно провести, да и знакомых тоже.

Юлия: Выбор подарков тоже каждый год меняется. Дети смотрят телевизор и видят рекламу, поэтому их запросы формируются соответственно. Иногда всем подряд заказывают одну и ту же игрушку. В позапрошлом году буквально в каждом доме были феи Винкс. В прошлом году куклы-вампиры Монстер Хай. А у мальчиков в один год были «Тачки», в другой — трансформеры.

Александр: При этом благосостояние у рядовых москвичей растет. На протяжении пяти лет меня приглашают в одну и ту же семью. И я вижу по обстановке, как у них меняется жизнь: папа, видимо, стал довольно хорошо зарабатывать. Раньше встречал на «Рено», сейчас на «Мицубиси». Или другая семья: раньше с трудом тянули двоих детей, а теперь финансовое положение улучшилось, и появился третий ребенок. И я думаю, что я с этими детками на долгие годы.

Дмитрий: Ушли 1990-е годы. Люди стали культурнее, больше тянутся к образованию, саморазвитию, чаще ходят в театр. Меньше пьют и курят, занимаются спортом, они более вежливы, серьезнее относятся к жизни. Семейные ценности, опять же, — я ездил в разведенную семью, где ребенок живет с мамой, и в этот день папа тоже пришел. Я даже не догадался, что родители в разводе.

О вере в Деда Мороза

Юлия: Верят ли в нас дети? Еще как верят. Загадывают желания, письма пишут, кладут в морозильник. У меня был заказ для четырнадцатилетнего подростка, который верил в Деда Мороза. Так как родители поддерживали в нем эту веру. А есть дети, которые и в шесть лет заявляют, что уже в нас не верят, и это опять же из-за родителей. Иногда взрослые предлагают ребенку сделать выбор — либо к тебе приходит Дед Мороз, либо новое платье.

Александр: Еще зависит от профессионализма. Дед Мороз должен убедить зрителей, что он волшебник — нужно показать волшебство. Я просто показываю фокусы, да такие, что и взрослые  удивляются.

Дмитрий: У меня есть фишка: заходишь и первым делом обращаешься к родителям: «Ничего себе, вырос-то как! А я помню, как ты свой первый стишок мне читал». Ребенок в этот момент начинает верить.

Наталья: У нас был такой случай: искусственная борода отошла, а Дед Мороз, как назло, в этот день забыл побриться. Ребенок заметил подвох. После этого случая мой Дед Мороз всегда бреется.

Дмитрий: Я свою бороду не люблю сбривать — ношу ее лет десять. Под Новый год просто гримирую в белый цвет, чтобы не торчала из-под накладной. Как-то раз над ребенком наклонился и забыл, что в этот момент бороду нужно немного придерживать. И он — хэть! — сдвигает мою бороду, а под ней такая же белая. Я: «А-а-а, что ж ты так дедушку-то!» В общем, мы все отлично отыграли, едем на следующий заказ. Вдруг звонок: у ребенка истерика. Он плачет, рыдает: «Я думал, он ненастоящий, я его за бороду дернул, а у него там настоящая борода! Дедушке больно, я плохой. Он ко мне в следующем году не придет!». Пришлось взять телефон и сказать: «Да-да-да, Вовочка, я приду и через год, не плачь, успокойся». И действительно, в этом году родители опять позвонили: «Вы можете к нам приехать? Он хочет еще раз увидеть Деда Мороза». Раньше ребенок не верил, у него были сомнения, а дернул за бороду — и убедился, что Дед Мороз существует.

О дружбе народов

Юлия: В Москве Деда Мороза зовут представители разных национальностей. Бывает, нас в качестве национальной экзотики заказывают и люди, которые приезжают в гости из дальнего зарубежья, например из США или Финляндии. А когда приезжаешь в кавказские семьи, тебя очень гостеприимно встречают. Семьи большие и дружные, очень много детей. В заказе написано, что у тебя будет два-три ребенка, а на деле там детский сад. Они всегда пытаются усадить за стол, но мы отказываемся, чтобы не разрушить ощущение сказки.

Дмитрий: У меня был один очень интересный заказ. Получаю маршрутный лист, там написано: «Семеро взрослых, один ребенок». Честно говоря, я не очень люблю работать со взрослыми, с детьми интереснее. Приезжаем. Черный дом, ворота с горгульями. Снегурочка испугалась, говорит: «Если там еще и семеро взрослых — мне страшно». Встречает нас сторож-привратник, открывает дверь гаража, куда можно зайти переодеться. Там стоит машина миллиона на четыре, наверное, — и не рублей. Зашли, оделись — выходит папа. Армянин. Крупный, здоровый мужик. Я говорю: «А все-таки, сколько у вас взрослых?» Он на меня смотрит: «Какие взрослые?» Приглашает в дом, мы идем, и тут выясняется, что все семеро взрослых — это прислуга. А живет в гигантском доме маленький мальчик в костюме красного дракончика. У меня сначала дыхание перехватило. Думаю: «Нормально — дракон в замке».

Папа там был в роли наблюдателя, а с ребенком — нянюшка и мама. Мы начинаем как-то выстраивать сценарий, а ребенок говорит: «Давайте я вам лучше все тут покажу». Отец позволил, и мы пошли по этому дому. Я думал, что сотру ноги. У него своя комната, в которую поднимаешься по винтовой лестнице. Там стоит телескоп — величиной с письменный стол. Узкий люк — папа туда, наверное, не пролезет, только мама. В телескоп они наблюдают с мальчиком звезды. Для него сделано в этом доме все. Мы пытались выстроить вокруг этого путешествия свою программу, а он отмахивается: «Ничего не надо, я вам покажу, я вам покажу, я вам покажу». Отвел даже в бойлерную — это, говорит, для тепла, на улице холод. Оказалось, они в этот дом два дня назад переехали. Ему даже подарки были не так важны — ну, подарили какую-то радиоуправляемую машину.

Наталья: Был случай, когда нас с ружьем встречали, с охраной. «Вы же с нами Новый год встретите?» — и такой салют устроили, что мы даже испугались. Но они оказались очень гостеприимными хозяевами. Большой, красивый дом, зал плавно переходит в кухню, стол накрыт. У меня глаза разбежались. Но отказываюсь: «Мы не можем, у нас заказы». Он спрашивает: «До какого времени?» — «Последний в 00.00». — «Так приезжайте к нам потом». Так что армяне к нам относятся не как к представителям сервиса развлечений, а как к гостям.

Об извращениях и фантазиях

Наталья: Очень часто заказывают черного Деда Мороза. Есть люди, у которых есть потребность в извращениях, — они уже все обычное перепробовали. Чем необычнее программа, тем лучше. Если с оленем приедет — хорошо. Со снеговиком — тоже неплохо. Дед Мороз будет черным — вообще отлично. С зайцами приедет — кайф. В Москве многие люди постоянно ищут чего-нибудь в таком духе.

У нас был однажды заказ со снеговиком. Они хотели, чтобы мы вышли на улицу, слепили снеговика, и тут Дед Мороз машет своей палочкой, топает и появляется настоящий снеговик — живой. То есть мы как будто говорим волшебные слова, ребенок закрывает глаза, снеговик оживает.

Юлия: Иногда люди хотят настоящую сказку — даже взрослые. У меня было очень много таких заказов, когда молодой человек хочет сделать приятное девушке. Она приходит с работы, а тут Дед Мороз со Снегурочкой. И когда ей предложили в ладоши похлопать, покрутиться — она счастлива. Так что, вне зависимости от возраста клиента, это все равно остается детской мечтой. И хоть вам пятьдесят лет, хоть семьдесят, мы точно так же вместе со всеми играем и поем новогоднюю песню про елочку.

Александр: Меня беременная женщина приглашала на Новый год. Она пригласила для себя, для своей семьи. Была одна, но пригласила маму и сестру, получился женский коллектив, из которого она одна только знала, что придут Дед Мороз со Снегурочкой.

Юлия: Один раз с помощью мешка Деда Мороза молодой человек предлагал любимой руку и сердце. В мешок накидали множество бумажных снежков — и кольцо тоже положили. Девушка ищет — и понимает, что там уже ничего нет. Начинает выкладывать по одному снежку и все-таки находит коробочку с кольцом. Радости было очень много.

Александр: Был заказ, когда молодой человек, романтик до глубины души, захотел сам стать Дедом Морозом и сделать предложение своей девушке в таком качестве. Я его инструктировал и одевал. Одеть Деда Мороза — это, знаете ли, тоже непросто. Я, допустим, могу одеться меньше чем за минуту. Но если человек не подготовлен, если это впервые, ему очень много времени понадобится.

О суровых буднях

Юлия: Наша работа — в первую очередь работа психолога. Бывают даже люди без профессионального актерского образования, а, например, с педагогическим. Но если ты от природы детей не любишь — ничего у тебя не получится.

Наталья: Был заказ в детском хосписе — вот что очень трудно выдержать. Этот ребенок через неделю умрет, а мне надо к нему обратиться: «Здравствуй, я Снегурочка». Очень сложно. Отработала программу, конечно, но потом меня просто трясло, хоть я и профессиональная актриса. А после хосписа мы поехали в детский дом. В предыдущем месте от рака умирают, а здесь дети, у которых вообще нет будущего. Надо большую выдержку иметь для такой работы. Я первые два года работы Снегурочкой перемещалась с места на место на метро. И могу сказать, что больше я на метро ездить на заказы не буду. Все бегут, последние дни года, всем нужны подарки, толкучка страшная. И тут я с чемоданом и с посохом, и хорошо не в костюме. Представьте, я еще и в костюме зайду в метро — меня оттуда не выпустят, а если выпустят — так очень грязной.

Юлия: С другой стороны, в Новый год бывают такие пробки, что лучше уж на метро.

Наталья: В этом году под бой курантов я стояла в пробке на Красной площади.

Дмитрий: А что мы якобы в каждом доме по рюмке выпиваем — уже давно не актуально. Да, Снегурочка может выпить воды и даже поесть. А вот Деду Морозу это сложно — мешает борода.

Наталья: Переодеваться нужно всегда на лестничной клетке.

Дмитрий: И валенки нужны. Если босиком зайдешь — сказка сломается, в кедах зайдешь — тоже сказка сломается. Только сапоги или валенки.

Александр: Есть обычные Деды Морозы, а есть Деды Морозы VIP-категории — это исключительно профессиональные актеры с шикарными костюмами. Сразу скажу, что VIP от обычного ничем не отличается — но это волшебная тайна.

Дмитрий: Естественно, костюм Деда Мороза VIP-категории хорошо выглядит. Там каждый бриллиантик от Сваровски пришит руками. Обычный костюм, конечно, проще. На фотографии он шикарен, а на деле — просто халат, ни завязок, ни застежек, перемотан поясом. В баню в таком стыдно сходить. А есть супер-VIP, где еще тройку лошадей можно зарядить. Недавно студенты актерского института спросили меня, нет ли работы на Новый год. Я говорю: «Есть, без проблем». «А что, костюмы самим покупать?» — спрашивают. Я отвечаю: «Ребята, если вам просто хочется поработать, можете не брать костюмы. Если вы понимаете, что Дед Мороз вас будет кормить и дальше, то костюм — это вложение».

Юлия: В этому году с деньгами у людей несколько хуже — доллар и евро выросли. К сожалению, многие отказываются, говорят, «у нас в садике есть Дед Мороз, поэтому, наверное, не будем заказывать, да и ребенок уже вырос из этого». Последнее больно слышать, ведь детские мечты не должны зависеть от денег. Чем ближе к Новому году, тем ценник выше. В полночь — пиковая цена. Многие из тех, кто в прошлом году звал Деда Мороза прямо в 00.00, немного смещают время заказа.

Дмитрий: В моем подъезде много семей с детьми «дедморозовского» возраста. Каждый год надеваю костюм и прохожу по квартирам — бесплатно. Зато у меня круглый год во дворе парковочное место, так соседи благодарят.

P. S.

Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке мероприятия Сергею Морозову и ООО «Русские традиции» (http://www.dedmoroz-na-dom.ru)

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение