--

Надя и Зайнаб

Очень простая история о необъяснимом родстве

Надя приехала с Западной Украины, а Зайнаб — аварка. Обе они живут в поселке Дубки в Казбековском районе Дагестана, вблизи Чиркейской ГЭС. Обе многодетные матери. Надя  — директор столовой, Зайнаб инспектирует состояние плотины на ГЭС. Несмотря на разницу культур, женщины дружат и всегда готовы помочь друг другу

19 марта 2015
размер текста: aaa

Надя

Надя приехала с Карпат в начале 1980-х годов, когда ГЭС только что построили. В первый же день восемнадцатилетнюю Надю увидел местный житель Сайфутдин. Любовь возникла раньше, чем с первого взгляда: «Нам сказали, что пришли новые девочки работать в столовой, — вспоминает аварец. — Хорошие, готовят вкусно. Я пришел посмотреть — всех вижу, а одной нет. И у меня почему-то сердце волнуется». Когда Надя вышла на работу, Сайфутдин уже был влюблен: «А как увидел ее косу — совсем пропал».

Их брак мог бы служить примером в любом конфликте Востока и Запада. Сайфутдин галантен и заботив, как европеец. Надя старается быть преданной и самоотверженной, как восточная женщина. И даже иногда из уважения молится вместе с мужем по-арабски, хотя сама православная. «Кухня у аварцев своеобразная, я долго училась готовить хинкал», — рассказывает Надя. Хинкал в Дагестане — это вовсе не то, что хинкали в Грузии. Это вареное тесто, без мяса, но очень тонкое. Если тесто раскатать неудачно, то хинкал скукоживается и будет «синенький». «Если плохо получается, я „синенький“ выкину, мужу ничего не скажу», — говорит Надя. В поселке она вовсе не чужая и лезгинку танцует не хуже местных. В Дагестане так много национальностей, что она — представитель всего лишь еще одной. Сайфутдина на Карпатах тоже полюбили — и руки на своем месте, и выпить может. 

Зейнаб

Зайнаб сейчас живет в той квартире, куда Надя приехала как практикантка. Тогда это было общежитие, а сейчас отдельная квартира, которая принадлежит Зайнаб и ее семье. Соседи остались все те же. Но познакомились они с Надей на работе — Надя работает на первом этаже в столовой, а Зайнаб ходит по всей станции, снимает показатели с приборов. На работу ездят одним заказным автобусом — мужчины сидят отдельно. Муж, пятеро детей, много внуков — все было бы у Зейнаб в жизни хорошо, если бы не внезапная смерть старшего сына Магомеда. «Умер во сне, почему — неизвестно». Это произошло в сентябре. Теперь Зейнаб заботится о его детях — у Магомеда осталось трое сыновей и маленькая дочка.

Вечерами и в выходные Надя и Зейнаб — у себя на огородах. Овощи с этих участков и скотина, которую держат в небольших сарайчиках тут же, помогли обеим женщинам пережить самые тяжелые годы после перестройки, прокормить и вырастить детей. Они возделывают землю и сейчас, хотя дети давно взрослые и разъехались кто куда. И если одна подруга заболевает или уезжает на несколько дней, то вторая всегда помогает — следит за огородом и скотиной. Автор фотоистории Татьяна Плотникова призналась, что и сама почувствовала с женщинами необъяснимое родство. Во время съемок она приболела, и Зейнаб сделала кулеш — абрикосовый компот с мукой. «При простуде первое дело», — сказала Зейнаб. Действительно, помогло.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение