--

Слова не выкинешь

Какие песни мы поем в душе и какими стихами говорим

«РР» представляет результаты большого исследования самых популярных в российском обществе поэтических строк, как классических, так и современных, не разделяя высокую книжную литературу и популярные песенные жанры. Именно песни и стихи быстрее всего становятся частью нашего мышления, способом общения. Мы часто не замечаем, что «говорим стихами», — не осознавая, откуда цитата, можем на ходу бросить: «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне», «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более когда в нее плюют», «Нужно быть спокойным и упрямым»... Многие стихотворения и строчки из песен стали нами. Так какие мы? Что о нас говорят зарифмованные фразы, которые мы любим цитировать? Ответы мы искали двумя путями: заказав всероссийское социологическое исследование и проведя опрос среди читателей «РР» на наших страничках в соцсетях

26 июня 2015
размер текста: aaa

Среди миров в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Ее любил,

А потому, что я томлюсь с другими.

В нашем опросе не все помнили эти строки Иннокентия Анненского как классику Серебряного века. Многие знают их по песне Александра Вертинского, причем с измененной четвертой строкой «… что мне темно с другими». После Вертинского ее пела Изабелла Юрьева, причем сохранилось цензурное утверждение этой песни как «русского романса» под названием «Среди миров»:

«Уполномоченному репертуарного комитета от Изабеллы Юрьевой. Заявление. Прошу разрешить мне для исполнения в новой программе Мюзик-холла следующие старинные романсы: “Никому ничего не рассказывай”, “Жигули”, “Средь миров”, “Он уехал”. И. Юрьева». Резолюция: «Исключительный по пошлости и мещанству репертуар. Разрешить сроком на один год одной певице, пока не будут подготовлены произведения, созвучные времени. Редактор Пикель. 1927 год, июнь».

Мы до сих пор не до конца осознаем, насколько зыбки границы между «правильной государственной», высокой книжной и популярной песенной культурой. Скажем, русский шансон считается низким жанром, образцом дурного вкуса, да еще и замешанного на пошлой сентиментальности тюремной субкультуры. Однако исследователи тюрем замечали, что стихи Сергея Есенина поются на зоне как народные. «Я московский озорной гуляка» — это один из самых популярных текстов шансона. Хотя этот же текст вошел в историю высокой книжной литературы как образец позиции русского поэта. Осип Мандельштам говорил, что простил бы Есенину все что угодно за строчку из этого стихотворения «Не расстреливал несчастных по темницам».

Это первое, что мы обнаружили в исследовании: в современном поэтическом каноне прочно укоренились не только Пушкин и Блок, но и рок-музыканты Виктор Цой (безусловно, надолго — видимо, навсегда) и Юрий Шевчук. Народный классик Владимир Высоцкий становится и каноном «книжного стиха», но звучит в той же «тональности», что песенный Есенин или «Я свободен» группы «Ария». Советская классика тоже остается в нашей культуре: «Светит незнакомая звезда» Добронравова и «Жди меня» Симонова не вытесняются роком и новой попсой.

В массовом опросе, проведенном по заказу «РР» социологической службой портала Superjob.ru, конечно, на первых местах строчки Пушкина и Есенина — если речь о стихах. А в песенном рейтинге «День Победы» и «Хочу перемен» группы «Кино» — почти на равных. В опросе, проведенном на страничках «РР» в соцсетях, мы не разделяли песни и стихи, участники могли написать по несколько цитат. В нем Иосиф Бродский опережает даже Пушкина, а это значит, что он тоже войдет (если уже не вошел) и в общенародный канон.

— Бродский сегодня — это Есенин наших дней. Он тоже бывает драматичный, патетичный, социально яркий, — считает поэт, критик и издатель Александр Шаталов.

В нашем топ-100 мы сознательно оставили по одной цитате каждого автора, чтобы его было интереснее изучать и можно было увидеть и глубокие слои нашего «культурного кода». Понятно, что этот список именно «народный», а не «лучшие стихи» (что бы это ни значило), не экспертная оценка филологов. Авторы в нем размещаются в соответствии с частотой упоминаний в опросах. Значимые различия в популярности можно наблюдать в первой половине списка, а дальше они зачастую колеблются в пределах статистической погрешности, так что бывало непросто определить точное место в сотне. Но нам это не мешает, ведь цель нашего исследования — не вкус аудитории. Гораздо интереснее, как популярные стихи и песни «работают» в нашей жизни.

Любовь и смерть

«Я вас любил» — это уже настолько канон, что многократно канон, даже как цитата. «Я вас любил. Любовь еще/ (возможно, что просто боль)/ сверлит мои мозги», — написал поверх Пушкина Иосиф Бродский.

— Что такое поэзия? Поэзия — это Пушкин. Что такое Пушкин — это «Я помню чудное мгновенье», — комментирует результаты нашего исследования социальный психолог Алексей Рощин. — Это, что называется в психологии, нормативные ответы. Люди упоминают то, что, как они считают, они должны знать. Соответственно, норматив для самого активного поколения — это Пушкин, кочерыжка русской культуры. Более молодое поколение, судя по всему, уже и Пушкина не знает, а помнит только букварь и то, что с ним связано. Пятый класс, «Люблю грозу в начале мая» Тютчева. «Ночь, улица, фонарь...» — и вовсе фраза из рекламы.

Пушкина называют все, много и разного. Но есть и тонкие поколенческие различия. Пушкин не уходит, но становится не столь доминирующим в самых младших поколениях; вперед выходит, скажем, Александр Блок.

— Видимо, строчки Пушкина сегодня звучат реже, чем строчки Блока, которые несут совершенно другую энергетику и, может быть, другое наполнение,— рассуждает Александр Шаталов. — Молодежь если и сталкивается со стихами, то сталкивается скорее с их цитированием в заголовках статей, в эпиграфах и так далее. А почему стихи встречаются в заголовках? Потому что они соответствуют содержанию этих статей. Энергетика в стихотворении — это и есть проявление социального состояния в обществе. То есть, безусловно, Блок как певец красоты, женской таинственности сейчас менее востребован, чем Блок периода поэмы «12» или Блок периода трагического упадка.

— Молодежь не так часто выбирала «Я помню чудное мгновенье» в первую очередь потому, что на «Ночь, улица, фонарь, аптека...» существует изрядное количество клипов, в том числе рекламных роликов. А при этом все-таки стишок учат в школе, поэтому он и вспоминается сразу же, — считает историк литературы и литературный критик, профессор Высшей школы экономики Андрей Немзер.

— У меня про поколенческие различия есть только гипотезы. В школах у поколения среднего возраста, которое выбрало «Я помню чудное мгновенье» были учителя литературы, которые основательно изучали Пушкина, — говорит Ефим Рачевский, народный учитель России, директор Центра образования «Царицыно». — А у более молодого поколения количество часов литературы в школах с конца 1990-х годов сократилось, поэтому разброс больший, а Пушкин у них перестал доминировать. Кроме того, молодое поколение меньше читает стихов. Просто меньше. Пушкин, писавший «Я помню чудное мгновенье», создает образ необыкновенной женщины в своих фантазийных мечтах. А коль доминируют экранные технологии, ключевое слово здесь — помнить. Чего помнить, если можно открыть айфон и посмотреть фотографию? Я вот посмотрел, увидел, обрадовался, поцеловал монитор и пошел дальше заниматься делами.

Интересно, и что в ответах самых взрослых респондентов (45 лет и старше) появляется на первом месте Есенин и его стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу...»

— Есенин в первой строчке потому, что он, понятно, самый русский поэт, — считает Шаталов. — У него самая любимая судьба, поэтому люди, когда выпивают, с удовольствием будут цитировать стихи Есенина о потраченной трагической жизни.

И здесь мы видим то общее, что есть во всех поколениях там, где стихи нужны как способ медитации о жизни, как лирика. Все главные стихи в опросах не столько про любовь, сколько про расставание, и больше всего — про конечность жизни. «Умрешь — начнешь опять сначала» (Блок), «Все пройдет, как с белых яблонь дым» (Есенин), «Увы! он счастия не ищет/ И не от счастия бежит!» (Лермонтов), «У воды нет ни смерти, ни дна. Я прощаюсь с тобой» (Юрий Шевчук, группа «ДДТ»).

Русская каноническая лирика печальна и рефлексивна.

С этим не совсем согласна женская часть респондентов. С ее точки зрения, в каноническом списке стихов явно не хватает собственно канона любовного признания, счастливой любви.

— Конечно, молодые девушки любят Марину Цветаеву, — говорит Шаталов. — Ее трагическое восприятие жизни прямо попадает в русских девочек. Когда я был молодым, ее стихи переписывались от руки в девичьи дневники. Взрослые женщины больше любят Ахматову, чем Цветаеву, это совершенно разные, но до сих пор актуальные женские психотипы.

Интересно, что самые популярные строки Марины Цветаевой «Мне нравится, что вы больны не мной…» — это своеобразный женский ответ на «Я вас любил…»: та же поэтика расставания, не-встречи, и эта высокая печаль прямо ложится в катастрофический канон русской лирики.

Поэтому в предпочтениях женщин в опросе на гораздо более высоких позициях, чем великая Цветаева, вдруг появляются и совсем простые и неважные песни. Например, в десятке есть даже популярная песенка «Позови меня с собой…», а недалеко еще и «Боже, какой мужчина», которую поет Натали: «Ты Джонни Депп и Брэд Питт в одном флаконе,/ Как самый лучший ты записан в телефоне».

А самый сильный и одновременно признанный всеми стих про счастье в любви, как ни странно — военный. Это «Жди меня» Константина Симонова: «Ожиданием своим ты спасла меня». И, кроме того, «Катюша» и «Смуглянка», которые ассоциируются с войной.

Война и родина

Бесспорный лидер среди песен — «День Победы» на стихи Владимира Харитонова. Это касается всех возрастных групп респондентов, кроме самой молодой (до 24 лет), поместившей ее на одиннадцатое место, а на первое — песню Виктора Цоя «Перемен!»

— Если бы опрос проводился не сразу после семидесятилетия Победы, мы бы не получили песню «День Победы» ни на первом, ни на втором, ни на десятом месте, — считает психолог Анатолий Добин.— Очень часто мы видим не столько отражение общего интереса, сколько то, что было возбуждено в сознании в последние месяцы.

Но в сотне очень много стихов и песен, так или иначе связанных с войной. Проводи мы опрос в другое время, поменялись бы места и расстановки, но не сам этот список. По мнению Добина, в симпатии респондентов к песням военных лет есть некоторая русскость, это типичная для нашего народа тоска по утраченному:

— Тоска по любимому или любимой, ностальгия — это мотив номер один в русской песне. Это может быть даже не объект любви, даже не женщина и не мужчина, а, скажем, город золотой. То же самое касается песен военных лет. В этих темах про наше славное прошлое прослеживается желание быть единым. Это тоже тоска — тоска по единению, желание преодолеть свою индивидуальную смертную оболочку, индивидуальную сущность, ощущение утраты или ограниченности.

В этом смысле военные песни в советской культуре очень похожи на классическую русскую печальную лирику. Военные песни могут быть даже похожими на марш, но тексты все равно — лиричные. «День Победы, как он был от нас далек/ Как в костре потухшем таял уголек». Алексей Сурков еще в ноябре 1941 года, в самом начале войны, когда до победы было очень далеко, писал: «Мне в холодной землянке тепло/ От моей негасимой любви».

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой» — именно поэтому военные стихи и песни в нашей культуре канон и стихов о любви, и стихов о родине.

Здесь тоже кажется, будто в нашем каноне не хватает мирной гражданской лирики и песен о родине, и это место заполняют, например, «Городок» или «Я узнал, что у меня есть огромная семья» — стишок, который декламирует герой фильма «Брат-2» Данила Багров, взбираясь с оружием в руках по пожарной лестнице. То есть он стал почти что военным.

Спокойно о родине русский поэтический канон говорит в жанре пейзажа («Люблю грозу в начале мая»). Что отчасти рифмуется с продолжением в лучших образцах рок-поэзии, но это уже другая песня: «В чистом поле — дожди косые. / Эй, нищета — за душой ни копья! / Я не знал, где я, где Россия/ И куда же я без нея?» (Александр Башлачев) или «Турки строят муляжи/ Святой Руси за полчаса…» (группа «Аквариум»).

Свобода и бунт

Виктор Цой любим еще больше, чем в 1980-е, и, похоже, прочно стал каноном для всех поколений, кроме самых старших. Респонденты в возрасте от 25 до 35 лет поставили песню «Перемен!» на второе место после «Дня Победы». В рейтинге возрастной категории «35–44» второе место заняла песня «Я не люблю» (Высоцкий), за ней — «Я свободен» (группа «Ария»), но потом все равно «Перемен!» и другие песни Цоя.

— Глубоко сомневаюсь, что те, кто указал «День Победы», включают себе вечером в плеере эту песню или встречают под нее свое утро, — выражает скепсис музыкальный критик, писатель и радиоведущий Михаил Марголис. — Мне кажется, что с песней «Перемен!» Виктора Цоя более реальная ситуация, люди ее действительно слушают. Я ничего не имею против песни «День Победы», хорошая и значимая песня, но то, что в ответах респондентов, как раз тех, которые были молодыми в эпоху группы «Кино», много военных песен — скорее влияние момента.

Разные поколения называют песни, где слышится отзвук бунта, стремления к радикальной, беспредельной свободе. Их минимум, и они очень любимы — настолько, что одной и той же частью нашей культуры кажутся «Парус» Лермонтова и «Парус» Высоцкого или его же «Я не люблю» и «Я свободен» группы «Ария».

Канон шестидесятников Есенин, в общем, тоже про это: парень с широкой душой, который любит выпить, подраться и наплакаться вдоволь над судьбой родины и народа, а главное выскочить из себя в некую неопределенную, высокую, требующую подвига свободу.

Я свободен от любви,

От вpажды и от молвы,

От пpедсказанной судьбы

И от земных оков,

От зла и от добpа.

В моей душе нет больше места для тебя!

Так поет группа «Ария». Судя по опросам, женщинам и девушкам это нравится не очень, но что делать — мужики и мальчики в России такие:

Перемен требуют наши сердца,

Перемен требуют наши глаза,

В нашем смехе и в наших слезах,

И в пульсации вен:

Перемен! Мы ждем перемен.

Эта песня уже перестала быть гимном перестройки, она была исполнена наряду с военными и народными песнями на Красной площади в День России.

Молитва

Русская поэзия остается больше, чем поэзией, в том смысле, что популярные стихи — это еще и способ обрести какую-то картину мира на месте разрушенных и недостроенных в нашей культуре в результате разломов ХХ века.

Древнейшая форма стиха, молитва, в светской поэзии редко замечается. У нас в культуре так повелось, что традиционный русский духовный стих и высокая европейского типа литература исторически развивались своими путями, встречаясь не часто. Настолько, что самого очевидного в лирике мы почти не замечаем. «Как дай вам Бог любимой быть другим», — настоящее благословение есть уже в самом популярном русском стихе. А где еще?

«Я не люблю насилья и бессилья, / Вот только жаль распятого Христа», — пел Владимир Высоцкий, и это если не молитва, то ее часть, исповедь, дарование себя. «Если посмотреть на наш список ста стихов и попытаться увидеть, какой стих на этой же ноте продолжает ту же интонацию, то бросятся в глаза строчки Иосифа Бродского «Я входил вместо дикого зверя в клетку…» Та же интонация, тот же трагический и трезвый взгляд на жизнь, то же трагическое «я». А заканчивается стихотворение так:

Что сказать мне о жизни?

Что оказалась длинной.

Только с горем я чувствую солидарность.

Но пока мне рот не забили глиной,

Из него раздаваться будет лишь благодарность.

Благодарность кому? Это стих, ставший молитвой.

То же происходит во многих самых светских русских стихах, в том числе и в рок-поэзии. Как в страшной песне Янки Дягилевой вдруг появляется молитва-благословение:

А в потресканном стакане старый чай,

Не хватило для разлету старых дел.

Фотографии — там звездочки и сны.

Как же сделать, чтоб всем было хорошо?

«Я научилась просто, мудро жить,/ Смотреть на небо и молиться Богу», — самый популярный сейчас в народе стих Анны Ахматовой. Этот мотив есть не только в высокой книжной поэзии. Как благодарственная молитва звучит песня, которую исполняет в жанре народного шансона Григорий Лепс: «Я крещен, а может быть, помазан, /В общем, я счастливый, вот и все!»

Самая популярная стопроцентная мистическая светлая молитва в нашей сотне — это «Город золотой», который в оригинале у Анри Волохонского начинается «над небом голубым», а не «под небом», как мы привыкли. То есть это видение Иезекииля и небесный Иерусалим:

Кто любит, тот любим,

Кто светел, тот и свят.

Пускай ведет звезда твоя

Дорогой в дивный сад.

Наши заповеди

Удивительно, но среди самых популярных стихов встречается какое-то количество прямо нравоучительных, вроде «Заповеди» Киплинга, хотя вроде бы в современной поэзии так прямо учить жизни не принято. Но это объяснимо: стихи в большой, массовой культуре — это не только высокое искусство, но и правила речи. Они учат, как признаваться в любви, они нужны, чтобы петь хором, чтобы чувствовать единство на концерте или на параде, и, конечно, учиться правилам жизни. Трудно представить себе европейскую культуру, где так же, как у нас, популярен Омар Хайям со своими суфийскими мудростями. Можно даже посмотреть, как выглядят русские поэтические заповеди, если выписать по одной строчке из каждого стиха, где есть прямой моралистический призыв. Мы выписали в порядке появления этих стихов в сотне:

1

Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты

Александр Пушкин К***

1925

С1

2

Люблю грозу в начале мая, Когда весенний, первый гром

Федор Тютчев Весенняя гроза

<1828>, начало 1850-х

С1

3

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет

Александр Блок  Ночь, улица, фонарь, аптека

1912

С2

4

Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым

Сергей Есенин Не жалею, не зову, не плачу…

1921

С2

5

День Победы, как он был от нас далёк, Как в костре потухшем таял уголёк...

Владимир Харитонов День Победы

1975

С3

6

Белеет парус одинокой В тумане моря голубом!..

Михаил Лермонтов Парус

1832

С1

7

Жди меня, и я вернусь. Только очень жди

Константин Симонов Жди меня

1941

С3

8

Вместо тепла - зелень стекла. Вместо огня - дым  

Виктор Цой (группа «Кино») Хочу Перемен

1986

С4

9

Я не люблю фатального исхода,  От жизни никогда не устаю  Владимир Высоцкий Я не люблю

1968

С4

10

Светит незнакомая звезда, Снова мы оторваны от дома

Николай Добронравов Надежда

1973

С3

11

Никогда ни о чем не жалейте вдогонку,

Если то, что случилось, нельзя изменить

Андрей Дементьев Ни о чем не жалейте

1977

С3

12

Владей собой среди толпы смятенной,

Тебя клянущей за смятенье всех

Редьярд Киплинг Заповедь

1910

С2

13

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой

Михаил Исаковский Катюша

1938

С3

14

Призрачно все в этом мире бушующем.

Есть только миг – за него и держись.

Леонид Дербенев Есть только миг

1973

С3

15

Hадо мною - тишина, Hебо, полное дождя

Маргарита Пушкина, Александр Елин (группа «Ария») Я свободен

1997

С5

16

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,  

Два важных правила запомни для начала:

Омар Хайям Рубаи

конец XI века

С1

17

Я узнал, что у меня Есть огромная семья

Владимир Орлов Родное

1984

С3

18

Я волком бы выгрыз бюрократизм

К мандатам почтения нету

Владимир Маяковский Стихи о советском паспорте   

1929

С2

19

От героев былых времен Не осталось порой имён

Евгений Агранович От героев былых времен

1970

С3

20

От улыбки хмурый день светлей, От улыбки в небе радуга проснется...

Михаил Пляцковский Улыбка

1974

С3

21

Побледневшие листья окна

Зарастают прозрачной водой

Юрий Шевчук Это Все

1995

С5

22

Расправил нервною рукой на шее черный бант.

Подойди скорей поближе, чтобы лучше слышать,

Константин Никольский Музыкант

1971

С4

23

Снова от меня ветер злых перемен

Тебя уносит

Татьяна Снежина Позови меня с собой

1998

С5

24

Как-то летом на рассвете Заглянул в соседний сад

Яков Шведов Смуглянка

1940

С3

25

Тёмная ночь, только пули свистят по степи, Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают.

Владимир Агатов Темная Ночь

1943

С3

26

Не позволяй душе лениться! 

Чтоб в ступе воду не толочь

Николай Заболоцкий Не позволяй душе лениться

1958

С3

27

Светает!.. Ах! как скоро ночь минула!

Вчера просилась спать - отказ

Александр Грибоедов Горе от ума

1833

С1

28

Дельный, что и говорить,

Был старик тот самый

Александр Твардовский Василий Теркин

1945

С3

29

В лесу родилась ёлочка,

В лесу она росла

Раиса Кудашева В лесу родилась Елочка

1903

С2

30

Мы себе давали слово

Не сходить с пути прямого

Андрей Макаревич Поворот

1979

С4

31

Всё зависит от нас самих! Всё зависит от нас самих! Ничего в мире нет такого, что не подвластно было б нам!

Александр Ракитин (группа Ёлка»)

2015

С5

32

Выйду ночью в поле с конём,

Ночкой тёмной тихо пойдём.

Александр Шаганов (группа «Любэ») Конь

1994

С5

33

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Расул Гамзатов Журавли

1968

С3

34

Я входил вместо дикого зверя в клетку,

выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке

Иосиф Бродский

1980

С4

35

Жил-был художник один Домик имел и холсты

Андрей Вознесенский Миллион роз

1982

С3

36

Не отрекаются любя.

Ведь жизнь кончается не завтра.

Валентина Тушнова Не отрекаются, любя

1976

С3

37

Ты ворвался в жизнь мою нежданно, Изменил мою реальность

Роза Зименс («Натали») О Боже, какой мужчина!

2012

С5

38

Над небом голубым Есть город золотой

Анри Волохонский Город золотой

1972

С4

39

Союз нерушимый республик свободных Сплотила навеки великая Русь

Сергей Михалков Государственный гимн СССР

1943

С3

40

Ты у меня одна,

Словно в ночи луна

Юрий Визбор Ты у меня одна

1964

С4

41

У природы нет плохой погоды!

Каждая погода - благодать

Эльдар Рязанов Служебный роман

1977

С3

42

Я люблю тебя, Жизнь,

Что само по себе и не ново

Константин Ваншенкин Я люблю тебя, жизнь

1956

С3

43

Уже другая в комнате,

Где тень моя еще с твоею не простилась

Илья Резник Я тучи разведу руками

1996

С5

44

На маленьком плоту  Сквозь бури дождь и грозы 

Юрий Лоза Плот

1990

С5

45

Я птицу счастья свою отпускаю на юг,

Теперь сама я пою, теперь сама летаю

Леонид Терещенко (группа IOWA) Улыбайся

2014

С5

46

He deals the cards as a meditation

And those he plays never suspect

Sting «Shape Of My Heart»

1993

С5

47

I've paid my dues

Time after time

Фрэдди Меркьюри (Группа «Queen») We Are The Champions

1977

С5

48

Я могу тебя очень ждать,

Долго-долго и верно-верно

Эдуард Асадов Я могу тебя очень ждать…

1968

С4

49

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу

Анна Ахматова

1912

С2

50

Каждый выбирает для себя

женщину, религию, дорогу

Юрий Левитанский Каждый выбирает для себя…

1983

С4

51

Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями

Александр Кочетков Баллада о прокуренном вагоне

1932

С3

52

Я пришел к тебе с приветом,

Рассказать, что солнце встало

Афанасий Фет Я пришел к тебе с приветом…

1843

С1

53

Среди миров мерцающих светил Одной звезды я повторяю имя

Иннокентий Анненский Моя звезда

1901

С2

54

И лампа не горит, И врут календари

Александр Васильев (группа «Сплин») Романс

2004

С5

55

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, Преодолеть пространство и простор

Павел Герман Марш авиаторов

1923

С3

56

Триста тысяч часов за спиною,

Триста тысяч планет надо мною,

Леонид Шапиро Самый лучший день

2011

С5

57

Ты знаешь, так хочется жить Наслаждаться восходом багряным

Геннадий Селезнев (гр. «Рождество»)  Так хочется жить

2010

С5

58

Я стояла на краю Земли Больше точно не могу лететь  

Максим Фадеев Ты моя нежность

2015

С5

59

Широка страна моя родная,

Много в ней лесов, полей и рек!

Василий Лебедев-Кумач Песня о родине

1935

С3

60

Кто поверит — я и сам не верю, То ль на счастье, то ли на беду

Юрий Паренко Я счастливый

2013

С5

61

Ах, как хочется вернуться, Ах, как хочется ворваться в городок

Кирилл Крастошевский Городок

1992

С5

62

Моя игра,

Она мне принадлежит и таким же как и я

Василий Вакуленко (группа «Баста») Моя Игра

2006

С5

63

Память уже не жалит,

Мысли не бьют по рукам

Игорь Тальков Летний дождь

1993

С5

64

На поле танки грохотали, Солдаты шли в последний бой

Вольт Суслов Гибель танкиста

ок. 1943 (?)

С3

65

Покроется небо пылинками звезд

И выгнутся ветви упруго

Роберт Рождественский Эхо любви

1983

С4

66

По синему морю к зелёной земле

Плыву я на белом своём корабле

Дина Непомнящая Песенка Мамонтенка

1981

С3

67

Une vie d'amour Que l'on s'était jurée

Шарль Азнавур, Мирей Матье Вечная Любовь

1981

С3

68

Мело, мело по всей земле

Во все пределы

Борис Пастернак Зимняя ночь

1946

С2

69

Мне нравится, что Вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не Вами

Марина Цветаева

1915

С2

70

Мама спит, она устала… Ну и я играть не стала!

Елена Благинина Посидим в тишине

1940

С3

71

Однажды, в студеную зимнюю пору,

Я из лесу вышел; был сильный мороз

Николай Некрасов Крестьянские дети

1861

С1

72

Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой, Над старинными томами я склонялся в полусне

Эдгар По Ворон (в переводе Константина Бальмонта)

1845

С1

73

Из вереска напиток  Забыт давным-давно 

Роберт Стивенсон Вересковый мед (в переводе Самуила Маршака)

74

Кyда ты, тpойка, мчишься, кyда ты деpжишь пyть, Ямщик опять нажpался водки или пpосто лёг вздpемнyть  

Борис Гребенщиков Древнерусская тоска

1996

С4

75 

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв

Николай Гумилев Жираф

1907

С2

76

когда я прилетел, раджу, я решил: эти люди живут как боги сказочные пустые аэропорты, невиданные дороги

Вера Полозкова Иннокентию Всеволодовичу

2014

С5

77

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз, До прожилок, до детских припухлых желёз 

Осип Мандельшам Ленинград

1930

С2

78

Я тебя похоронила поздно ночью за рекою, Месяц плакал и смеялся, обезумевший от горя

Земфира Рамазанова Похоронила

2012

С5

79

Границы ключ переломлен пополам А наш батюшка Ленин совсем усоп  

Егор Летов (группа «Гражданская оборона») Все идет по плану

1986

С4

80

Быть иль не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль

Смиряться под ударами судьбы

Уильям Шекспир (монолог Гамлета, перевод Бориса Пастернака)

1600-1601

С1

81

я проснулся рано утром я увидел небо в открытую дверь

Илья Кормильцев (группа «Наутилус Помпилиус») Доктор твоего тела

1988

С4

82

Со мною вот что происходит:

ко мне мой старый друг не ходит

Евгений Евтушенко (посвящение Ахмадулиной)

1957

С3

83

Голова моя - тёмный фонарь с перебитыми стёклами,

С четырёх сторон открытый враждебным ветрам.

Саша Черный Стилизованный осел

1909

С2

84

Влажный блеск наших глаз...

Все соседи просто ненавидят нас

Александр Башлачев

1984

С4

85

Вот и лето прошло,

Словно и не бывало

Арсений Тарковский

1983

С3

86

Ваше благоpодие, госпожа pазлука,

Мы с тобой родня давно, вот какая штука

Булат Окуджава

1969

С3

87

Я сам себе и небо, и луна,  Голая, довольная луна 

Дмитрий Озерский (группа «АукцЫон») Дорога

1993

С4

88

Слой человека в нас чуть-чуть

наслоен зыбко и тревожно

Игорь Губерман Гарики на каждый день

1992

С5

89

На самом деле, мне нравилась только ты, 

Мой идеал и моё мерило

Дмитрий Быков

1994

С5

90

Разложила девка тряпки на полу,

Раскидала карты-крести по углам

Янка Дягилева Нюркина песня

1991

С4

91

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаенной печали

Константин Бальмонт Безглагольность

1900

С2

92

Все умирает на земле и в море,

Но человек суровей осужден

Самуил Маршак

1967

С3

93

Будем думать в ясный день,

сев на камень и на пень

Александр Введенский Приглашение меня подумать

1931-1934

С4

94

I see a red door and I want it painted black

No colors anymore I want them to turn black

Мик Джагер, Кейт Ричардс The Rolling Stones

1966

C5

95

С Россией кончено… На последях

Её мы прогалдели, проболтали

Максимилиан Волошин

1917

С2

96

И в полночь на край долины

увел я жену чужую

Федерико Гарсиа Лорка Неверная жена (в переводе А. Сергина)

1924-1927

С2

96

Крылышкуя золото письмом

Тончайших жил

Велимир Хлебников Кузнечик

1908 или 1909

С2

97

Сижу, не пью уже с утра

Назавтра будут выборА.

Алексей Кортнев Выборы, выборы

2003

С5

98

К нам на утренний рассол

Прибыл аглицкий посол,

Леонид Филатов  Про Федота-стрельца, молодого удальца

1985

С3

99

Сладострастная отрава - золотая Бричмула,

Где чинара притулилась под скалою, - под скалою...

Дмитрий Сухарев Бричмула

1977

С4

100

Пусть все будет так, как ты захочешь.

Пусть твои глаза, как прежде, горят

Владимир Шахрин (группа «Чайф») 17 лет

1995

С5

Легенда

  • С1 – классика, до ХХ века
  • С2 – Серебряный век
  • С3 – советская поэзия и советская эстрада
  • С4 – «неофициальная» советская поэзия и музыка
  • С5 – современная поэзия и музыка
20 самых известных стихов
×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Гришаев Павел 29 июня 2015
Небольшая поправочка... Песня "Я свободен" к Арии отношения не имеет, это песня В.А. Кипелова. Музыку написал он, а текст М.А. Пушкина (в соавторстве с Кипеловым, а не с Елиным).
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение