--

О мальчике Саше и большой каше

3 сентября 2015

Чего не хватает современным подросткам

поделиться:
размер текста: a a a

О подростке Саше* я получил не самые лучшие отзывы:

— Не стоит его брать на Летнюю школу**, намучаешься…

— Он манипулятивный истерик: изображает трагедию на грани суицида, чтоб все его жалели…

— Сначала скачет по всему лагерю, а как на занятия идти, начинает ныть, жаловаться на головную боль и требовать всеобщего сочувствия…

— У себя в школе он учится чуть ли не хуже всех. Вроде бы предмет знает, но молчит, замыкается, в работу включаться не хочет. Впрочем, это ведь обычная школа, кто знает — может, у вас все будет по-другому…

Последняя фраза и убедила меня в том, что Сашу нужно брать. Нет для мужчины более сильного стимула, чем «А слабо!?» Рациональные аргументы тут затухают, и из подсознания вылезает волосатый примат, который должен обладать самой большой дубиной и ловить самых больших мамонтов. В общем, взял я Сашу.

Все шло, как предсказывалось. Саша сначала изображал рвение, а в самый ответственный момент начинал закатывать истерику: у меня не получится, я болею, отстаньте от меня, пожалейте меня, уйдите от меня и так далее. Противно.

Все изменил обед. На Летней школе нет поваров и прочей прислуги. Все делаем сами. И вот нам достается дежурство. Нужно за два часа обеспечить едой четыре сотни человек. Два десятка студентов и старшеклассников растерянно смотрят на мешки с крупой, огромные кастрюли и кучу сырых дров.

И тут Саша… Как пишут в книгах, «что-то неведомое в нем проснулось». Неожиданно он взял на себя роль руководителя:

— Гречку засыпаем вон туда. Тащите еще воды. Режем кабачки и кладем в ту миску. А здесь будем варить борщ. Хлеб со склада принесите…

Не то чтобы он умел готовить — совсем не умел. И руководить людьми тоже. Просто не было иного выхода. Четыре сотни ртов хотят есть, это самая первичная потребность, как учил старина Маслоу. И наш обед должен быть не хуже, чем у других, мы должны быть признаны — это по тому же Маслоу: потребность более высокого порядка. И Саша это почувствовал.

Тут я проявил педагогическую мудрость — чем и хвастаюсь. А именно: не стал мешать Саше неуклюже руководить процессом, наоборот, всячески подчеркивал, что он начальник, а я без его разрешения даже сушеную петрушку в суп засыпать не буду.

Через два часа на раздаче стоял целый ряд ароматных кастрюль: щи, кабачки с тушенкой, суп с чечевицей, овощное рагу, гречка с курицей, курица в томатном соусе, рис с приправами, три вида чая.

Я наблюдал, как люди поглощали наш обед, и думал о смысле образования. Это же страшно! Первые двадцать лет жизни человек не создает ничего, что было бы кому-то действительно нужно. Он решает задачки, на которые давно есть ответ. Он готовит доклады, которые после выставления отметки отправляются в мусорное ведро. Школа заставляет человека играть в деятельность. А накормить людей — это реальность. Это настоящая еда, вкусная, нужная людям, таким же людям, как ты. Мне кажется, это очень важный опыт — в семнадцать лет сварить обед на четыреста человек. После этого что-то меняется.

Прошла неделя. В полвторого ночи заглядываю в кабинет и обнаруживаю Сашу сидящим за компьютером. Изображаю ярость:

— Так! Ты чего не спишь, отбой же в полночь!? Где твой куратор***?!

— Куратора я спать отправил, а то он очень усталым выглядит. А мне нужно к зачету по философии готовиться, надо написать эссе о концепциях общественного блага. Не мешай.

— Какой зачет в такое время!? Иди немедленно спать, а завтра встанешь пораньше и подготовишься.

— Нет! Я знаю, что преподаватель сейчас не спит. Вот еще минут двадцать поработаю и пойду сдавать.

— Да не сдашь ты ничего!

— Спорим, что сдам?!

— Спорим!

Дальше я не выдержал: залез в палатку и уснул. А наутро разыскал преподавателя философии. Я был уверен, что Саша с зачетом не справился, но было интересно, попытался ли он хотя бы это сделать.

— Этот? Сдал, конечно. А что?

 * Имя, пол и некоторые обстоятельства были слегка изменены. А в остальном все абсолютная правда.

** Летняя школа — это образовательный проект, в котором участвуют сотни школьников, студентов, молодых ученых, журналистов. Они живут в палатках, готовят на костре, а занятия и исследования проводят в корпусах бывшего пионерлагеря на берегу Волги. Летняя школа проходит при поддержке «Русского репортера», «Кота Шрёдингера», Объединенного института ядерных исследований, Фонда Олега Дерипаска «Вольное дело», ОАО «РВК» и других организаций.

*** Куратор — это у нас что-то вроде вожатого.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение