--

«Знаете, каким испытанием было встать ночью в туалет?»

Режиссер Гильермо дель Торо о том, что пугает в доме

15 октября в российский прокат вышел «Багровый пик» — готическая история, снятая Гильермо дель Торо по мотивам нескольких бродячих сюжетов. Дело происходит в самом начале XX века. Призраки выходят из стен, стены полнятся шепотами и вскриками, кровь льется рекой… Режиссер рассказал «Русскому репортеру» о том, откуда в его готическом романе так много крови, зачем приходят привидения и что пришлось вытерпеть актерам на съемках

Василий Корецкий поделиться:
15 октября 2015
размер текста: aaa

Готический роман сейчас кажется не то что бы суперактуальным жанром, нет?

Да, зато такие фильмы были довольно популярны во времена моего детства — и я, собственно, решил устроить себе и зрителям праздник. Конечно, пришлось кое-что поменять, добавить насилия и эротики. Сделать такой жанровый коктейль. Вы не замечали, насколько готические романы похожи на волшебные сказки? Но между ними есть важные стилистические отличия. Самая страшная сказка остается сказкой благодаря присутствию в сюжете языческих, еще дохристианских сверхъестественных сил. Гномы, феи, великаны — это же духи стихий, элементали. Готический роман, как правило, имеет сильную романтическую линию. Я имею в виду не только любовную историю, но и ностальгию, поэтическую тоску по прошлому. Настоящий готический роман — это классическая форма, со своими жесткими канонами.  Вот, например, как вы думаете, призраки — это что?

Духи мертвых?

Нет. Призраки — это неразрешенные проблемы прошлого. Во всяком случае я понимаю их так, и именно на этой идее — прошлое, обретающее жизнь в настоящем и влияющее на будущее, — были построены сюжеты «Приюта» (фильм Хуана Антонио Байона, спродюссированный дель Торо. — «РР») или «Хребта дьявола». В «Багровом пике» — то же самое, снова происходит схватка между прошлым и настоящим. Эдит — современная девушка, и ей приходится сталкиваться с анахронизмами. А Люсиль — женщина старомодная, одновременно властная и услужливая, она негибкая и во многих смыслах подавленная.

Но продолжу про готику. Каждый готический фильм 1970-х — это не поточная продукция. Они рукотворны, чувствуешь мастерство во всем — в подборе гардероба, в движениях камеры, в декорациях, в сценарии. Все как в золотой век Голливуда, да еще и страшно до жути. Ну вот я и постарался сделать что-то подобное. Но для современной публики.

А вы актеров заставляли читать готическую литературу ?

Конечно. Причем каждому свое. Миа Васиковска читала «Франкенштейна», а Том Хиддлстон — «Таинства Удольфские» Анны Рэдклиф. А они в свою очередь заставили меня прочесть «Графиню Мальфи». Но мы вдохновлялись не только литературой, но и изобразительным искусством. Я показывал актерам рабочие материалы дизайнеров — а там и лунные пейзажи Гримшоу, Пиранези, Каспара Давида Фридриха. Короче, мы больше обсуждали литературу и искусство, чем кино.

Это правда, что вы специально придумали закадровые биографии всех главных героев и дали их актерам?

Я так всегда поступал, когда снимал в Испании, но в англоязычном проекте я делаю такое в первый раз. Просто все мои американские фильмы несколько отличаются по тону от того, что снимал дома. Они — как бы это сказать — более бульварные, что ли. Совсем не реалистические. А я же придумывал биографии главных героев «Тихоокеанского рубежа», чтобы помочь актерам. Им же так одиноко, когда они стоят на фоне зеленого экрана, один на один с камерой и, в общем, совсем не представляют, что им играть, кто вообще их герой. Вдобавок эти биографии как бы задают нам с актером некие правила, которые мы потом можем вместе нарушать.

В «Багровом пике» много компьютерной графики?

Минимум. Конечно, когда снимаешь кино про огромных роботов, без CGI не обойтись. В «Багровом пике» не так — к примеру, я хотел сделать призраков полупрозрачными, но я также хотел, чтобы они физически присутствовали на съемочной площадке. Поначалу мы пробовали всякие олдскульные трюки с зеркалами. Однако это было очень сложно. Поэтому пришлось использовать компьютерную обработку, но актеры в гриме призраков реально играли во время съемок соответствующих сцен. И поместье Шарпов мы тоже построили целиком, от подвала до крыши. У нас вообще все настоящее: с крыши течет настоящая вода, на кухне стоит настоящая печь — все на месте. Холод тоже был настоящий: мы снимали на севере Канады — температура падала ниже нуля, ужасные пронизывающие ветры. Мне было по-настоящему жалко Миа: мало того что холодно, так ей еще и нужно было постоянно изображать панику — а это реально тяжело, после 20 минут гипервентиляции легких по-настоящему ум за разум заходит.

Поместье — это же метафора его обитателей, как бы зеркальное отражение семьи Шарпов?

Так и есть. Это одновременно и мавзолей, и банка-морилка. Дом — это как бы плохой родственник… Все эти портреты предков, которые наблюдают за тобой со стен… Мы сделали на стенах трещины и пятна в виде человеческих пальцев. А коридор по форме напоминает человеческий силуэт. Окна я придумал сделать в форме глазниц. Как будто дом все время подглядывает за своими обитателями. Фойе похоже на оскаленный рот. А вообще весь фильм  — это битва бабочек. Люсиль Шарп представляет себя огромным ночным мотыльком, а Эдит в ее воображении — это глупенькая и яркая дневная бабочка. Поэтому в оформлении интерьера очень часто встречается мотив крыльев бабочки.

Вы принимали личное  участие в работе над декорациями и костюмами?

Я вообще-то считаю, что если вы снимаете фильм, то должны работать все вместе, а не то что режиссер сам по себе, монтажеры сами по себе и художники отдельно. Режиссер несет ответственность за все — не как диктатор, конечно. Когда вы восхищаетесь операторской работой, вы на самом деле восхищаетесь и работой художника-постановщика.

Чего вы сами боялись в детстве?

Да вроде ничего. Я постоянно лазил по заброшенным домам. Хотя нет, вот наш дом был немного жутким, с такими длинными, темными коридорами. Кажется, что в конце такого коридора всегда прячется что-то неприятное. Знаете, каким испытанием было встать ночью в туалет?

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение