--

Точка невозврата

Зачем отстраненный мэр Петрозаводска собралась на выборы в Думу

Мэра Петрозаводска Галину Ширшину выбрали горожане, а сняли депутаты городского совета. На своем посту она успела отработать менее двух лет и войти за это время в жесткий конфликт с губернатором. Депутаты обвинили ее в том, что на посту мэра она не исполняла своих обязательств — и в то же время Ширшина стала первым мэром в истории российского города, который по своей доброй воле каждый месяц давал отчет горожанам. Уже после отставки Галина Ширшина получила специальный приз в Брюсселе за «прозрачность в управлении городом и борьбу с коррупцией», проиграла два суда о восстановлении в должности и решила пойти на выборы в Думу

12 мая 2016
размер текста: aaa

С крыши кафе «Мансарда» в Петрозаводске открывается вид до самого Онежского озера. За ним — Петербург, куда, как поговаривают, уехала петрозаводский мэр после отставки. Тем не менее сейчас Галина Ширшина входит в кафе. Посетители ее узнают.

— Я никуда не пропадала и не уезжала, — улыбается опальный мэр. — Работаю в Москве и Петербурге психологом и консультантом партии «Яблоко».

Прошло четыре месяца с того дня, как депутаты Петрозаводска сняли Ширшину с должности. Но город ее не забыл.

«Она вернется, она вернется, женщина русская просто так не сдается. Она все сможет, она докажет, Петросовету палец покажет», — перепели саундтрек из «Ночного дозора» студенты Петрозаводского университета на КВН в Карелии.

«Она» как раз сидела в жюри.

«Пока в жюри, — пошутила другая команда. — У нее теперь два пути: сесть или посадить».

Говорили, что в 2013-м люди голосовали за нее назло, против всех — после того как с выборов одну за другой сняли несколько фигур, которые могли составить конкуренцию Николаю Левину, кандидату в мэры от «Единой России». Результат получился непредсказуемый.

Отставка Галины Ширшиной стала такой же неожиданностью, как и победа. Перед Новым 2015-м годом депутаты Петросовета обвинили мэра в том, что она не выполняла свои обязанности — 258 прокурорских представлений и решений судов почти на девять миллионов рублей — да еще не строила дорог и не давала жилья очередникам. И не только проголосовали за досрочную отставку, но даже пытались возбудить против мэра уголовные дела.

Народ рассудил по-своему: Ширшину якобы сняли из-за того, что отказалась строить дорогу для Путина. За то, что мэр отказалась выполнять программу расселения ветхого жилья, принятую руководством республики, ее не осуждали. Сам Путин по этому поводу сделал выговор президенту республики Александру Худилайнену. Позор так позор, согласились люди.

Часть горожан поддерживала своего мэра даже после отставки: ходили на пикеты, создали общественное движение, собрались даже проводить референдум о роспуске городского совета. Но бывший мэр их не поддержала. Депутатам и без того осталось недолго: в сентябре выборы.

Крайности и оттенки

— Я когда училась в школе, была такой активной хорошисткой. Занималась всякими общественными делами. В десятом классе перешла в лицей, чтобы подготовиться к поступлению на психфак. Очень хотела помогать людям: у меня было такое представление о психологе, что это человек, к которому приходят, а он слушает и сочувствует, — усмехается она.

— Отчасти так и есть.

— На самом деле не совсем. Психолог стимулирует решение проблемы, но его клиент сам должен провести внутреннюю работу. И далеко не всегда это происходит мягко и приятно для клиента. Я где-то в седьмом классе определилась и целенаправленно шла поступать на психфак. А в тот год медалисты впервые могли поступить на любой факультет педагогического университета вообще без экзаменов…

— У вас была медаль?

— Нет, в том-то и дело! Все экзамены надо было сдать на отлично, а я получила четверку по математике. Вернулась домой и понимаю: все, я не прошла. А мама говорит: «Ну ничего страшного, ты поступишь на биофак, через годик — на психфак!» Очень хорошо помню, я ей сказала тогда, что если я не нужна на факультете психологии, значит, я не пойду туда больше. Ха! В результате я поступила, но была такая критичная девушка: или черное, или белое… Очень-очень критичная!

— Кажется, что эта критичность в вас осталась. Не так ли?

— Ну да, осталась, но все-таки я сейчас допускаю, что существуют некие оттенки. У меня, например, есть друзья… ну как друзья — близкие знакомые, которые являются сторонниками «Единой России». Я понимаю их мотивы и принимаю это как их выбор. Но, думаю, в те времена, когда я закончила 11-й класс и поступала на психфак, такая лояльность для меня была бы немыслимой.

Соседи и горожане

Когда Галина Ширшина стала мэром, к ней подошли новые соседи: недавно она взяла квартиру в ипотеку.

— Мы сказали ей: у нас разбитая дорога, помогите отремонтировать, — говорит соседка Татьяна. — Знаете, что она ответила? Сказала, что сможет откликнуться на нашу просьбу, когда в городе будут нормальные дороги. А так ей совесть не позволяет.

Когда через год мэр отказалась ремонтировать парадную дорогу к приезду президента Путина, некоторые соседи перестали ее узнавать: приняли на свой счет.

— Вы ее спросите, — нажимает Татьяна, — почему она даже для президента не стала делать дорогу?

 

Своей принципиальностью Ширшина задела и ветеранов. Настолько, что они отнесли фронтовые награды в администрацию Карелии прямо в День Победы.

— Не нужны нам медали от тех, кто о нас вытирает ноги! — обиделся Николай Батинов.

— Нам что Ширшина, что Худилайнен, все одно! — не стал разбираться и фронтовик Владимир Дмецов.

Ветераны просили мэра помочь в тяжбе: семь лет назад к их дому пристроили бизнес-центр. Пристройка была незаконной; поначалу истцы выигрывали суд, но хозяева бизнес-центра раздобыли экспертизу, где написано: если пристройку снести, дом рухнет.

— Дышать нечем! — Николай Батинов задергивает штору.

Из его окна видно теперь только вздыбленный рубероид на крыше пристройки. Если открыть форточку, действительно нечем дышать.

Ветераны надеялись, что раз мэр народный, то и распорядится в пользу народа. Но мэр отправила их обратно в суд. Заслуга Ширшиной в том, что дело о незаконной пристройке дошло до уполномоченного по правам человека в России Эллы Памфиловой и директора Федеральной службы судебных приставов Артура Парфенчикова. Но тяжбе нет конца. Ветераны устали.

Когда мэр стала проигрывать собственные суды, жители дома не злорадствовали, но и не сочувствовали.

Тюрьма и компромисс

— Почему вы своим соседям не помогли сделать дорогу?

— Потому что это было не-за-кон-но. — Ширшина опять улыбается, будто выиграла суд. — И взамен я получила бы не деньги из Дорожного фонда республики, а уголовное дело.

— Это в скольких же городах можно завести уголовные дела против мэров за то, что они строят дороги к приезду президента или премьера?

Ширшина будто бы не слышит.

— Когда мне говорят о моей бескомпромиссности, — она подбирает каждое слово, — я прошу уточнить: куда компромиссы ведут? В тюрьму? Я не готова к таким компромиссам.

— Хорошо. Но почему вы не помогли ветеранам в тяжбе с бизнес-центром?

— Я знаю о том, что ветераны и жильцы дома ждали от меня не совета идти в суд, а отмены разрешения на пристройку. Я им изложила альтернативы: я отменяю разрешение и получаю обращение в суд от владельцев, братьев Цмугуновых. Таких судебных решений и прокурорских представлений, допущенных прежними муниципальными властями, в мэрии скопилось 258 штук на 8,9 миллиона рублей. Если мэрия проигрывает суд, ущерб оплачивается из бюджета города. Я объяснила, что есть ответственность мэра как перед конкретным человеком, так и перед городом. Я обязана ее разделять. Если у конкретного жителя есть возможность отстоять свои права, это надо делать прозрачно — через суд. И тут я, как говорится, «за что боролась…» — незаконность моей отставки тоже можно доказать только через суд! Проблема моих соседей и других горожан, которые на меня обижаются, в том, что они никак не могут отнестись к бюджету как к своему кошельку. Ведь когда чиновнику дают взятку, ее дают не из своего кармана, а из бюджета города.

— Почему вы не поддержали ни одну инициативу горожан в вашу защиту?

— Да потому что я считаю, что все должно быть в правовом поле. Я ощущаю себя человеком, для которого город Петрозаводск не что-то преходящее — это важнейший для моей жизни город, который дал мне очень много. И я не готова к тому, чтобы здесь начались какие-то волнения. Считаю, что для нашего все-таки европейского города это очень плохой признак. Он спровоцирован политической ситуацией, которую создали люди, пришедшие в правительство республики в последние три года. И то, что сейчас происходит, плохо кончится для них на выборах.

— Что вам даст решение Верховного суда России, даже если оно будет в вашу пользу, а срок пребывания на посту мэра Петрозаводска уже закончится?

— Только возможность сказать себе, что я была права, когда изначально заявила о незаконности строительства.

Друзья и враги

Галина Ширшина подала иск в суд и проиграла: суд признал обоснованными четыре обвинения из двенадцати, выдвинутых депутатами. Но, как ни странно, теперь Ширшина выглядит довольной, а депутаты — нет.

— Мы бы хотели, чтобы больше оснований было признано судом, — говорит председатель Петрозаводского городского совета Геннадий Бондарчук. — Поэтому мы не только обжаловали решение городского суда, но и передали обращение в надзорные органы.

Депутаты настаивают на том, что бывший мэр не обеспечила жильем детей-сирот, которые из-за нее прозябают в ветхом жилье.

Но если Галине Ширшиной уголовные дела грозят только теоретически, то людям из ее команды обвинения были предъявлены уже год назад. В марте 2015 года появилось дело против депутата от партии «Яблоко» Ольги Залецкой: следствие обвинило ее в продаже муниципального здания по заниженной цене. В апреле того же года дело завели на заместителя мэра Евгению Сухорукову — на том основании, что она незаконно подписала акт о приемке жилого дома, тогда как земельный участок под него был юридически не оформлен. Третье дело против главы Петрозаводского совета ветеранов и члена партии «Яблоко» Галины Карасовой то закрывается, то открывается вновь. Карасову хотят обвинить в торговле голосами на выборах 2013 года.

Выборов мэра в Петрозаводске больше не будет: летом прошлого года их отменили депутаты. Однако новый состав городского совета, который изберут в сентябре, мог бы вернуть право выбирать градоначальника точно так же, как старый отобрал. Возможно, этого и боится карельская власть?

— Тут дело не только в нежелании не допустить команду Ширшиной к выборам в Петросовет, — замечает координатор проекта организации городского пространства Agriculture_club Наталья Севец-Ермолина. — Власть привыкла быть недосягаемой, а Галина показала, что мэр и есть народ. А это неправильный для местных элит тренд.

Став мэром, Ширшина тут же подпортила отношения с губернатором. Но окончательный разрыв случился тогда, когда принципиальный мэр пошла на компромисс. Летом 2015 года правительство Карелии взялось за региональный закон об образовании и подогнало его под федеральный. Школьные уборщицы, сторожа, повара, психологи и соцработники, которым зарплату платила республика, теперь должны были получать ее в городе. В середине года внести изменения в бюджет уже нельзя, но мэр решила не скандалить: вопреки своим принципам не подала в суд на правительство Карелии и нашла 50 миллионов в городском бюджете.

Психология и власть

— И что дал мой двойной компромисс? — говорит Галина Ширшина. — Только то, что губернатор решил переложить на город и проблему аварийного жилья, за которую сам же получил выговор от президента.

— А как вы получили предложение пойти кандидатом в мэры? Как вам об этом сообщили?

— Как это «сообщили»? Мне ничего нельзя «сообщить» просто так! Со мной можно только что-то обсуждать и находить возможности решения проблемы. Это было решение команды, в которой я принимала непосредственное участие и говорила — да, действительно это самый лучший вариант. Я же готовила всех агитаторов.

— Как началась ваша работа?

Когда я пришла, все те, кто работал в мэрии на тот момент, были уверены, что я не продержусь и полгода. У меня был первый зам, который был поставлен губернатором именно с той целью, чтобы меня выдавить, найти какой-то подвох, какую-то закорючку… И для того, чтобы поставить на ключевые посты тех людей, кого я хотела бы видеть в своей команде, мне пришлось потратить очень много времени. Чиновники защищены государством бессрочным договором. У нас в уставе города не предусмотрено такого — что приходит мэр и меняется команда. А параллельно с этим еще безумная атака проправительственных СМИ, грязь, которая льется на тебя каждый день… Очень жесткие условия! Но именно эти условия позволили мне гораздо быстрее войти в курс всех дел.

— Вы были заранее готовы к тому, что с губернатором возникнет конфликт?

— Нет. Я не думала, что столько амбиций проявится на пустом месте. И что они настолько превозмогут разумные подходы и стремление к эффективной работе. К этому я не была готова.

— Было ли с вашей стороны демонстративное противостояние? Вы подчеркнуто уважительно относитесь к электорату и подчеркнуто непримиримо — к губернатору. Может быть, вы попали в ту самую психологическую ловушку: есть только белое и черное, добро и зло?

— Я и своим коллегам говорила, и Александру Петровичу Худилайнену — что мы ведь нанятые работники. Одно дело, когда ты приходишь к своему работодателю, жителю города, и выслушиваешь его — что бы он ни думал, он в какой-то степени прав. Но когда мы нанятые работники и регион нужно вытаскивать из сложной ситуации, тут уже не до реверансов, не до соображений «ах, как бы кого не задеть»! Я всегда была за то, чтобы люди открыто выражали недовольство, если кто-то допустил ошибку.

— И получается, вы требуете того же от других: чтобы они позабыли про «реверансы».

— Конечно. Максимальная открытость, честность и четкость.

— Возможно, люди постарше привыкли к какой-то субординации. Как психолог, наверное, вы понимаете это и могли бы найти общий язык.

— Понимаете, здесь-то я не психологом работала. Если бы меня наняли на работу в качестве психолога, я бы оказала им помощь. Профессионально. Я могу это сделать. Но у нас не система отношений «клиент–психолог», у нас совсем другое взаимодействие. Здесь, я считаю, слишком высокий уровень, чтобы оказывать психологическую помощь кому бы то ни было. Тем более нам платят хорошую зарплату!

Поле Ширшиной

В кафе «Хорошее место» час пик. В одном зале дети рисуют и играют в настольный хоккей, в другом работает «Школа местного самоуправления». Идет курс «Как стать депутатом». Аудитория напоминает посетителей библиотеки: бородачи с портфелями, студенты в толстовках, молодые мужчины в джинсах и пиджаках, много девушек.

 — Это наша инициатива, — говорит активист движения «Избиратели Петрозаводска. Общественный контроль» Алексей Козлов. — Свою задачу мы видим не в том, чтобы прийти на выборы и проголосовать за «своего» кандидата. Это мы уже проходили, надоело! Все потом начинают продвигать свой бизнес и забывают про людей. Наша цель — выдвинуться самим или создать окружение, которое будет продвигать своего кандидата. Он будет отстаивать внедрение местного самоуправления и возвращение выборов мэра.

Андрей Козлов не станет лидером общественного мнения: не прошел тест. Зато узнал, что он годится в координаторы. И остался доволен.

— Как зачем я пришел? — удивляется вопросу заместитель директора сети магазинов электроники Михаил Нифантьев. — Чтобы понять, насколько реально стать депутатом.

Он переводит взгляд на преподавателя и одного из организаторов школы Наталью Шавшукову. Наталья уверяет, что здесь нет тех, кто рвется на баррикады. Здесь волонтеры и «середняки» — те, кто скопил капитал или сделал карьеру и хочет вложить их в общество. Фильтр на их пути — сложившиеся элиты, которые перекрывают путь во власть конкурентам.

— Я реалист и вижу, что у меня нет таких денег на избирательную компанию, как у депутатов, — говорит Михаил Нифантьев. — Нет и административного ресурса. Но есть то, что у них отсутствует: опыт волонтерских проектов и привлечения ресурсов в регион. Я хочу работать, а не «пилить». Иду на выборы, чтобы доказать, что созидательная альтернатива нынешней власти есть. Это местное самоуправление.

Зерно перемен в этом поле заронила Галина Ширшина, вернее, ее видеоотчеты. Когда Алексей и Михаил увидели, как мэр каждый месяц отчитывается горожанам о своей работе через интернет, то поняли: здесь что-то еще можно изменить.

Тем временем их бывший мэр выдвинулась в кандидаты в депутаты Государственной Думы от партии «Яблоко», хотя в партию не вступила. Говорит, ей будто бы интереснее исследовать выбор избирателей, а быть партийной единицей — не по ней.

Выбор и выборы

— Это не вопрос манипуляций, — уточняет Ширшина. — Это вопрос того, что должна делать организация, чтобы люди в нее поверили. Кстати, «яблочники» — единственные, кто терпит меня, беспартийную, и открыл мне двери: «Хочешь развивать практическую психологию? Вперед». Другим не надо, у них иные методы выигрывания. У меня и тема дипломной работы называлась «Политическая идентичность личности»… Уже тогда мне хотелось понять, какие факторы влияют на то, что человек в политическом смысле определяется так или иначе.

— Вы говорите, что «Яблоко» было интересно вам с точки зрения саморазвития. А когда у вас появились большие амбиции?

— Да у меня их нет, даже сейчас! Нет у меня этих амбиций, понимаете? Абсолютно, и не было никогда. Еще до работы мэром десять лет я работала с партией «Яблоко», помогала кандидатам становиться депутатами, учила их, по сути дела, что нужно для того, чтобы стать хорошим депутатом, чтобы тебя избрали! Готовила их команды на выборах. Как психолог, как политтехнолог работала с ними. У меня была возможность уже 10–12 лет назад избраться депутатом Петросовета…

— Вас это не интересовало?

— Меня это и сейчас не интересует!

— Недавно вы говорили, что политика не для вас. Что изменилось?

— Политика действительно не для меня.

— Тогда почему вы идете в политику?

— Я иду с конкретной целью, а политика для меня средство достижения этой цели. Я хочу, чтобы в нашей стране произошли изменения. В экономическом плане. Потому что ситуация, которая сложилась в Петрозаводске, — ну это же идиотизм! Когда мэра города оценивают в Брюсселе за его принципы работы, а на уровне республики не оценивают, это же ненормально, это неправильно. Я хочу, чтобы мэры, которые работают на принципах открытости власти, борьбы с коррупцией, не уходили в отставку, а имели возможность доработать свой срок. Чтобы общественников не выкидывали из управления городом, а, наоборот, призывали к действию. Только так мы можем вырулить из той ситуации, в которой находимся.

— Каков, по вашему мнению, основной политический конфликт в стране?

— Основной конфликт?.. Ну какой политический конфликт у КПРФ, ЛДПР и «Единой России» — посудите сами! Нет никакого конфликта, это все одно и то же. У нас нет условий для того, чтобы возник политический конфликт, понимаете? Они у нас в стране не созданы для того, чтобы кто-то с кем-то конфликтовал. В Карелии — там да. Партия «Яблоко» не хочет позволить довершить дело развала республики и за это страдает. Вот вам и политический конфликт! А на уровне страны — возникает категория людей, которая понимает, что что-то не так. Вроде бы мы что-то делаем, отчитываемся… а на уровне жизни наших детей и пожилых родителей это никак не сказывается. Вроде бы демонстрируется картинка, что правильной дорогой идем — а подтверждения нет. И тогда люди понимают, что это надо корректировать. Потому что им важны конкретные результаты.

— Наверное, «Единая Россия» может на это возразить, что мы участвуем в глобальной геополитике.

— А что, Россия участвует в глобальной геополитике? Как для жителя России для меня это еще вопрос! Тогда опять же непонятны последствия нашего участия. Что это дает сегодня жителям страны? В общем, я не совсем готова к такому разговору.

— Вы сказали как-то, что если кто и влияет на вас, то только мама. А как мама на вас влияет?

— Она, конечно, значимый для меня человек. Но не то чтобы она влияет на мои решения… Моя мама, например, считает, что мне не нужно было судиться из-за отставки. Она сказала: не надо, значит не надо — уходи. А я считаю, что не могу такого позволить, потому что у меня есть ответственность перед людьми, которые за меня голосовали, верили мне и верят даже сейчас.

— Что мама думает о тех изменениях, которые сейчас происходят с вами?

— Она меня хорошо знает! И понимает, что политическая деятельность для меня не самоцель. Как любая мама, она хочет, чтобы я была счастлива, успешна и находилась в безопасности. К сожалению, это не всегда можно совместить, но я стараюсь! Самое главное для нее, чтобы я была счастлива.

— А для вас что главное?

— Чувствовать смысл того, что ты делаешь и для чего живешь. Оставаться честной перед самой собой. Когда я стала мэром, я очень боялась, что оторвусь от реальности — у меня было очень мало контактов с близкими людьми и обычными горожанами, все в основном деловые встречи. И только открытые планерки позволяли почувствовать, что происходит. Я боялась, что наличие власти как ресурса изменит меня, отдалит от нужд простых людей. Даже своей подруге говорила: если меня будет заносить — ты скажи! И мне не тяжело прощаться с должностью мэра, потому что я не изменилась. Да, стала жестче: теперь я менее чувствительна к каким-то вещам, менее уязвима. Но во всем остальном насколько я была непритязательна — настолько и осталась. Конечно, я хочу благополучия себе и своей семье, но не запредельно.

— Каков ваш предел?

— Думаю, предела на самом деле нет. Потому что если говорить о внутреннем своем развитии, по вертикали или по горизонтали — неважно, кто ты, мэр или руководитель компании, — предел наступает только в твоих мозгах. То есть когда ты понимаешь, что все, ты закончился. Но это лечится, я вас уверяю!

_________________________________________________

Глава Карелии Александр Худилайнен

«Депутаты Петросовета вправе принять такое решение в соответствии с 131-м федеральным законом и Уставом города Петрозаводска. Это решение надо уважать»

Элла Памфилова, председатель ЦИК России

«Снятие Галины Ширшиной с поста мэра Петрозаводска — это попытка региональных руководителей “досрочно” избавиться от возможных конкурентов на выборах»

Геннадий Боднарчук, председатель Петрозаводского городского совета

«Я считаю, что проблемы у Ширшиной возникли из-за ее куратора — Василия Попова (лидер карельского “Яблока”. — “РР”). Это мое четкое убеждение. Мэр была фигурой не самостоятельной»

Эмилия Слабунова, председатель партии «Яблоко»:

«Отставку Галины Ширшиной я приняла как личное переживание. Это сделали люди, которые не справляются со сложностью современного мира. Они привыкли договариваться с властью либо через бартерные, либо через коррупционные схемы»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Миронова Юлия 4 июля 2016
Даже странно читать всё это. Человек не справился с управлением городом, а преподносят всё это, как острую политическую борьбу и разногласия с республиканской властью. Хозяйство вести - не м****и трясти. Уважаемая, кому нужны Ваша принципиальность и "отчеты в интернете" ? Людям нужен чистый город, удобный для жизни. А город продолжает умирать.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение