--

«Не ангелы и не демоны»

В чем сила футбольных фанатов

Для трех российских болельщиков, приехавших во Францию на чемпионат Европы по футболу, турнир закончился тюремными сроками. Еще несколько человек после драк на улицах депортировали из страны. За беспорядки, которые болельщики устроили на стадионе, на сборную наложили штраф в 150 тысяч евро и дисквалифицировали — правда, только условно, до первого инцидента. В России на это отреагировали громко и противоречиво: кто-то поддерживал штраф, а кто-то — болельщиков, кто-то обвинял своих, кто-то — чужих; кто-то во всем, что происходило, видел политический подтекст… В момент всеобщей истерики «РР» показалось важным разобраться, чем руководствуются фанаты, кто они и можно ли ими управлять

Мария Цырулева поделиться:
29 июня 2016
размер текста: aaa

Англия и болезнь

«Еврозвери», «Возвращение варварства», «Позор» — главная тема всех ведущих европейских СМИ в июне.

Все начинается за несколько дней до старта турнира. Старый порт Марселя постепенно наполняется фанатами, приехавшими из Англии. Именно с англичанами мы должны играть первый матч. Болельщики ждут начала Евро, пьют пиво, покрывают улицы города плотным слоем битого стекла и в первые сутки, кажется, почти никому не приносят беспокойства.

Англия — родина футбольных хулиганов. Болельщики испанской «Барселоны», приехавшие поддержать свою команду на матч Кубка Ярмарок против сборной Лондона в 1958 году, позже рассказывали о незнакомом для континентальной Европы феномене: испанцев в Лондоне повсеместно атаковали болельщики англичан. Движение развивалось, в 60-х стали появляться первые «фирмы» — объединения фанатов того или иного клуба. Главной задачей этих фирм была борьба с «другими» — с теми, кто представляет клуб соперников. Костяк каждой составляли 30–50 сильнейших бойцов. Фирмы устраивали драки на трибунах и на улицах, ездили на матчи своей команды в другие города и там наводили порядки. Любой поход на стадион в Англии в 1960–1980 годах был связан со смертельным риском. Даже когда на арены стали запрещать проносить все, что могло быть использовано в качестве оружия, фанаты не терялись. Например, прямо на трибунах высыпали в газетный кулек мелочь и зажимали его в кулаке.

С футбольными хулиганами начали бороться. Болельщиков соперничающих клубов рассаживали в разные сектора стадиона, на трибунах устанавливали камеры. Фанатов, уличенных в беспорядках, лишали возможности посещать матчи, и такая «дисквалификация» могла продолжаться несколько лет; давали тюремные сроки. Тогда битвы хулиганов частично переместились со стадионов на улицы. Футбольные хулиганы стали более организованными. Многие их акции были заранее спланированы, каждый член фирмы знал свою роль в организации. Фирма ИнтерСити (ICF), поддерживавшая клуб «Вест Хэм Юнайтед», даже выпустила собственные визитные карточки для своих побитых врагов: «Поздравляем, вы только что встретились с ICF». В фанатское движение некоторые приходили уже в 11–12 лет и оставались там до сорока и позже. За эти годы они насчитывали у себя десятки переломов — пальцев рук, ног, ребер, ключиц… Но не уходили. Когда клубной борьбы стало не хватать, фанаты переключились и на международный футбол. Они поехали на чемпионаты мира и Европы и устраивали беспорядки там. На континенте для защиты от англичан появились свои фирмы. Так явление, которое окрестили английской болезнью, заразило и другие страны.

РЕКЛАМА
 
 

Хулс и ультрас

В ночь с 9 на 10 июня появляются сообщения о первых серьезных столкновениях между англичанами и болельщиками местного клуба «Марсель». Полиция дважды применяет слезоточивый газ. 10 июня в Париже торжественно открывают чемпионат Европы. В Марселе тем временем не до футбола — драки продолжаются. И на следующий день —день матча между Россией и Англией — становятся еще масштабнее. Теперь уже российские фанаты дерутся с англичанами прямо у порта и на маленьких узких улочках неподалеку. Полиция пытается применить слезоточивый газ, когда «разборки» почти заканчиваются, а англичане уже объединяются с российскими фанатами, чтобы драться с новым врагом — болельщиками «Марселя». Среди фанатов «Марселя» немало мусульман (в городе большая мусульманская община — около 30% жителей); возможно, именно это и подвигло недавних врагов, российских и английских фанатов, объединиться. Однако примирение длится недолго. Драки продолжаются и непосредственно перед матчем. А во время игры российские фанаты прорываются на трибуны соперника и устраивают беспорядки там, видимо, стремясь доказать англичанам, на примере которых «росли», кто теперь главный в мире футбольных хулиганов.

Понятия «болельщик» и «фанат» очень часто — и необоснованно — приравнивают одно к другому, называя так любого, кто ходит на стадион или даже смотрит футбол по телевизору. На самом деле даже внутри активного фанатского сообщества, то есть среди тех, кто ездит на выездные матчи команд, покупает билеты в фанатский сектор, рисует баннеры и устраивает так называемые перформансы (шоу) на трибунах, существует своя градация. Наиболее активными считаются ультрас. Это они готовят баннеры к каждому матчу, жгут файеры, затевают перформансы, поддерживают контакты с командой. Еще есть хулиганы — те самые «последователи» хулиганов английских. Те, кто «стенка на стенку» дерутся с такими же «хулс» команд-соперников. Выясняют отношения они только с себе подобными, и в последнее время «разборки» уходят все дальше от стадионов и оживленных городских улиц. Иногда граница между ультрас и хулиганами довольно условная.

Агрессия и братство

 

— Большинство историков, археологов, антропологов считают, что склонность к насилию заложена в человеке изначально. Именно это помогало нашим предкам охотиться и сражаться за ресурсы.

Кандидат философских наук, преподаватель НИУ ВШЭ Арсений Куманьков читает курс лекций, посвященных философии насилия в жизни, политике, спорте и искусстве. Он рассказывает о том, что и спорт, и политика — это способы направить присущую человеку склонность к жестокости в более мирное русло.

— Сегодня социальные институты табуируют насилие. Насилие становится прерогативой государства — то есть государство выбирает, какие насильственные практики допустимы, а какие нет. Государство создает армию, полицию и так далее. Назначает представителей, которые будут действовать с позиции силы. Остальные природную склонность к агрессии выражают кто в работе, в бизнесе, кто в политике, кто в спорте… Причем необязательно участвовать в соревнованиях: можно просто болеть и чувствовать себя причастным.

— То есть спорт — это такой способ выпустить пар?

— У известного французского философа Рене Жирара была теория о том, что жертвоприношение в древних религиях — это избавление от агрессии. Мы приносим жертву, причиняем ей страдания и тем самым снижаем степень эскалации насилия внутри нас самих. То есть получается, что человек человеку не волк не потому, что от природы не зол, а потому что знает технику укрощения тех страстей, которые его обуревают. Участие в спортивных состязаниях и наблюдение за ними — это тоже один из способов. Чтобы уменьшить уровень насилия, нужно увеличить уровень насилия и направить его по какому-то другому каналу.

— Но часто получается наоборот.

— Есть и другой взгляд на спорт. Противоположный, но на самом деле не противоречащий первому. Как только вы перестаете просто заниматься спортом и начинаете соревноваться, сразу включается переживание престижа и чести какой-либо группы — школы, города, нации. И вот здесь может возникнуть коллективная ненависть. Потому что спорт заставляет вас мыслить в категориях «свой — чужой», «друг — враг». Когда идут какие-то международные турниры, спорт становится синонимом войны. А болельщиков это как будто гипнотизирует, и они сами начинают действовать агрессивно.

— «Фирмы», группировки футбольных хулиганов — это сообщества, подобные племенам, — объясняет исследователь движения футбольных хулиганов Робин Мансер. — Объединение в группы характерно для людей начиная еще с каменного века. Маленькие группы, не более 150 человек, в которых каждый принимает определенные правила. Часто от фанатов можно слышать, что они братья. Кровные братья. У них общие ценности. Они смеются над одним и тем же и плачут над одним и тем же.

Организаторы и полиция

— Я бы хотел сделать фанатское движение таким, каким оно было в 2003–2004-м, — говорил в одном из интервью годичной давности один из лидеров фан-движения московского «Динамо» Николай Морозов. — Потому что было понятно, ради чего люди это делают. А сейчас я не понимаю современную молодежь, которая начинает заниматься околофутболом, при этом не ходит на футбол, не знает, кто играет в любимой команде. Они наносят травмы друг другу, потому что это сейчас стало модно, а не за идею.

На Евро-2016 Николай Морозов стал одним из тех троих россиян, которых приговорили к тюремному сроку.

14 июня французская полиция задерживает автобус с российскими болельщиками. Их проверяют на причастность к беспорядкам. 20 человек решено выдворить из страны (в дополнение к тем, кого отправили домой ранее), еще троим позже присудят сроки тюремного заключения от одного года до двух лет. Остальных отпускают. На сборную России накладывают денежный штраф за беспорядки на стадионе и условно дисквалифицируют — то есть обещают снять с соревнований, если инцидент повторится. Тем временем на улицах французских городов уже дерутся испанские и турецкие фанаты, хорваты и поляки, немцы и украинцы.

— Футбольные фанаты во всех странах мира — это константа, — считает писатель, в недавнем прошлом активный участник движения фанатов московского «Спартака» Дмитрий Лекух. — Да, они не ангелы, но и не демоны. На всех международных форумах ведут себя примерно одинаково. Почему-то на чемпионате Европы-2004 в Португалии все было в порядке. В Австрии и в Швейцарии — тоже. На чемпионатах мира — в Германии в 2006-м, в Японии в 2002-м — все было хорошо с безопасностью. Значит, это реально, и ничего нового французам не нужно было придумывать. Но организаторы не были готовы. В Португалии в 2004 году все происходило у меня на глазах. Точно так же подданные ее величества пили и расслаблялись, оккупировав несколько клубов, и накачивались алкоголем, как умеют только англичане. Португальцы вычислили где-то 40 человек самых буйных, и спокойно, без скандалов, отправили их на родину. На этом все закончилось! А если ты позволяешь людям безнаказанно — ключевое слово здесь «безнаказанно» — разлагаться прямо в центре города, они у тебя уже на третий день превратятся в тыкву. К тому же алкоголь, вопреки всем требованиям безопасности, продавали в стеклянных бутылках. Вот вам очень удобные снаряды для метания. Как можно было не разделить потоки болельщиков перед стадионом в Марселе? Русские и английские фанаты шли на стадион одним потоком. Естественно, то тут, то там возникали стычки. Французская полиция гасила слезоточивым газом, от которого страдали обычные болельщики. Задают вопросы, как пронесли пиротехнику. А как ее не пронести, если на стадионе даже рамок нет? И досмотр очень поверхностный. Как можно было посадить в соседние сектора фанатов разных сборных? Не оставили никаких буферных пустых секторов, как это обычно делается. Не развели по противоположным трибунам.

— Получается, что фанаты на сегодняшний день хулиганят в рамках, которые им определяют организаторы?

— Они, конечно, народ отважный. Но сидеть в тюрьме не хочется никому.

— Есть версия, что беспорядки российских фанатов в Марселе — это политическая акция. Насколько вообще реально использовать фанатское сообщество в политических технологиях?

— Это возможно, наверное, но пока ни у кого особенно не получалось. Есть примеры, конечно. В Италии, например, за «Лацио» болеют правые, за «Рому» — левые (футбольные клубы из Рима. — «РР»). В России различные политические силы много раз пытались повлиять на фанатов. И некоторые небольшие фанатские группировки шли на это. Но само движение — нет. У нас даже было какое-то такое своеобразное решение принято — неформальное, конечно, не было никаких референдумов и голосований, но тем не менее все его выполняли. Когда было противостояние Болотной и Поклонной, любой фанат имел полное право выступать на любой стороне. Но только от себя лично, не от имени фанатского движения. Хочешь — принимай позицию, но забудь на это время, что ты фанат. Тем более что политические взгляды у всех могут быть разными. А такая масса заряженной энергии на трибунах и на улицах! Если они еще и друг с другом «воевать» будут из-за политических разногласий…

— Были попытки провокаций? Кто-то действовал в политике от имени фанатов?

— Были, и много. Иногда смешные в своей чудовищности. После событий на Манежной площади, когда убили Егора Свиридова (болельщик «Спартака», убитый уроженцем Кабардино-Балкарии Асланом Черкесовым. Это убийство спровоцировало беспорядки на Манежной площади — «РР»), все фанаты стали получать письма по электронной почте, через социальные сети — приглашения собраться там же, на Манежке, снова. Якобы на митинг памяти. Когда дошло до топовых «фирм», начали выяснять, кто этот митинг организует. Выяснили, что молодежное «Яблоко», и Егор Свиридов тут в общем-то ни при чем.

Фанаты и политика

На события во Франции сразу же реагируют российские политики и официальные лица. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский защищает россиян, называя зачинщиками английских болельщиков. Руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации СКР Владимир Маркин в своем Twitter выражает непонимание по поводу заявлений французов, которые назвали российских фанатов «очень хорошо подготовленными бойцами». «Нормальный мужик, каким он должен быть, вызывает у них удивление», — пишет Маркин. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выступает с официальным заявлением: «Имели место противоправные действия со стороны болельщиков из разных стран, которые устроили настоящие бесчинства в Марселе и других населенных пунктах, это абсолютно неприемлемо. Мы рассчитываем, что российские болельщики будут соблюдать законы той страны, где они находятся». А депутат КПРФ Валерий Рашкин говорит, что «героизация отморозков несет ущерб для государственной безопасности страны, поскольку прививает молодежи антиобщественные формы поведения, культивирует расизм и ксенофобию».

Фанатские фирмы — это не просто собрание болельщиков, готовых подраться после матча. Это организации. Со своей структурой, внутренним кодексом поведения, комплексом специфических ритуалов, со своими лидерами, с которыми можно договариваться. И на деле слова «политика» и «болельщики» стоят рядом не только в Италии.

Зимой 2010 года на Манежной площади в Москве состоялся митинг памяти болельщика московского «Спартака» Егора Свиридова, убитого за несколько дней до этого Асланом Черкесовым. Митинг перерос в беспорядки, фанаты скандировали националистические лозунги и избивали людей неславянской внешности. Крупнейшее фан-объединение «Спартака» «Фратрия» позже заявило о своей непричастности к акции, отметив, что официальные акции памяти Свиридова прошли без происшествий. Через несколько дней после этого Владимир Путин, тогда премьер-министр, встретился с руководителями крупнейших фанатских организаций и предложил им «не допустить, чтобы кто-то поставил фанатов под контроль и начал ими манипулировать». Под «кем-то» премьер подразумевал экстремистов и радикалов и призывал фанатов помогать государству в борьбе с ними. На этой встрече случилось нечто такое, после чего начавшееся было объединение фанатов различных группировок по нефутбольному признаку — по признаку национальной неприязни — практически сошло на нет.

Прошло три-четыре года. Фанаты киевского «Динамо», ультрас «Карпат» и «Днепра» дерутся с «Беркутом» на Майдане. В конце апреля 2014-го фанаты украинских клубов «Металлист» и «Днепр», которые когда-то были злейшими соперниками, вместе участвуют в столкновении с активистами с георгиевскими ленточками. События второго мая в Одессе начались с марша футбольных ультрас «За единство Украины». Удивительного в этом мало: несмотря на то что в среде фанатов есть люди, которые придерживаются разных политических взглядов (или не вникают в политику вообще), приверженцев правых идей там предостаточно. Кроме того, среди фанатов много радикалов, которые склонны все делать вопреки и обычно выступают против сложившегося государственного устройства.

В это время российские фанаты, которые еще недавно дружили с украинскими, никак не высказываются по «украинскому вопросу». Редкие баннеры в поддержку Украины, появившиеся на трибунах, представители фанатского движения объясняют личной инициативой отдельных болельщиков, но не позицией российских футбольных сообществ в целом. Так, на трибуне санкт-петербургского «Зенита» во время матча чемпионата России с самарскими «Крыльями Советов» в конце марта 2014 года появляется растяжка со строчками гимна Украины «Ще не вмерла України і слава, і воля», однако баннер быстро сворачивают, фанаты делают официальное объявление, что готовы к бою с Украиной в случае опасности российских граждан в Крыму. А после и вовсе уходят в сторону. «С данного момента тема Украины на трибуне “Зенита” закрыта», — объявляют они на сайте фанатов «Зенита». Двумя неделями раньше на матче против все тех же «Крыльев» баннер с надписью «Слава Украине» вывесили болельщики московского «Локомотива». Официальное сообщение от фанатского движения железнодорожников последовало незамедлительно: «К баннеру “Слава Украине” движение и коллективы отношения не имеют. Люди, которые его вывесили, будут наказаны». И снова фанатские организации объявляют о своей полной аполитичности.

Реальна ли эта аполитичность, сказать сложно. Возможно, фанаты действительно решили дистанцироваться от злободневных событий и заниматься только околофутбольными делами. Не исключено также, что за этой позицией стоит негласное соглашение между властью и крупными фанатскими организациями. Одни не лезут в политику, другие — в «разборки» фанатов между собой. Пока обе стороны это устраивает.

Тем более трудно усмотреть политический подтекст в действиях фанатов во Франции. Во-первых, беспорядки устраивали не только болельщики российской сборной — разве что исландцы там не дрались. Хорошая физическая форма российских ультрас, в которых подозревают специально подготовленных бойцов спецслужб, — тоже не повод для удивления: большинство фанатов сейчас — спортсмены, которые занимаются единоборствами, боксом или по крайней мере ходят «в качалку». Не ясна и цель данной акции, в особенности в преддверии чемпионата мира, который пройдет в России в 2018 году. Сейчас России необходимо привлекать иностранных туристов и болельщиков, а не отпугивать их. 

Исходя из того, что происходило с фанатскими сообществами после 2010 года (меньше серьезных конфликтов на национальной почве, более спокойная обстановка на стадионах) можно предположить, что у российской власти есть способ успокоить фанатов. Во всяком случае, убедить их не объединяться на почве национальной ненависти. Но сама ненависть никуда не делась. Никуда не делась и потенциальная фанатская сила, которой, если что, можно воспользоваться.

_____________________________________________

Трагедии на футбольных полях

24 мая 1964 года. Сборная Перу — сборная Аргентины

Команде Перу не засчитали гол — это лишало сборную поездки на Олимпиаду в Токио. Возникли беспорядки. Полиция применила слезоточивый газ, а ворота были закрыты администрацией спортивной арены. 318 человек погибли, более 500 были ранены. В Перу на месяц ввели военное положение.

23 июня 1968 года. «Ривер Плейт» — «Бока Хуниорс»

В Буэнос-Айресе на стадионе «Монументаль» болельщики «Бока Хуниорс» забросали соперников зажженными факелами. На трибунах возникла паника. Погибли 74 человека, 113 были госпитализированы.

8 февраля 1981 года. «Олимпиакос» — АЕК

На трибунах домашнего стадиона «Олимпиакоса» между Gate 7 (ультрас клуба «Олимпиакос») и Original 21 (фанатской «фирмой» АЕК) завязалась драка. В результате массовой паники и давки погиб 21 человек, еще 96 оказались в больнице. Спустя неделю лидер Gate 7 был зарезан, его тело было накрыто флагом АЕК.

20 октября 1982 года. «Спартак» — «Хаарлем»

Болельщики «Спартака» стали покидать «Лужники», не дожидаясь окончания матча. По разным сведениям, давка началась еще до гола, забитого «Спартаком» на последней минуте, или же была им спровоцирована, когда толпа болельщиков хлынула с лестницы назад. По официальным данным, появившимся в печати только 7 лет спустя, погибли 66 человек.

29 мая 1985 года. «Ливерпуль» — «Ювентус»

Трагедия произошла в финале Кубка европейских чемпионов. Фанаты «Ливерпуля» атаковали трибуну с болельщиками итальянцев, и те, чтобы предотвратить драку, сгруппировались на одном из секторов. Опорная стена обрушилась. Погибли 39 человек, число пострадавших неизвестно.

13 мая 1990 года. «Динамо» — «Црвена Звезда»

Матч, который позже назвали матчем ненависти, стал катализатором войны в Югославии. Игра между хорватским и сербским клубом вылилась в побоище, в котором поучаствовали не только фанаты, но и игроки. Капитан «Динамо» Звонимир Бобан ударил полицейского за то, что тот пытался задержать фаната, выбежавшего на поле.

9 мая 2001 года. «Хартс оф Оук» — «Ашанти Котоко»

Трагедия произошла в столице Ганы, когда после гола, забитого хозяевами, болельщики «Ашанти Котоко» стали выламывать пластиковые сидения и бросать их на поле. Применение полицией слезоточивого газа вызвало панику и давку. В результате — около 100 погибших.

9 июня 2002 года. Сборная России — сборная Японии

Российская сборная не смогла выйти из группы в финальном розыгрыше чемпионата мира. На Манежной площади в Москве, где была организована трансляция матча с Японией, начались массовые беспорядки, которые затем перешли в погромы на Лубянке. 75 человек пострадало, один погиб.

1 февраля 2012 года. «Аль-Масри» — «Аль-Ахли»

Болельщики каирского клуба «Аль-Ахли» в перерыве матча разместили баннер, оскорбивший их соперников. Фанаты обоих клубов, выбежав на поле, стали избивать не только друг друга, но и футболистов и тренеров. Использование холодного оружия в бойне, беспомощность полиции и паническое бегство зрителей привели к гибели 74 человек.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение