--

Академический час

Чему учили зрителей на V международном театральном фестивале «Академия»

Летние театральные фестивали - импортозамещение в действии. Те, кто не может позволить себе Эдинбург или Авиньон, берет билеты в театры Воронежа, Омска или Казани, куда приезжают лучшие столичные труппы. Впрочем, заботятся на таких фестивалях не только о зрелищах. Корреспондент «РР» побывал на фестивале «Академия» и постарался выяснить, зачем современному зрителю новые формы театрального просвещения.

Полина Жорова поделиться:
4 июля 2016
размер текста: aaa

Урок театра

— Я так давно хотел посмотреть ваш спектакль, что пришлось ехать в Омск, — признается «маяковцам» Борис Павлович, режиссер и руководитель социально-просветительского отдела БДТ имени Г.А. Товстоногова.

Ехал Павлович из Питера в Омск за философским обедом «Канта» московского Театра им. Вл. Маяковского, открывавшем V международный театральный фестиваль «Академия». Москвичей в этом году на сибирском Авиньоне получилось больше, чем в прежние годы. Компанию «Маяковке» на пятой «Академии» составили Центральный театра кукол им С. Образцова, Театральный Центр им. Мейерхольда и Театр им. Вахтангова. Иностранцы — японский театр «Читен» из Киото, польское джазовое трио Артура Дуткевича и бродвейский музыкальный режиссер Джон Макдэниел — смотрелись на их фоне как десерты в меню мясного ресторана.

Впрочем, не столько на международности, сколько на проблемах современности решили сосредоточиться организаторы V «Академии». Еще ни разу омскому зрителю не пытались так подробно объяснить и показать современный театральный процесс.

— Существует разрыв между тем, что делают режиссеры и восприятием зрителя. Вот этот разрыв нужно сократить, объяснив, что стоит за каждым смыслом, за каждой историей или пьесой. Я уже не раз говорила, что в школе сейчас обучают и пению, и рисованию, но театру не обучают. И поэтому сейчас в театральном мире идет важный исторический момент   — обучение зрителя театру, — объяснила Ольга Никифорова, арт-директор фестиваля «Академия».

Обучением зрителя занимались все. Центр им. В. Мейрхольда провел шесть творческих встреч. Среди них -  разговор о новых коммуникациях с публикой от худрука ЦИМа Вкитор Рыжаков и арт-директора ЦИМа, театрального критика Елены Ковальской,  четыре тренинга, посвященного детскому театру, от Варвары Коровиной, продюсера родственного ЦИМу проекта «Бэби Лаб». Борис Павлович из БДТ рассказывал, как правильно смотреть спектакль. Член экспертного совета «Золотой маски» и питерский театровед Татьяна Джурова учила понимать перформанс. А композитор и режиссер музыкальных постановок Джон Макдэниел рассказал, что даже на Бродвее есть цензура  - в лице рыночной конкуренции.

Японская «Чайка» и русский катарсис

Впрочем, кульминацией этого «академического часа» стали не проникновенные речи театральных деятелей, а японский театр «Читен» со своей «Чайкой» и «своим Чеховым». Визуализировав душевные метания Треплев-сана, шесть актеров из Киото оглушили зал криками, выстрелами и новыми формами.  Пережив культурный, омские зрители вдруг открыли для себя то, что «скрывала» от них старая «скучная» режиссура:

— «Чайка» не о страданиях Нины, а о Косте и его метаниях, - поделился кто-то в зале неожиданным открытием. -  Не Нина несчастная, а Костя - самый несчастный из всех. Может быть, это и раньше на поверхности лежало, но я как-то, видимо, особо не вникала.

В итоге волшебная сила искусства японской Мельпомены смогла лучше тренингов объяснить, зачем академическому театру «новые формы». А вахтанговцы, закрывавшие «Академию», показали, как эти новые формы выгодно подчеркивают качество актерской игры. Их «Крик лангусты» со своим аскетичным фоном в тренде икеевского минималихма — три зонтика, коврик, кресло и тумбочка — превратил сцену в Голгофу, куда рискованно выходить без таланта Юлии Рутберг и Андрея Ильина. Потому плохую игру здесь ничем не прикроешь.

— Вот когда меня спрашивают о том, как я отношусь к современному театру, где бесконечные экраны, камеры, инсталляции и перетрубации, мне смешно. Ну что же вы так не верите артисту? Что ж вы нам так не доверяете, если вам нужно в подкрепление вот это все? — удивляется Юлия Рутберг, чья Сара Бернар вместе с Жоржем Питу Андрея Ильина почти два часа держали в напряжении полутысячный зал Омской драмы.

И эта цифра далеко не предел их «звездности»: на гастролях «Крика лангусты» в Лос-Анджелесе двум актерам стоя аплодировали 1200 человек.

В итоге так и остался омский зритель размышлять о прихотливости связи форм и содержаний - и ждать следующего академического часа. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение