--

Нескучный шедевр

5 июля 2016

Опера  - некогда самый демократичный, понятный всем и каждому, жанр. Сегодня  оперу, когда-то считавшуюся развлечением, среднестатистический обыватель считает в лучшем случае скукой смертной, а в худшем – и вовсе  атавизмом музыкального искусства.

поделиться:
размер текста: a a a

И, думается, виноват здесь вовсе не «обыватель». «Тучные люди в кринолинах долго поют (дай бог хорошо!) о том, что вполне можно было бы сказать простыми словами,» - так одним предложением может охарактеризовать оперный жанр любой человек с улицы.   Признаться, и у меня до какого-то момента в сознании был устойчив такой стереотип в отношении оперы. А потом  мне вместе с другими студентами опера преподнесла сюрприз – собственную постановку «Евгения Онегина» в Михайловском театре с нами смотрел и после комментировал сам режиссер, Василий Бархатов. 

Они сходились  -«Онегин» и Бархатов – не впервые. Сначала режиссер поставил «Евгения Онегина»  в Вильнюсе. Правда,  по словам самого Бархатова, по сути  петербуржский и латвийский «Онегин» - это один и тот же спектакль. К слову, в  вариативности постановок режиссер видит нечестность, а российский оркестр – критикует. «Оркестр в этой постановке будет играть очень плохо. На весь Петербург всего два с половиной валторниста, а театров – три», - посетовал Бархатов студентам Гнесинки.

А после детально, шаг за шагом разложил собственную постановку на молекулы – жесты, вдгляды, движения. Оказалось, что все – не случайно и продиктовано музыкой. Так, в квартете из I действия – не просто благозвучный ансамбль,  а  четыре портрета. Татьяна ждет замужества, а Ольге этого не нужно; за этим наблюдает их мать, Филиппьевна  обрывает Ларину на полуслове – поведение явно не служанки. Так и живут, каждая своей жизнью, бок о бок четыре женщины. И все мучаются и мечтают вырваться из ненавистной глубинки.  «Началось плохо, закончится еще хуже» - краткое резюме от постановщика.

Объясняя собравшимся в зале то или иное режиссерское решение, Василий Бархатов говорил просто и по существу:  герои оперы – живые люди, значит, в пример приводить таковых и нужно. Бархатов рассуждал о взаимоотношениях между людьми наедине и в присутствии других. Тут до сцены письма Татьяны рукой подать, а там дуэль между Онегиным и Ленским  - не за горами.

Кстати, о первой. Татьяна наконец-то отрывается от своих книг, в которых ищет спасения от реальности. Она полна решимости совершить судьбоносный поступок. Здесь главная героиня – не аутичный персонаж, каким представала до этого. Но и охарактеризовать ее образ одним эпитетом нельзя. Она слишком разная. То мы видим почти безрассудную девчонку, затем она деловито рассуждает о браке.  В итоге  эмоциональный накал достигает предела, Татьяна по велению режиссера Бархатова окунает голову в ведро с водой и выбегает на сцену.

И оказывается, что с точки зрения музыкальной партитуры и либретто все оправданно, если не сказать закономерно. Тем не менее, один из студентов упрекнул Бархатова в том, что тот превратил Татьяну в истеричку.  Режиссер переадресовал упрек Петру Ильичу.

«Если есть вещи, с которыми вы не согласны, можете говорить.  Спектакль все равно уже идет», - завершил режиссер. Мы, правда, были согласны. И благодарны – не только за новую Татьяну, но и за оптику,  которой Бархатов вдруг с нами поделился. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение