--

Перевод деятельности компании на другое юридическое лицо: практика взыскания задолженности налоговым органом

Шатилова Е. С., ведущий юрисконсульт департамента налогового консультирования и разрешения налоговых споров КСК групп

Все большее распространение получает практика взыскания налоговыми органами задолженности по налогам с взаимозависимых лиц, ведь самыми очевидными действиями налогоплательщика при неутешительных результатах выездной налоговой проверки являются попытки перевести бизнес на новое юридическое лицо. При этом судебная практика по данным делам складывается не в пользу налогоплательщика

поделиться:
22 ноября 2016
размер текста: aaa

На основании п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщики обязаны самостоятельно уплачивать налоги.

Возможность взыскания недоимки по налогам, числящейся за одним юридическим лицом, с другого юридического лица предусмотрена подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ.

Согласно подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ, такое взыскание осуществляется только по решению суда и только в следующих случаях:

1) если выручка от реализации товаров (работ/услуг), реализуемых основным обществом, поступает дочернему (зависимому) обществу;

2) если выручка от реализации товаров (работ/услуг), реализуемых дочерним (зависимым) обществом, поступает основному («материнскому») обществу;

3) если с момента, когда организация, за которой числится недоимка, узнала или должна была узнать о назначении выездной налоговой проверки или о начале проведения камеральной налоговой проверки, произошла передача денежных средств, иного имущества основному (преобладающему, участвующему) обществу (предприятию) и если такая передача привела к невозможности взыскания указанной недоимки;

4) если с момента, когда организация, за которой числится недоимка, узнала или должна была узнать о назначении выездной налоговой проверки или о начале проведения камеральной налоговой проверки, произошла передача денежных средств, иного имущества зависимому (дочернему) обществу (предприятию) и если такая передача привела к невозможности взыскания указанной недоимки.

Следует учитывать, что, согласно подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ, вышеуказанные положения применяются также в случае, если перечисление выручки за реализуемые товары (работы, услуги), передача денежных средств, иного имущества производятся организациям, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка (независимо от того, является ли взаимозависимые общества основным или дочерним (зависимым) обществом, согласно ГК РФ).

Таким образом, в случае установления в ходе контрольных мероприятий налогового контроля фактов, указывающих на перевод деятельности и активов налогоплательщика на другое юридическое лицо, налоговые органы, используя вышеуказанные нормы НК РФ, формально вправе обратиться в суд с требованием о признании налогоплательщика и «принимающего» юридического лица (лица, на которое планируется перевести финансово-хозяйственную деятельность) взаимозависимыми лицами и о взыскании недоимки с юридического лица, которому будут переданы денежные средства и активы.

Признаки взаимозависимости

Основания для признания лиц взаимозависимыми предусмотрены п. 2 ст. 105.1 НК РФ.

Согласно указанной норме, взаимозависимыми лицами, в частности, признаются[1]:

1) организации в случае, если одна организация прямо и (или) косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 25 процентов;

2) физическое лицо и организация в случае, если такое физическое лицо прямо и (или) косвенно участвует в такой организации и доля такого участия составляет более 25 процентов;

3) организации в случае, если одно и то же лицо прямо и (или) косвенно участвует в этих организациях и доля такого участия в каждой организации составляет более 25 процентов.

Данной нормой предусмотрен также ряд иных оснований для признания лиц взаимозависимыми.

Кроме того, суду предоставлено право признавать лиц взаимозависимыми для целей НК РФ по иным основаниям, исходя из особого характера взаимоотношений между указанными лицами (п. 7  ст. 105.1 НК РФ).

Анализ судебной практики показывает,что при признании лиц взаимозависимыми (применительно к ситуации с переводом деятельности на другое юридическое лицо) суды принимают во внимание, в том числе, следующие признаки:

1)        наличие у «передающего» и «принимающего» юридических лиц общего учредителя (участника) и/или генерального директора;

2)        передача всех или большей части активов от «передающего» к «принимающему» юридическому лицу (существенное одномоментное уменьшение активов «передающего» лица);

3)        перезаключение хозяйственных договоров на «принимающее» юридическое лицо;

4)        переход персонала в «принимающее» юридическое лицо;

5)        наличие у «передающего» и «принимающего» юридического лица единого места нахождения (принимается во внимание как юридический, так и фактический адрес);

6)        наличие у «передающего» и «принимающего» юридического лица схожего или идентичного наименования, единого сайта, номеров телефонов и пр.;

7)        «принимающее» юридическое лицо создано непосредственно перед передачей активов или создано ранее, но до передачи активов хозяйственной деятельности не осуществляло[2]

В конкретной ситуации некоторые из вышеуказанных признаков могут отсутствовать. Суды оценивают все признаки в совокупности и удовлетворяют требования налоговых органов в тех случаях, когда приходят к выводу, что перевод активов, персонала, действующих хозяйственных договоров от «передающего» лица к «принимающему» лицу представлял собой организованный процесс, не имеющий иной разумной цели, за исключением уклонения от взыскания недоимки по налогам (см., например, постановление арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015 по делу № А40-153792/14).

В отдельных случаях суды отказывают в удовлетворении требований налоговых органов, признавая взаимозависимость юридических лиц недоказанной.

Так, судебные акты по делу № А40-77894/15 были отменены по следующим основаниям: юридические лица, признаваемые взаимозависимыми, никогда не вели общего бизнеса, у них были самостоятельные расчетные счета, открытые в кредитных учреждениях на основании отдельно заключенных договоров, они вели различные, независимые друг от друга, виды деятельности в сфере торговли, у них никогда не было единой подконтрольной друг другу системы расчетов, общего состава участников и руководителей (см. постановление арбитражного суда Московского округа от 13.04.2016 г. № Ф05-14874/2015).

Наличие (отсутствие) осведомленности проверяемого налогоплательщика о выездной или камеральной налоговой проверке

Из буквального содержания нормы подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ следует, что взыскание недоимки с взаимозависимого лица возможно лишь при установлении одного из следующих условий: перечисление взаимозависимому лицу выручки за товары (работы, услуги); передача налогоплательщиком взаимозависимому лицу имущества или денежных средств с момента, когда налогоплательщик узнал (должен был узнать) о назначении выездной налоговой проверки или о начале проведения камеральной налоговой проверки.

Таким образом, осведомленность налогоплательщика о назначении в отношении него налоговой проверки является одним из факторов, влияющих на правомерность осуществления взыскания недоимки с «принимающего» юридического лица.

Складывающаяся судебная практика показывает, что суды проверяют факт наличия такой осведомленности.

Так, при рассмотрении дела № А40-28598/2013 было установлено, что перевод деятельности осуществлялся в период проведения выездной налоговой проверки (в том числе, юридическое лицо, на которое переводилась деятельность, было создано после назначения налоговой проверки). При рассмотрении дела № А41-41949/15 суды установили, что перевод деятельности осуществлялся после направления налогоплательщику требования об уплате налога. При рассмотрении дела № А12-14630/2014 было установлено, что «принимающее» юридическое лицо было создано незадолго (за месяц) до начала выездной налоговой проверки, до этого ему  неоднократно направлялись требования о предоставлении письменных пояснений по налоговой декларации (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 г. № 12АП-10466/2014). Во всех указанных случаях перевод деятельности осуществлялся или в ходе налоговой проверки, или непосредственно перед ее началом, что привело к принятию судебных решений не в пользу налогоплательщиков.

Необходимо обратить внимание на обстоятельства дела № А40-153792/14.

Судами было установлено, что перевод деятельности осуществлялся налогоплательщиком заблаговременно до начала проведения выездной налоговой проверки (за 6–7 месяцев). Налогоплательщик ссылался на это обстоятельство в суде, полагая, что оно должно служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении требований налогового органа. Однако суды сочли доводы налогоплательщика необоснованными, указав, что действия налогоплательщика, направленные на перевод хозяйственной деятельности на новое юридическое лицо, начали осуществляться в марте–апреле 2013 года – сразу после получения поручения налогового органа об истребовании информации в отношении налогоплательщика его материнской компанией (п. 2 статьи 93.1НК РФ).Таким образом, в данном деле суды фактически приравняли осведомленность налогоплательщика о будущей налоговой проверке и осведомленность материнской компании налогоплательщика о проявленном к нему интересе со стороны налоговых органов (запрос информации). В данном деле суд истолковал подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ расширительно в интересах бюджета. При этом суды вышестоящих инстанций не нашли оснований для отмены данного судебного акта и оставили его в силе (постановление арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015, определение Верховного Суда РФ от 02.11.2015 г. № 305-КГ15-13737).

Таким образом, складывающаяся судебная практика показывает, что вопрос наличия у налогоплательщика осведомленности о проведении налоговой проверки исследуется судами, но трактуется с учетом обстоятельств конкретного дела.

Библиографический список:

1)      Налоговый кодекс РФ, часть 1;

2)      постановление арбитражного суда Московского округа от 13.04.2016 г. № Ф05-14874/2015 по делу № А40-77894/15;

3)      постановление ФАС Московского округа от 08.04.2013 г. по делу № А40-46089/12-20-247;

4)      постановление арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015 по делу № А40-153792/14;

5)      постановление арбитражного суда Московского округа от 13.04.2016 г. № Ф05-14874/2015;

6)      постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2014 г. № 09АП-22065/2014-АК;

7)      постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2015 г. № 09АП-7092/2015 по делу № А40-153792/14 (оставлено без изменения постановлением арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015, определением Верховного Суда РФ от 02.11.2015 г. № 305-КГ15-13737);

8)      постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 г. № 10АП-16124/2015 по делу № А41-41949/15;

9)      постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 г. № 09АП-10713/2016 по делу № А40-24701/16;

10)   постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 г. № 10АП-13499/2015 по делу № А41-55639/15;

11)  постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 г. № 12АП-10466/2014 по делу № А12-14630/2014 (оставлено без изменения постановлением арбитражного суда Поволжского округа от 20.05.2015 г. № Ф06-23410/2015 по делу № А12-14630/2014, определением Верховного Суда РФ от 14.09.2015 г. № 306-КГ15-10508 по делу № А12-14630/2014);

12)  постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 г. № 12АП-10466/2014;

13)  постановление арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015, определение Верховного Суда РФ от 02.11.2015 г. № 305-КГ15-13737.

Источник: https://kskgroup.ru


[1]Возможность применения данной нормы к отношениям по принудительному взысканию налогов ставится под сомнение некоторыми судами, по мнению которых данная норма предназначена исключительно для целей контроля над ценами (см., например, постановление арбитражного суда Московского округа от 13.04.2016 г. № Ф05-14874/2015 по делу № А40-77894/15, постановление ФАС Московского округа от 08.04.2013 г. по делу № А40-46089/12-20-247). Однако спорность применения данной нормы не означает невозможность признания лиц взаимозависимыми судом, исходя из характера из взаимоотношений. 

[2]Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2014 г. № 09АП-22065/2014-АК, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2015 г. № 09АП-7092/2015 по делу № А40-153792/14 (оставлено без изменения постановлением арбитражного суда Московского округа от 10.07.2015 г. № Ф05-8331/2015, определением Верховного Суда РФ от 02.11.2015 г. № 305-КГ15-13737), постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2016 г. № 10АП-16124/2015 по делу № А41-41949/15, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2016 г. № 09АП-10713/2016 по делу № А40-24701/16, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 г. № 10АП-13499/2015 по делу № А41-55639/15, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 г. № 12АП-10466/2014 по делу № А12-14630/2014 (оставлено без изменения постановлением арбитражного суда Поволжского округа от 20.05.2015 г. № Ф06-23410/2015 по делу № А12-14630/2014, определением Верховного Суда РФ от 14.09.2015 г. № 306-КГ15-10508 по делу № А12-14630/2014).

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение