--

Болотная Астрахань

Что думают астраханцы про свои выборы и свои митинги

Голодовка Олега Шеина сделала Астрахань центром политической жизни России. Его борьба за отмену итогов выборов мэра уже спровоцировала демарш фракции «Справедливой России» в Думе во время выступления Владимира Путина, митинги за и против Шеина в самой Астрахани и десант туда московского политического бомонда. Противостояние заходит в тупик. Как из него выйти, похоже, не знает никто. 

Павел Бурмистров
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

16 апреля 2012, №15 (244)
размер текста: aaa

Шасси московского самолета едва успевает коснуться астраханской земли, а в салоне уже митинг. Человек средних лет из первого ряда обращается к салону:

— У Шеина украли победу! Чуров и Путин считают, что ничего не происходит. Но ведь мы так не считаем! Кто завтра идет на митинг поддержать Шеина — поднимите руки!

Поднимается полтора десятка рук. Но эмоций мало — овации секундами раньше уже сорвал командир экипажа, посадивший самолет после неслабой тряски.

В маршрутке до города тихо, так что определить общественные настроения с ходу непросто. Разговор с водителем показывает, что все действительно сложно.

— Что, митинги тут у вас?

— Да, только толку от них… Три маршрута уже сняли, 20-го еще два снимают.

— В смысле?

— Что — в смысле? Лишают компании лицензий, меняют маршрутки на волгоградские автобусы. Ну, был сегодня митинг, пошумели, а толку? Не знаю.

— А вот кандидат в мэры тут у вас голодает, Шеин, я об этом.

— Ну, это че, это совсем другое, это вообще ни при чем, — водитель раздраженно машет рукой и продолжает жаловаться на волгоградские автобусы, которые при поддержке городских властей выдавливают местные фирмы с рынка.

В субботу в городе сразу два митинга, причем в одном месте. Утром — те, кто против Шеина и за Столярова (кандидат от «Единой России», который, по официальным данным, победил на выборах), вечером — те, кто против Столярова и за Шеина.

Утренние ораторы говорят бойко, но народ слушает их вполуха. Перед сценой стоят преимущест­венно студенты и женщины средних лет. Многие пришли сюда по разнарядке начальства. Молодежь сворачивает из плакатов «НАТО не пройдет!» бутафорские бинокли и, смеясь, вглядывается в выступающих на сцене. Массовостью митинг не поражает.

Тем временем в сквер пытаются пройти сторонники Шеина. Полиция их не пускает. Перед живой цепью полицейских начинается перепалка. В толпе стоит невысокий пожилой мужчина в зеленой форменной куртке и с черным чемоданом в руке. Он уныло смотрит на оцепление.

— А вы что, тоже на митинг?

— Я? Да нет, я должен пройти на площадь и включить воду.

— Зачем?

— Я сотрудник зеленхоза. Начальство толкает меня на противоправные действия — включить поливку газона, чтобы к вечернему митингу тут все превратилось в болото и люди не смогли поставить палатки.

— А чего же не идете?

— Так не пускают же. Да я и не пойду никуда. Сейчас постою и домой пойду. Я за Шеина голосовал, а Столярова я вообще не знаю, и никто не знает, кто он такой.

Через десять минут человек с чемоданом все же оказывается внутри оцепления и что-то делает, склонившись над газоном. Поступился ли он принципами, не ясно, потому что городские власти решают оставить оцепление вокруг площади до вечера, чтобы не пустить туда сторонников Шеина, и хитроумный план превращения сквера в болото отпадает сам собой.

Горожане, гуляющие возле парка, на первый взгляд слабо понимают, что за митинги происходят по соседству. Они говорят о посторонних вещах вроде планов на открывающийся дачный сезон. Но, как выясняется, мнение о выборах, кандидатах и ситуации в городе у них есть.

— На митинги я не хожу, потому что работаю в системе МВД, мне по должности не положено, — говорит сидящая на лавочке с подругой Татьяна. — Но выборы нечестные. У меня знакомая в горадминистрации работает, я знаю: у них была разнарядка — каждый сотрудник должен собрать по 10–15 открепительных. Про Столярова в Астрахани никто ничего не знает. Никак он себя тут не проявил. Я голосовала за Шеина, его тут давно все знают.

— И с какой стороны?

— Он на районном уровне начинал. Все делал, что обещал — я сама из того района. Но как пошел выше, забыл про нас. Просили потом что-то для района, он отвечал: все, отстаньте, дел много. Хотя в частном порядке, если просить, реагирует: что может, делает. Но вообще он политик, все время на публику работает. Короче, получается, что он сам по себе, а мы сами по себе.

Татьяна с ходу выдает несколько мыслей, которые потом так или иначе повторят большинство астраханцев. Что объявленный победителем Сергей Столяров практически никому в городе не известен. Что выборы прошли с нарушениями, и практически каждый знает это из первых уст — от знакомых в администрации, родственников в избиркоме или собственного начальства, настоятельно агитировавшего голосовать за кандидата от власти. У горожан иллюзий на этот счет нет. И, наконец, что Шеина знают все, помогать людям он пытается, но толк от этой помощи (в силу ограниченности его властных полномочий) бывает не всегда, зато шума много всегда.

На московских активистов во главе с Навальным и Собчак, приехавшими поддержать Шеина, смотрят с интересом и недоверием одновременно.

— Навальный странный, Миронов тоже. Непонятно мне, чего они хотят: то ли добра, то ли революции и развала, — размышляет Евгения, продавец-консультант салона сотовой связи, наблюдающая за митингом. — Потому что если революция, тогда НАТО может к нам зайти. Если они реально поддержать приехали, то хорошо, а если просто со своими целями какими-то — уже нехорошо.

Схожее отношение к последствиям выхода скандала на федеральный уровень высказывают многие астраханцы — вне зависимости от того, за Шеина они голосовали или против него.

В целом же митинг сторонников Шеина и спонтанное шест­вие прошли в очень спокойной обстановке. Полиция хоть и задержала пару человек, но несанкционированное шествие не остановила. Протестующие хоть мес­тами и поругивали полицию в голос, но на прорыв оцепления не пошли.

Атмосфера на митинге напоминала об аналогичных событиях в Москве: почти все старались быть вежливы друг с другом и даже, вставая на лавочки, подстилали под ноги газеты. Собственно, многие тут действительно были активистами из Москвы и других городов, где подобные митинги уже проходили. Никто не пытался подсчитать их долю, но всякому оказавшемуся в тот день в центре города было ясно, что истина где-то посередине между заявлениями прокремлевских молодежных активистов о засланном московском десанте и словами самого Шеина о 90% участников-астраханцев.

Вообще выбрать дистанцию, больше всего подходящую для составления собственного мнения о событиях в Астрахани, очень сложно. В далекой Москве, где есть только два резко противоположных мнения, проще занять однозначную позицию. На астраханских улицах и площадях, ставших ареной противостояния, это труднее: тут кругом люди, чьи опыт и размышления создают третий, четвертый и пятый взгляд.

— Никто ведь не слушает третью сторону, — сетует лидер местного молодежного движения «Точка отсчета» Александр Алымов, выступающий и против властей, и против Шеина. — Когда власть говорит, что выборы честные и никаких нарушений не было, — это, конечно, неправда. Были нарушения. Но когда Шеин говорит, что он победил, это тоже неправда, половину голосов у него никто не отбирал. Когда Столяров пришел работать в мэрию, Шеин в своем блоге писал, что наконец-то в мэрию пришел работать профессионал, а теперь его критикует. Сам Шеин в Астрахани на виду. Почему — потому что как скандал где-то, митинг, перекрытие дороги — там Шеин. Был случай, когда перед выборами он призывал людей не платить коммуналку — якобы он будет за них судиться, победит, и платить не надо будет. Люди поверили, перестали платить, проголосовали за него. Выборы прошли, суд обязал людей платить, но уже со штрафами, люди в долгах.

На пустынной набережной реки Кутум, от которой хоть и легко дойти пешком до сквера у памятника Кирову, но куда ни звуки бурлящей площади, ни сами участники митинга не доходят, пожилой рыбак в солнечных очках не хочет ни говорить о митингах, ни представляться, ни отвечать, за кого голосовал. Но потом все-таки
высказывает свое мнение:

— Я потомственный астраханец. Мои предки с 1750 года тут, и репрессировали нас, и все мы тут прошли и видели. Шеина тут давно все знают. И его методы тоже. И Столярова знаем. Плохо, что довели ситуацию до голодовок. Надо систему всю менять, а не отдельных людей. Причем быстро, иначе все просто рухнет. Кадры везде подбираются сомнительные, перед людьми не отвечающие, о стране не думающие. Нужно создавать настоящие низовые партии с реальной связью с народом, ответственные пе-ред людьми. Нужно улучшать Конституцию, кадровую работу, а не этот самопиар разводить или сомнительных людей назначать, иначе будет поздно.

Сейчас ситуация зашла в тупик. Отменить итоги выборов власть не может. Столяров, по официальным данным, победил убедительно: 60% против 30. Да и создавать прецедент не хочется. Но и Шеин, похоже, намерен идти до конца: у него на руках действительно серьезные факты нарушений. Он уже подал документы в суд. Астраханский суд Шеину наверняка откажет. Прокуратура уже не нашла поводов для возбуждения уголовных дел. Какой компромисс могут предложить власти Шеину, чтобы он прекратил голодовку, непонятно. Патовая ситуация, реальный выход из которой, по сути, один — честное судебное разбирательство по всем фактам фальсификаций, а не отписки прокуратуры и поспешные заявления членов ЦИК о том, что Шеин все придумал.   


См. также:

Александр Жилкин: «Истина в последней инстанции – суд». Что говорит астраханский губернатор о прошедших акциях оппозиции

Александр Алымов: «Много таких, которые искренне считают, что нам тут нужно помочь». Что говорит независимый астраханский оппозиционер Александр Алымов об Олеге Шеине и Михаиле Столярове

Олег Шеин: «Столяров ситуацию в городе не контролирует, а мы ее контролируем». Что говорит экс-кандидат в меры Астрахани о будущем города

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Волжский Михаил 20 апреля 2012
Выходов есть ещё по крайней мере два:
1. Уход Столярова в отставку по состоянию здоровья
2. Городской референдум о доверии Столярову
Лукин Алексей 17 апреля 2012
Автору пять с плюсом.))) Такие митинги непаханное поле для журналистов. Тут можно выдать все слухи и домыслы за слова сказанные "источником который захотел остаться неизвестным", мужика из водоканала, женщины из МВД и т.д. Кстати, мужик который должен был устроить потоп появился на авансцене после того как кто-то из штаба Шеина рассказал что в один из дней полили газон чтобы они не могли митинговать в болоте. ))) Журналист и за это ухватился. Представляет себе митинг где хотя бы около 1000 людей и журналиста который заметил мужика с чемоданчиком в такой толпе.

П.С. Короче грустно когда читаешь такие статьи. Грустно за профессию которую опошлили. Как говорили в КВН: "Первый канал имеет огромную аудиторию. Хотя по идее должен ее информировать". Тоже самое можно сказать и о РР. Так же как и Машина времени/Розембаум написали свои лучшие песни для квартирных или полуподвальных концертов, так же и вы писали свои лучшие статьи когда реклама не занимала 15-20% ваших полос.
Лебедев Андрей 17 апреля 2012
Мужик то астраханский поумнее будет, чем вся столичная "креативная" тусовка вместе взятая.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение