Ночь, девушка, велосипед

Ссылка на статью: http://rusrep.ru/article/2016/07/08/veloparad

Авторы: Марина Кирьянова

Желающие попасть на ночной велопарад не вместились в московские улицы



Грохочет музыка. Велосипед брошен на землю, вокруг - пять парней и девушка, они танцуют, неловко приседая и выкидывая руки. Чтобы создать клубную атмосферу, им подсвечивают мерцающим фонариком.  Люди вокруг них почти замерли: переписываются с друзьями, всматриваются вперед. Самый центр колонны, полчаса до старта



- Это очередь за велосипедами на прокат? – останавливаюсь я у шеренги из двадцати человек.

- Да, - отзывается женщина, поправляя наколенник, и, развернувшись, указывает пальцем в конец.

- Мы за час приехали, все тут вокруг оббегали – все велосипеды давно разобрали, - переживает белокурая девушка. - Вроде смотришь на сайте – два велосипеда стоят, подбежишь – уже нет ничего.

- Обещали велосипеды еще, говорят, уже  привезли!

 

- Разве хватит на всю очередь?

- Я думаю, их тут бесконечное множество будет, там же целый грузовик! – успокаивает мужчина с фонариком на голове.

- Старина, куда эта очередь? – это пожилой рокер с длинными волосами.

- Велопарад!

- А-а-а. А концерта не будет?

Из начала в конец колонны проносится гул, он все нарастает и смешивается с дребезжанием велосипедных звонков. Люди в очереди вытягивают шеи – не начался ли парад, и снова поворачиваются к дороге – не привезли ли велосипеды.

Однако движение еще и не думало начинаться. Лениво прислонившись к ограждению, перекидывается фразами со своей подружкой парень в костюме Битлджуса: с выкрашенными рыжами волосами, нещадно забеленым лицом и в черно-белой полосатой пижаме. В нескольких шагах от него  двое в резиновых масках сморщеных стариков, с копной седых волос и искусственными бородами пританцовывают под музыку из небольшой колонки.

- Чува-а-ак!

- Подожди, тут с колесом проблемы, - отзывается парень. Он вертит в руках черную велосипедную камеру, пытаясь найти место прокола.

Полицейский из  машины  с мигалками с ребяческой улыбкой снимает на телефон светящуюся толпу участников парада.

В толпе сложно двигаться – то тут, то там, уткнувшись в телефоны, сидят молодые люди на скейтах. Процессия двигается так лениво и медленно, что ее без труда можно обогнать пешком. Велосипедисты понаглее обгоняют нас по тротуарам. Урны переполнены, под каждой – куча мусора из банок запрещенного, вроде бы, на параде алкоголя и банановой кожуры.

Скучающий парень кружится по тротуару, сидя прямо на платформе гироцикла и вытянув ноги вперед. Промчавшийся мимо роллер со светящейся кружкой в рюкзаке складывает пальцы в знак peace. Грохочет музыка, ведущий оживленно что-то выкрикивает – за общим гулом не разобрать что.

- Поехали, поехали, ну! – слышится со всех сторон, и движение ускоряется.

Наконец на площади становится посвободнее, велосипеды уезжают. Работники начинают убирать  железные заграждения – скоро здесь откроется автомобильное движение.

А у велопроката все еще ждут люди.

- До последнего теперь уже будем стоять, - сокрушенно произносит белокурая девушка, не сдвинувшаяся ни на шаг.

За колонной медленно следует шеренга волонтеров и машина ДПС.

- Проезжаем скорее, скоро начнется движение! – хрипит мегафон, подгоняя участников.

Колонна наконец почувствовала свободу, и, проезжая под мостом, не может сдержать своего ликования – кричат, свистят, сигналят, звук отскакивает от стен и несется дальше.

 

На ступеньках цирка на Цветном бульваре сидят люди с велосипедами. Велосипедисты выскакивают из арок, то и дело вливаясь в процессию. На дороге вырастает волонтер – лысоватый мужчина со светящейся полоской на шее, напоминающей ошейник.

- Друзья, на тротуары не заезжаем! Не мешайте пешеходам! – кричит он в мегафон.

Но уставшие от ожидания велосипедисты разгоняются и на тротуарах. Растерянные дамочки из ресторанов пятятся к стенам. Улыбаются. Кто-то начинает снимать на телефон.

- Да куда вы все едете?! – выкрикивает покачивающаяся леди.

На Петровском бульваре – настоящая пробка. Не то что проехать – пройти можно с трудом. Самые терпеливые усаживаются вдоль стен, переждать столпотворение. Парень в черной кепке  мерными движениями накачивает велосипед, грустно сидит в стороне мальчик лет семи в оранжевой футболке.

- Еще немного, и поедем дальше, - обещает ему отец.

Но мы не едем, а толкаем велосипеды. Из чьей-то колонки доносится гипнотическая музыка. Медленное движение, мерцающие огоньки – на рамах, на колесах, на людях; огни витрин и желтый болезненный свет фонарей сверху – это понемногу успокаивает, отупляет. Люди впадают в транс. Все чаще попадаются парочки, сидящие на асфальте в обнимку по краям тротуаров.

Пара девушек останавливается в гуще светящейся толпы, чтобы сделать селфи. В комментариях люди пожелают им «гореть в ацком пламени», но пока их обходят, не обращая внимания.

Перед поворотом на Страстной улица расширяется.

- Свобода! - бросает роллер и улетает вперед.

 

Теперь можно ехать в неспешном темпе. Синеватым светом горят передние фонари велосипедистов, лавиной едущих вдоль набережной. С Москвы-реки врывается ветерок, огни зданий отражаются в воде, слышны негромкие разговоры. Из колонок доносится самая разная музыка  – то рок, то Юрий Шатунов, то транс, то техно. Пристраивайся к той, что по душе.

- Стоило пройти пешком до Дмитровки ради только перекрытого Арбата и  набережных! – восхищается кудрявая девушка. - Когда еще такое увидите?

Впереди темнеет Болотная.

- А где финиш? – раздается со всех сторон.

- Ну, на Болотной...

Болотная заканчивается, без приветственных криков, без финишной ленты, без огоньков. Некоторые по энерции проезжают вперед, на мост. Кто-то останавливается на площади. Сбиваются кучками, как и на старте, танцуют, болтают, делятся впечатлениями.

- Круто было! Только вот не знаем, куда теперь ехать, - озадаченно говорит студентка Аня.

- Обещали вроде кино на площади?

- Да, но регистрация закрылась два дня назад.

На площади и в самом деле сидят человек тридцать на белых пластмассовых креслах. Все – в специальных наушниках, которые мерцают в такт. Как инопланетяне из старого советского мультфильма.

- Я в одном месте даже упала. Но там молодцы ребята, из Домодедово они, подскочили, помогли встать. Иногда и днем бывает, человек упал – и никто не подойдет. А тут хорошо, дружно, - рассказывает Лариса, жуя дольку лимона. - Мне самой пятьдесят четыре, я детям даже не сказала, что поеду. Узнают – будут в шоке!

Колонна редеет. Мимо проезжает полицейская машина, из нее доносится тот же хриплый голос:

 - Участники велопарада! Мероприятие закончилось, расходитесь!

- Ну-у-у вот, как-то не очень хорошо получилось, - обижается девушка на бирюзовом велосипеде. - «Молодцы, что доехали, а теперь валите домой».

Правда, домой валил мало кто. До рассвета на Болотной можно было наткнуться на сидящих, лежащих на траве людей, а по Москве повсюду встречались велосипедисты, проходящие ночной велоквест.

- Оказалось, и не так сложно! – на часах уже 4 утра, а Диана с Мариной все еще полны энергии. – Мы проехали не 20 км, а все 30, потому что не поняли, где финиш, и зарядили по второму кругу, через мост.

Подъезжает грузовик, на него начинают грузить велосипеды. Люди в оранжевой форме заметают следы праздника. Встает солнце, подкрашивает улицы оранжевым, и по трассам на больших скоростях проносятся автомобили, не подозревая, что всего несколько часов назад по этим же улицам проехало десять тысяч велосипедистов.