--

Чайка по имени Лорен Гудрич

«РР» разоблачает махинации частной американской разведки в России

Совсем недавно в ответ на статью в «Русском репортере» пресс-служба Генпрокуратуры назвала «бредом сивой кобылы» информацию о связях Юрия Чайки с сотрудницей американской разведывательной компании Stratfor. «РР» вызов принял и провел дополнительное расследование. Мы предлагаем читателю пройти вместе с нами весь путь от открытия шокирующих документов до их проверки. Наша собственная интерпретация менялась не раз с обнаружением новых фактов.

Дмитрий Великовский
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

10 мая 2012, №18 (247)
размер текста: aaa

* Цифрами здесь и далее мы обозначаем идентификационный код депеши, по которому его можно найти на сайте WikiLeaks

Некоторое время назад благодаря WikiLeaks «Русский репортер» получил доступ к миллионам электронных сообщений, утекших из американской компании Stratfor — первой и одной из самых влиятельных частных организаций планеты в области сбора информации, официально работающей под слоганом «глобальная разведка» (эксперты называют ее еще более броско: «теневое ЦРУ»). Данными этой компании пользуются Госдепартамент США, Пентагон и даже правительство Израиля.

Причем Stratfor — это не только разведаналитики, но и «полевики». Так, например, под руководством отставников спецслужб сотрудники Stratfor учатся классике оперативной работы. В частности, их тренируют не только уходить от слежки, но и вести ее самим (1701604)*. В одной из занятных корпоративных дискуссий, посвященных обращению с информацией (287965), основатель и бессменный глава компании Джордж Фридман пишет коллегам: «Источники, которые мы не можем использовать, бесполезны. Беспорядочное использование важных источников опасно. Такова постоянная дилемма разведки. Поскольку мы не журналисты, возможно, у нас есть способы с этим справиться».

Довольно быстро мы выяснили, что в депешах сотрудников Stratfor под кодом RU101 зашифрована информация, якобы полученная от генерального прокурора России Юрия Чайки. Доступ к этому источнику, согласно письмам, имела старший аналитик Stratfor по Евразии Лорен Гудрич. И это главная интрига российской части досье.
 

Крестный отец

Первое упоминание Юрия Чайки в качестве источника обнаруживается в августе 2007 года. Лорен Гудрич рассылает коллегам отчет, названный «Арестован глава крупной ОПГ + сумасшествие Чайки» (5411148). В нем генпрокурор якобы рассказывает Лорен о подробностях ареста лидера «тамбовских» Владимира Барсукова, о своей собственной роли в этой операции, а также делится взглядами на борьбу кремлевских кланов. Письмо сопровождается служебной пометкой: «Поболтать с Чайкой удалось лишь коротенечко, со временем разузнаю больше. Пожалуйста, учтите, что он говорил все это не для цитирования, но мы можем использовать эту информацию отдельно от его имени».

В 2008 году генпрокурора становится в разы больше. 26 марта (5540258) один из коллег Гудрич предлагает ей написать для подписчиков Stratfor материал об увеличении числа заказных убийств в РФ. Она соглашается, но тут в переписку включается Фред Бертон, в прошлом спецагент Госдепа и один из ключевых американских контрразведчиков, а ныне вице-президент Stratfor по разведке. (Судя по датировке писем, на момент переписки Лорен как раз находится в России.)

— А ты уверена, что, учитывая твои прошлые дела и дела твоего отца, ты хочешь подписываться своим именем? — спрашивает он у Гудрич.

— Сегодня ночью я обсужу это и с моим отцом, и с Чайкой. ФСБ и группа Суркова уже знают, что я здесь работаю, так что спрошу, по-прежнему ли это важно. Я лично больше беспокоюсь о фотографии, нежели об имени, — отвечает Лорен.

— Муслимы и придурковатые белые расисты — просто тряпки. А русские — это убийцы. С твоими свойствами и всем остальным, возможно, не стоит подливать керосину в огонь. Я видел, как они убивают, — беспокоится Бертон.

— Я тоже видела… полностью осознаю последствия. Русские куда безумнее, чем о них думают, — соглашается Лорен.

Спустя всего два дня, 28 марта, Лорен Гудрич (она все еще, очевидно, в Москве, поскольку пишет со своего BlackBerry с сим-картой от МТС) направляет в штаб-квартиру рассказ о своей беседе с RU101 по поводу взрыва бомбы в Москве (5530984). Не утруждаясь анализом, она приводит прямую речь источника: «Я сейчас на отдыхе. Не причитай. Все, что я знаю из присланных мне отчетов, — это то, что устройство было помещено на бензобак и должно было взорваться при запуске двигателя. Тел собирать не пришлось, так что несущественное дерьмо. Место: Мичуринский проспект. Машина: Toyota Avensis. А теперь прекрати меня дергать».

— Похоже, этот парень здорово взбесился. Хочешь, я сделаю так, чтобы он исчез? — реагирует на письмо Гудрич уже знакомый нам Фред Бертон.

— Он просто разозлился на меня за то, что я ему пять раз за ночь звонила. Это Чайка, российский генеральный прокурор, № 4 в Кремле, — разъясняет начальнику ситуацию Лорен и добавляет: — Он обязан жизнью мне и моему отцу, так что я ответила ему: «Не будь мудаком, а просто достань мне информацию».

В посвященном подковерной борьбе элит письме от 11 ноября появляется определение, которое впоследствии Лорен использует по отношению к Юрию Чайке несильно реже, чем код RU101. Здесь она впервые называет его крестный отец (1816463). Вот несколько выдержек из их диалога.

«Крестный отец: Владислав Юрьевич (Сурков. — “РР”) не может управлять Россией в одиночку. Николай Платонович Патрушев и Игорь Иванович Сечин немедленно организуют переворот <…>

Я: Есть ли у Суркова люди в рядах спецслужб, которые могли бы помешать ФСБ организовать переворот?

Крестный отец: Ты заплываешь в небезопасные воды, моя Елизавета (полное имя Гудрич — Lauren Elizabeth. — “РР”). У Владислава Юрьевича много лояльных людей в самых разных местах. Достаточно ли их, чтобы не дать Николаю Платоновичу Патрушеву и Игорю Ивановичу Сечину противостоять попыткам узурпации власти? Я не могу сказать.

Я: <…> Может ли Сурков хотеть заключить соглашение о разделе власти с Путиным — на то время, пока он придумывает способ убрать с доски Сечина и Патрушева?

Крестный отец: Опасные слова и опасные мысли, моя дорогая. Брось это. Владислав Юрьевич при мне никогда такого не упоминал.

Я: <…> Ладно… прости, что втянула тебя в этот разговор. Сладких снов!»

С 7 по 13 декабря 2008 года Лорен вновь в России. Предварительный и, по ее собственным словам, неполный список ее московских собеседников, который Гудрич «на всякий случай» выслала руководству, впечатляет и количественно, и качественно. В нем 28 человек (в среднем по четыре встречи в день!), среди которых такие
«тузы», как Сурков, Дерипаска и, конечно же, Чайка (5411655). В остальном про эту поездку нам известно немного — похоже, отчеты о встречах либо писались уже по возвращении в Техас, либо посылались в «штаб» по недоступным для анализа «РР» каналам. Единственное касающееся Чайки письмо отправлено ночью 8 декабря подружкам (также сотрудницам Stratfor): «Надо признать… русские та-а-а-акие свирепые и параноидные… встреча с придурковатыми, постоянно флиртующими венесуэльцами после моего дли-и-иннющего дня — это так здорово. Они не перестают предлагать мне “заняться ночным шопингом” и ”купить все, что я пожелаю”… Я, кстати, отказалась — так и запиши. Впрочем, если бы мой крестный отец не заехал за мной сюда через 20 минут, я могла бы и поиграть… они прикольные и занимают о-о-о-очень высокие позиции в PDVSA (государственная нефтяная компания Венесуэлы. — «РР»)». (215368)
 

Оперативные версии

Всего обнаружилось более пятидесяти депеш со ссылкой на Юрия Чайку (полный перечень и оригиналы писем можно найти здесь). Понятно, что это «бомба». В такого рода вещи легко поверить как раз благодаря их фантастичности. Представьте только: один из лидеров страны имеет двусмысленные отношения со шпионкой, обязан ей жизнью и поставляет ей сведения о безопасности государства и интригах во власти!

Получив подобные документы, надо взять себя в руки и логически рассмотреть все варианты. Очевидно, кто-то прямо и грубо врет — или WikiLeaks, или Гудрич, или прокуратура со своей «сивой кобылой». Мы дозвонились до самой Лорен, но разрешить наши сомнения она не сумела.

— «Викиликс» сделал ужасную, просто ужасную вещь, и я бы очень хотела все объяснить, но юридически не имею на это права, — мотивировала свой отказ Гудрич. Сходный ответ нам дало и ее руководство.

В том, что WikiLeaks передал нам достоверную переписку, сомнений почти не было. Эта организация до сих пор ни разу не попадалась на публикации фальшивок. Stratfor подтвердила факт утечки. Писем (даже касающихся только России) так много, а поиск по ним так муторен, что для спецоперации против Чайки этот «слив» слишком глобален (5,5 млн писем по всем регионам планеты) и слишком сложносочинен.

Поэтому «РР» взялся проверить некоторые докладные записки Гудрич — понятно, что большая их часть совершенно не поддается верификации, поскольку требует личного комментария или Юрия Чайки, или Лорен Гудрич. Итак, что же можно было проверить?

В 2009 году плотность ссылок на Чайку достигает максимума: Гудрич пишет 34 соответствующих отчета. Пожалуй, самые яркие за всю историю переписки события начинаются с ее приездом в Москву в конце осени этого года.

22 ноября утром Лорен пишет коллегам (5531300): «Только что закончилась одна из моих неожиданных спонтанных встреч. Через час еду встречаться с кремлевским Консультативным советом при Министерстве обороны (очевидно, имеется в виду Общественный совет при МО РФ. — «РР»). Основной контакт там — Руслан Пухов, но общаться я буду со всем советом. Происходить все будет в Минобороны позади Кремля». И вот здесь вроде бы появляется нейтральное лицо — известный российский военный эксперт, директор Центра анализа стратегий и технологий.

Мы позволили себе познакомить Руслана Пухова со следующим письмом, броско озаглавленным Fucking Russian Defense Guys, в котором Гудрич описывает просто поразительные детали встречи с, мягко говоря, «чертовыми оборонными парнями» (1702550):

«Всем привет. Просто хотела сказать, что на протяжении четырех часов общалась с кремлевским Консультативным советом при Министерстве обороны, и теперь у меня достаточно потрясающих данных, чтобы написать десятки страниц отчетов — таких, что Нэту придется несколько раз менять штаны.

Правда, встреча прошла не вполне так, как я хотела. Первые 45 минут они потратили на то, что орали на меня за то, что я “принуждаю” их встречаться в воскресенье. Один мужик орал, что его насильно оторвали от жены и двоих детей только потому, что “эта девица оказалась дорогушей могущественного человека из Кремля”. Потом они кричали на меня за то, что я “пытаюсь работать в мужской — оборонной — сфере”, а потом за то, что я связана со “Стратфором” и американской администрацией. Пришлось все это терпеть, хотя в какой-то момент меня даже трясти начало, до того они разошлись — моя охрана даже вынуждена была прочистить глотки, чтобы унять их вопли. Я думала, они будут обвинять меня в крушении “Курска“ и развале СССР, до того они меня ненавидели.

Однако в конце концов мы через все это перешагнули и обсудили российский оборонный сектор. Теперь у меня есть важные сведения по сделке с французским “Мистралем” — подойдет для совещания на этой неделе. Вначале пришлю эту часть (надеюсь, уже сегодня ночью), поскольку она самая срочная, а потом, как будет время, надеюсь добраться и до остального. У меня, вероятно, будет несколько свободных часов сегодня вечером, поскольку после ужина, который устраивает для меня мой крестный отец, я останусь у него ночевать.

Просто подумала, вы все должны посмеяться вместе со мной над выволочкой, полученной в Минобороны, и удостоверьтесь, что получили от меня всю информацию, прежде чем писать о российско-французской встрече на этой неделе. Скучаю, Лорен».

Руслан Пухов признал, что встречался с Гудрич, однако, по его словам, тет-а-тет и только один раз. Саму возможность встречи Гудрич со всем Общественным советом (а это несколько десятков человек) Пухов оценил как «крайне маловероятную, практически невозможную».

— Рассерженный русский, не желающий по воскресеньям встречаться с сотрудником Stratfor? Да, похоже, это я описан, был такой эпизод, вот только встречались мы не в Мин­обороны, а в холле ее отеля. А про ее покровителей в Кремле мне ничего не известно. И я таки настоял, чтобы это был будний день, — рассмеялся Руслан, прочитав письмо Лорен про встречу с советом при Минобороны. — Помню, мы действительно обсуждали с ней и французские «Мистрали», и «Искандеры» в Грузии, я даже дал ей соответствующий бюллетень нашего центра. Однако это же всем компетентным людям давно известно. А она, как видно, не только преподнесла это своему начальству в качестве «информационной бомбы», но и превратила нашу встречу в представительное совещание.

Следующее замечательное письмо, факты которого мы теоретически могли проверить, Гудрич пишет под утро того же длинного дня. Под заголовком «Очевидно, в этот раз друзей у меня не прибавляется» Лорен рассказывает коллегам о вечеринке, якобы состоявшейся в доме Юрия Чайки (1751633):

«Итак, сегодня вечером мой крестный отец закатил для меня ужин с коктейлями. Там было полно кремлевского народа — после моего кошмарного дня с военными это было так замечательно! Странноватый вышел вечер, поскольку многие гости казались до некоторой степени раздражены моим присутствием (несмотря на то что вечеринка была в мою честь).

В один момент я подошла к симпатичной женщине, с которой до этого не была знакома лично, — Наталье Тимаковой, главе пресс-службы Медведева. Я мило улыбнулась и протянула ей руку, чтобы представиться. Она посмотрела на мою руку и, не пожав ее, очень ехидно сказала: “Я знаю, кто вы. Мы все знаем, кто вы. Я просто хотела посмотреть, из-за кого вся эта шумиха”. Очевидно, ее взбесило, что я написала, что Путин захочет толкнуть Медведева под автобус, если реформы пойдут не так. Не то чтобы она не верила, что так и будет, но ей бы не хотелось, чтобы это говорилось прилюдно».

Реагируя на это письмо, один из коллег пишет Лорен: «Это ИЗУМИТЕЛЬНАЯ история. Понимаю, почему тебе оказывают такой холодный прием, — я имею в виду, что это вполне естественно. Мне кажется поразительным, что крестный отец так свободно выставляет тебя напоказ. Разве это не странно? Ты ведь сейчас довольно-таки радиоактивна, я бы, например, постарался как можно сильнее от тебя дистанцироваться. Как же так? Береги себя, конечно. И жги!»

К сожалению, ответа Лорен на этот естественный вопрос «РР» найти не удалось. Единственное, что обнаружилось, — письмо с утверждением, что она действительно осталась ночевать у Чайки (5531300): «Скоро час ночи, ложусь спать в доме крестного отца».

Текст о скандальном приеме мы показали Наталье Тимаковой, которая, если верить письму, не пожала руку Гудрич. Пресс-секретарь президента России так прокомментировала этот текст:

— Я прочитала — у меня осталось странное ощущение. Я не знакома с Лорен Гудрич. Я всегда пожимаю протянутую мне руку и никогда не обсуждаю свое руководство с посторонними людьми. Так что, мне кажется, что в этом отчете много, мягко скажем, преувеличений.
 

Контрольная работа

Следующий метод расследования, который мы использовали, — проверять не факты депеш, а саму личность Лорен Гудрич. Для того чтобы попытаться размотать клубок правды или лжи, корреспондент «РР» отправился в Томск, поскольку, согласно файлам «глобальной разведки», Лорен вместе со своей семьей много лет прожила там, училась и преподавала в Политехническом университете. Если верить биографии Stratfor «для служебного пользования» (5542777), помимо этого Гудрич в 1996 году (притом что она 1980 года рождения) организовала в России свою НПО «Российский фонд мира», при помощи которой занимается поставкой медикаментов, открыла пять детских приютов и школу для глухих в Томске (судя по письмам, курирует их до сих пор (5496794)). Вдобавок одно из писем содержит указание на то, что она была в России замужем (5516963), а другое позволяет предположить, что она приняла православие (5412158). Ее отец Ричард Гудрич в 90-х также подолгу жил в Сибири и тоже занимался благотворительностью через организацию World Peace Foundation и миссионерством по линии Объединенной методистской церкви (ОМЦ).

Вначале мы отправились в томскую методистскую церковь.

— Помню, конечно, была такая девушка, — оживилась, услышав фамилию Гудрич, пастор Елена Чудинова. — Ее отец много раз приезжал сюда в девяностых, был даже главой миссии. А сама она… Ну, такая обычная молоденькая девочка, которая не знает, чего хочет в жизни. Решила вот заняться тут русским языком. Собралась и приехала — на деньги папы, сняла квартиру, пожила несколько месяцев, поучилась тут, потусовалась. А что она основала Российский фонд мира — это она переборщила, это вранье. Вероятно, для пущей значимости себе приписала. И Фонд мира задолго до нее существовал, еще во времена СССР. И школа для глухих тоже — Лорен разве что была там пару раз, и то не факт. Она пока здесь жила, по-моему, даже ни разу не заходила ни к нам, ни в фонд.

На вопрос о том, принадлежит ли Лорен к методистской церкви и может ли у нее быть русский крестный отец, Чудинова ответила, что, во всяком случае в те годы, Гудрич-младшая действительно была методисткой, но не активной, а крестные родители у них вообще не приняты.

Бессменным главой томского отделения Российского фонда мира еще с советских времен является Валентина Ермаченко.

— Ну что вы, наш фонд основан еще в 1961 году, тогда он назывался Советский фонд мира, а потом стал российский. Я возглавляю его местное отделение с 1985 года. Мы действительно сотрудничаем с ОМЦ и очень многим им обязаны. По их линии ежегодно приезжают волонтеры, они помогают томским приютам и интернатам — своей работой, деньгами, игрушками, подарками детям, — а один они даже построили на собственные средства, — говорит Ермаченко. — Что касается Лорен Гудрич, то ее я помню, конечно, это дочка Рика, она приезжала сюда учиться. Но чтобы она основала наш фонд и рук­о­водила им — это, конечно, полная ерунда. Должно быть, переводчик напутал…

Мало того, что явной чепухой оказалась история про благотворительную деятельность Лорен, судя по всему, биографической фальсификацией являются и строчки о ее преподавании в Томском политехе и о двухлетней учебе там.

— Лорен несколько месяцев жила у нас в семье, когда приезжала учиться, — рассказывает завкафедрой иностранных языков ТГУ Ольга Обдалова. — Однако пробыла в Томске она меньше года, и ни о каком преподавании, насколько я помню, речи не шло.

То же самое на официальный запрос «РР» ответили и в Политехническом университете. Да, Лорен действительно училась там, но не два года, а с августа по декабрь 2000-го. Она изучала русский как иностранный, а специализацию в украинском языке, как об этом сообщается в ее служебной биографии, получить не могла в принципе, поскольку этому языку в Политехе не учат. Ни преподавателем, ни тем более первым американским сотрудником в истории университета она также не была.

— Мы с Лорен познакомились, когда она еще школьницей с папой и методистскими добровольцами приезжала на пару недель в Томск, кажется, в 1998-м, а я была у них переводчиком, — вспоминает подруга Гудрич Елена Тышкевич. — Она сразу же оказалась своей в доску. Поэтому когда она во второй раз приехала сюда учиться, мы с ней даже некоторое время вместе снимали квартиру в Академгородке. Ей, конечно, нелегко тут пришлось, но она очень старалась. Вообще она очень впечатлительная, ориентированная на какие-то романтические, сказочные истории. Ей нужно, чтобы жизнь была как сказка, чтобы пришел принц и все стало замечательно. Она такой была и, как мне кажется, осталась. Для меня то, что она работает в разведывательной организации, очень неожиданно. В те времена, когда мы общались, она никогда не говорила о политике. Все больше о мальчиках, косметике, одежде и пинаколаде. Ее жизнь должна была быть как чудо, и она старалась создавать вокруг себя такие миры, но это не всегда получалось.

С 2001 по 2005 год Лорен, судя по всему, училась на родине, в Техасе, и, как следует из одного из ее писем, написанного незадолго до поступления в Stratfor, работала в магазине:

«Я по-прежнему учусь и работаю все в том же магазине одежды — пошел уже пятый год, как я к ним нанялась. Я совершенно не хочу работать здесь после того, как закончу учебу, но пока — нормально <…> Мне неприятна сама идея втридорога продавать одежду богатеям. Это не служит ни человечеству, ни какой-либо большой цели. Я слишком многое повидала, чтобы не хотеть от жизни большего. Я должна сделаться лучше, делая мир лучше».

Активно делать мир лучше, чем он есть, Лорен начала в июне 2005-го, нанявшись в Stratfor. Первые пару лет она была там стажером, а затем, став старшим аналитиком по Евразии, видимо, пришла к выводу, что волшебство и фантазия приносят куда больше дивидендов, чем реальность. Среди ее источников появились не только генпрокурор Чайка, но и многие другие труднодоступные российские козыри. Дела шли в гору, начальство было довольно и даже сделало Гудрич директором Stratfor по аналитической работе.
 

Внутреннее расследование

Анализируя дальше базу данных, мы обратили внимание на то, что где-то между 2010 и 2011 годом, судя по депешам, между Гудрич и Чайкой происходит на первый взгляд совершенно необъяснимое охлаждение (имеющиеся в распоряжении «РР» письма Stratfor — переписка организации до начала 2012-го). Так, например, словосочетание «крестный отец» за два года не встречается ни разу. Код RU101 также практически забыт и, что любопытно, «понижен» по двум важнейшим параметрам: надежности (с A на B) и достоверности (с первого на второй). В 2010-м этот источник общается с Лорен лишь дважды: в апреле он помогает составить брифинг об исламском подполье на Северном Кавказе (5502302), а в декабре рассказывает о мерах, принятых в связи с выступлениями московских националистов (1075760). В 2011-м и вовсе лишь одно упоминание: RU101 высылает Гудрич список лечащих врачей Путина (101915).

Уже после поездки в Томск мы нашли вероятное объяснение: в конце декабря 2009-го в Stratfor началось внутреннее расследование деятельности Гудрич. Пятеро сотрудников на протяжении нескольких недель проверяли ее корреспонденцию, источники, местонахождение, контакты. Результатом расследования стало целое досье ее выдумок. К сожалению, сводный файл с находками был зашифрован и передавался по защищенным каналам, однако и та переписка, которая велась в открытую, позволяет оценить их масштабность. Вот несколько выдержек:

«Она живет несколькими жизнями, рассказывая разным людям разные истории» (5338894).

«Для нее нет ничего необычного в том, чтобы создавать подложные почтовые ящики, чтобы выдавать себя за других людей».

«Если ей так нужно производить впечатление на людей при помощи своих друзей, почему бы ей не врать насчет своих источников?» (5503589)

«Эта история — потрясающая возможность для того, чтобы понять, что такое доверие, проверка информации, фальсификаторы и дезинформационные операции» (386254).

«Даже не знаю, что она сможет сказать в свое оправдание, без того чтобы еще больше себя не дискредитировать: “Они наняли меня, а я законченный псих и поставляла им дрянную информацию”» (5301871).

В итоге, несмотря на то что некоторые сотрудники требовали ее увольнения, Гудрич была отправлена к психологу, получила выговор и была лишена звания директора по аналитической работе. По-видимому, именно благодаря этому разоблачению и последовавшей взбучке Лорен практически перестала упоминать в своих отчетах имя Юрия Чайки, что вкупе с остальными фантазиями косвенно подтверждает тезис Генпрокуратуры о «бреде».

Но самое удивительное в этой истории — то, с чего началось внутреннее расследование. Вовсе не с фантасмагорических подробностей встреч с высокопоставленными источниками — в это в Stratfor верили или хотели верить (а может, верят и по сей день). Нет, подозревать Лорен в махинациях начали лишь после того, как она объявила сотрудникам о своей помолвке с щедрым британским лордом — молодым и богатым обладателем личных яхты и самолета. Для этого Лорен разослала сотрудникам приглашение на свадьбу (5482958), которая должна была состояться в древнем нормандском замке Гудрич (Goodrich castle). Также она завела от имени воображаемого жениха специальный почтовый ящик, с которого написала друзьям несколько витиеватых эпистол (387213). Мало того, Лорен даже представила будущего супруга своим друзьям и родне — сыграть жениха она попросила своего школьного приятеля по имени Брайан Бакстер, которому особенно хорошо удавалось имитировать британский акцент. Вероятно, если бы не этот истерический курьез, в Stratfor так никогда бы и не заметили всех прочих выдумок о людях, поездках и прочих деталях биографии, которыми Гудрич, не смущаясь, снабжала коллег, друзей и знакомых.

И все же, несмотря ни на что, Лорен Гудрич осталась старшим аналитиком Stratfor по Евразии и по-прежнему печет аналитические записки, отчеты, выступает от имени организации в прессе, является соавтором книги о геополитике на Кавказе, вышедшей в прошлом году. На первый взгляд это кажется поразительным. Объяснений в голову приходят два. Все сотрудники Stratfor подписывают бумагу о неразглашении организационной кухни. Возможно, Гудрич оставили «на контракте», чтобы она не могла никому рассказать, как на протяжении нескольких лет водила за нос и свое начальство, и клиентов Stratfor.

Но, быть может, для руководителей Stratfor «волшебный» подход Гудрич к сбору информации — не повод для увольнения. Недаром ведь, даже после того как все вскрылось, глава организации Джордж Фридман пишет Лорен письмо под шапкой «Sorry» (5501350):

«Я пытался объяснить Питеру, насколько ты ценна, несмотря ни на что. Он этого не отрицал, мы оба в это верим. Он спорил со мной по поводу других вещей. Я приводил тебя в качестве примера правильного выбора. Я верю в это. Пожалуйста, прости меня за слово, которое я использовал. Думаю, я достаточно хорошо его смягчил. И да, ты чокнутая, но ты очень ценна».

«Не беспокойся. Согласна, что я сертифицировано-чокнутая. Но это Россия сделала меня такой», — скромно ответила шефу Гудрич. 
 

См. также:

Оригиналы документов, упомянутых в этом материале. Архив

Все документы, имеющие отношениек этому материалу на Wikileaks.org. Контекст

Как делается мировая политика. От редакции

I'm certifiably nuts. But Russia made me that way”. This article in english

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google imelbaev@gmail.com 28 декабря 2012
даже мне - человеку не имеющего опыт оперативно-розыскной работы с агентурными источниками информации - совершенно очевидно, что эта статья является "дезинформацией", хотя бы потому, что в "переписке" упоминаются имена агентов. я нисколько не сомневаюсь в том, что существует противостояние разных групп в Кремле, так, когда этого не было? факт конфликта можно было обозначить аналитическим обзором компрометирующих публикаций и разоблачений.
Чекистач Виктор 11 мая 2012
"Русский репортер" просто разоблачил нашего агента в Stratfor'e. Подумать только, сколько лет передавала Гудрич за деньги же американских налогоплательщиков откровенную фигню. Возможно, в операции дезинформации участвовал сам Юрий Яковлевич, за что должен получить никак не меньше ордена. Или просто Гудрич "не такая как все" и полагает, что является очень важной персоной, на деле же оказалась обычной дилетанткой, что часто бывает с представительницами слабого пола.
В описании банкетов, которые составлены явно по американскому представлению о них, явно не хватает барбекю и гамбургеров.
В любом случае, кем является Гудрич - современным Штирлицем или очередной гламурной пустышкой, нам не особенно интересно, интересен лишь факт вождения на протяжении долгого времени за нос американские госорганизации, что нам очень выгодно. Занавес.
Новости, тренды




ВиртуалВиктор Алферов




все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение