Какой была эта война

История боев в Южной Осетии в репортаже из Цхинвали

Заместитель главного редактора «Русского репортера» Руслан Хестанов все последние дни находился в Южной Осетии. Мы публикуем наброски к будущей истории этой войны, которые отвечают на ряд актуальных вопросов. Насколько официально названное число погибших соответствует действительности? Как именно началась война, кто первым подбил грузинский танк в Цхинвали? Как российские военное руководство пыталось уничтожить американских советников?

14 августа 2008
размер текста: aaa
Фото: AP

Те, кто побывал в эти дни в Цхинвали, были изумлены тем, как много жителей все еще осталось в городе. Жизнь организована по правилам военного коммунизма: бесплатно раздаются вода, продукты и медикаменты. Особый спрос на воду. Всюду военная техника. В центре Цхинвали – мобильный госпиталь МЧС. В городе - жара, густая пыль, радостное возбуждение выживших. Улыбки, смех. Празднующие прямо на улице ополченцы, еще вооруженные и неумытые, приглашают прохожих выпить с ними за победу и закусить.

Но если с площади зайти во двор, чувствуешь другую атмосферу. Тихо сидят старики, заглядывают в глаза, ищут сочувствия, готовы тут же плакать, жаловаться, целовать, обнимать. Несколько минут разговора – и они отходят. Смеются и шутят, радуются, что все еще среди живых. Похороны в городе незаметны и немноголюдны, что необычно для осетин. Слишком много семей, где есть свои покойники.

По рассказам людей трудно восстановить последовательность событий. Мало кто уверенно может сказать, какой сегодня день недели, какое число. Только-только люди учатся засыпать.

Но даже военные не могут назвать точную дату начала войны – неясно, где провести грань между военными провокациями и полномасштабной войной. Еще 1-го августа на восточных подступах к Цхинвали, в районе села Сарабук, грузинские вооруженные силы  начали интенсивный обстрел из автоматического оружия. В ночь с 1-го на 2-ое начался минометный обстрел города. Тогда погибли два человека.

Следующая крупная провокация – вечером 5-го августа. Интенсивная перестрелка с применением минометов, не утихающая до 8-ми утра следующего дня. Осетинские миротворцы вывели на позиции БМП, стреляли короткими очередями. Потери грузинских военных составили примерно 28 человек.

7-го наступило затишье. Была организована эвакуация детей и женщин из Цхинвали. В это время миротворцы  наблюдали непрерывные перемещения грузинских войск, их концентрацию в Гори. В 18.30 по тбилисской трассе в Гори приходит колонна из 400 автомобилей. Около 20 часов президент Михаил Саакашвили по телевидению объявляет о прекращении огня и заверяет, что грузинские войска никогда не применят оружие первыми. В 21.00 в Гори приходит еще одна колонна из 20 автомобилей. 21.30 – колонна из 30 автомашин. 22.15  - колонна из 30 машин. Миротворцам стало ясно, что война уже необратима примерно в 22.30, когда они наблюдали одновременное движение двух колонн. Первая – из Тбилиси в Гори проследовали 12 автомашин с мигалками (пункт управления). Вторая колонна (100 машин) выдвинулась из Гори в Эредви, грузинское село в самой непосредственной близости от Цхинвали.

Через час, ровно в 23.30 Цхинвали подвергся самой мощной в своей истории бомбардировке, которая длилась долгие шесть с половиной часов. Бомбили не только «Бункер», как прозвали в народе здание республиканского парламента, не только места расположения войск – «град», артиллерия, авиация накрывали город полностью. Чудовищный шум не утихал ни на минуту. Христофор Джабиев, семидесятилетний житель Цхинвали, рассказывал: «Если в аду есть музыка, то теперь я ее могу представить: сначала – взрывы «града», затем минометов, потом крупнокалиберной артиллерии, а завершают аккорд авиационные бомбы. И это повторяется снова, снова. Адскую музыку Саакашвили написал специально для нас осетин – он черт».

Ту первую бомбежку цхинвальцам будет трудно забыть. Некоторые старушки до сих пор боятся выходить из убежищ. Но в ту ночь далеко не все горожане ушли в подвалы и бомбоубежища. В частном секторе далеко не у всех есть подвалы, поэтому люди прятались просто на нижних этажах или за массивными стенами. Да и те «подвалы», в которых пряталось большинство жителей многоэтажек – это чаще всего не подвалы, а полуподвалы, которые не могли быть надежным убежищем. Осетинские солдаты оставались на своих позициях, прятались в огородах, у обочин дорог.

Когда появилась возможность подсчитать количество жертв, было сказано, что после первой бомбежки погибло около 1500 человек. Причем более 90% погибших – мирные жители. Судя по тому, что мы видели в моргах Цхинвали, Джавы и Владикавказа, число погибших в официальных сводках вряд ли преувеличено. Цхинвальцы рассказывают, что из города ушли все кошки, бродячие собаки старались держаться ближе к людям и скреблись в убежища. Куры перестали нести яйца.

Несмотря на то, что все в непризнанной республике были уверены в неизбежности войны, оборона города была организована из рук вон плохо – не было создано ни инженерных сооружений, ни минных полей на подступах к столице. Более того, раньше у резервистов табельное оружие хранилось в домах, но примерно год назад руководство республики распорядилось сдать его на хранение в казармы. К большой войне были готовы исключительно психологически.

8-го августа, сразу после завершения бомбардировки и обстрела Цхинвали в город со стороны уже разоренного села Хетагурово входят первые 25 танков, за которыми следовали около 30 машин пехоты. Сразу же завязались уличные бои. В Джаву выехал только президент республики Эдуард Кокойты. В этот момент нельзя было говорить о регулярной войне – все-таки осетинское ополчение – это силы, которые были готовы к партизанской воне и не могли сопротивляться регулярной армии. Тогда работал фактор времени, если бы Грузия успела перекрыть Рокский туннель, российские войска уже ничем не могли бы помочь республике. Однако завязались ожесточенные бои, грузинам не удалось полностью взять Цхинвали даже до того, как пришла помощь из России.

По словам югоосетинских бойцов, по танкам приходилось делать 3-4 выстрела из противотанкового гранатомета. Только тогда их удавалось вывести из-под контроля. Первый танк был уничтожен майором спецразведки Амираном Багаевым и его подчиненным капитаном Азаматом Джиоевым. Оба погибли в том первом столкновении с грузинскими танками. Командир 6-го батальона югоосетинской  армии Таймураз Цховребов, защищавший Цхинвали на северном направлении, рассказывал, что его солдаты соревновались за право на следующий выстрел по танкам.

В тот же день после обеда через перевал в республику вошли первые российские подразделения. Именно в этот момент судьба города висела на волоске – грузинские подразделения не раз входили в город, и выбивались российскими свежими силами. В отсутствие связи и реального понимания положения дел, ходили панические слухи о том, что российские войска не смогут остановить грузинское наступление. Выучка и оснащение элитных грузинских сил производили впечатление.

Наша авиация приступила к уничтожению огневых точек и военных баз – и это во многом решило судьбу войны. Среди первых целей оказалась тренировочная авиабаза в Вазиани. Правда, там не было ни одного грузинского самолета, зато были расквартированы американские военные консультанты и специалисты. Именно из этой базы в Вазиани осуществлялось руководство недавними беспрецедентными по масштабам учениями грузинских ВС «Немедленный ответ».

9-го августа Цхинвали продолжали обрабатывать танками, артиллерией, авиабомбами. С господствующих высот город обстреливался из установок «град» и крупнокалиберной артиллерии. Но уже к концу дня грузинские военные осознали безнадежность своего положения. У российских войск появилась новая проблема – многочисленные военнопленные. Были случаи, когда среди грузинских пленных попадались осетины. Вначале их расстреливали как предателей. Но вскоре отношение к ним поменялось, когда узнали о том, как грузинские власти проводили мобилизацию. Семьи призываемых в армию осетин оставались в качестве заложников – молодые ребята, опасаясь за родню, не могли позволить себе дезертирство.

По словам полковника Фриева, командира подразделения северо-осетинских миротворцев, в боевых действиях с грузинской стороны участвовали в основном кадровые военные – хорошо тренированные и вооруженные американским и израильским оружием. Прорывы совершались элитными частями, за которыми зачистку в селах и на улицах Цхинвали делали войска МВД.

Уже 10-го августа в грузинских войсках началась паника. Из грузинских сел, прилегающих к Цхинвали, бежало население, бросив скотину и все имущество.

В ночь с 10-го на 11-ое жители Цхинвали впервые смогли отдохнуть от бомбежек и заснуть в тишине. Утром власти приступили к уборке уже разложившихся трупов в центре города. На окраинах они лежат до сих пор (по предварительным подсчетам около 300 тел).

Сегодня, когда разрушенный Цхинвали стал непригоден к нормальной жизни, когда разгромлены близлежащие села – и осетинские, и грузинские, -  перед властями непризнанной республики стоит вопрос: удастся ли вернуть жителей в город? Именно наличие мирного населения, граждан России, оправдывало присутствие в Южной Осетии миротворцев.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение