Разъяренного быка выпускают на пустую арену испанской Кордовы. На протяжении многих поколений предки этого свирепого животного проходили строгий отбор, целью которого было максимально усилить их агрессивность. Затем на ту же арену спокойно выходит профессор Йельского университета. Вместо твидового пиджака на нем традиционный наряд отчаянного матадора: расшитая золотом куртка и алый плащ. Он дразнит плащом быка, провоцируя нападение. Профессор не убегает в ужасе, он спокоен, смотрит уверенно и даже слегка отрешенно. Стороннему наблюдателю может показаться, что профессор сошел с ума и хочет покончить с собой.

Бык в ярости следит за профессором и вдруг бросается, нацелив на него свои страшные рога. Профессор не убегает в страхе; в руке у него какая-то маленькая коробочка. Бык уже близко. Под прицелом теле- и кинокамер профессор нажимает кнопку, и бык останавливается как вкопанный. Профессор настолько уверен в себе, что не боится рискнуть жизнью ради того, чтобы доказать свою правоту: он сумел подчинить сознание бешеного быка.

Йельский профессор — это доктор Хосе Дельгадо, на многие годы опередивший свое время. В 1960-е он первым начал серию замечательных, но действующих на нервы экспериментов с животными: вживлял им в мозг электроды и пытался с их помощью контролировать движения подопытных. Чтобы эффектно остановить быка, он заранее вживил электроды в полосатое тело подкорковых узлов, расположенных в основании мозга и участвующих в координации движений.

Кроме того, он провел серию экспериментов на обезьянах, чтобы посмотреть, удастся ли ему при помощи кнопки изменить их общественную иерархию. Вживив электроды в хвостатое ядро (область, связанную с управлением движениями) альфа-самца группы, Дельгадо смог снизить агрессивные наклонности лидера. Без исходящей от лидера угрозы наказания дельта-самцы начали самоутверждаться, захватывая территорию и привилегии, обычно зарезервированные для альфа-самца. Сам же альфа-самец тем временем, похоже, совершенно потерял интерес к защите своей территории.Затем Дельгадо нажал другую кнопочку — и альфа-самец вернулся в свое обычное состояние: с прежней агрессивностью взялся за наведение порядка и восстановление власти. Дельта-самцы в страхе расползлись по углам.

Дельгадо первым в истории показал, что таким образом можно контролировать сознание животных. Профессор превратился в кукловода, дергающего за ниточки своих живых кукол. Как и ожидалось, ученое сообщество с беспокойством приняло работу Дельгадо. К тому же в 1969 году он написал книгу с провокационным названием «Физический контроль сознания. На пути к психоцивилизованному обществу» (Physical Control of the Mind: Toward a Psychocivilized Society). Возник тревожный вопрос: если за ниточки дергают такие ученые, как Дельгадо, то кто управляет кукловодом?

Работа доктора Дельгадо четко высветила громадные перспективы и опасности этой технологии. В руках беспринципного диктатора она может быть использована для обмана и подчинения подданных. Но она же может освободить миллионы людей, томящихся в тисках болезни, мучимых галлюцинациями или сломленных страхами.

Много лет спустя один из журналистов спросил доктора Дельгадо, для чего тот начал свои противоречивые эксперименты. Ученый ответил, что хотел исправить жуткую несправедливость по отношению к душевнобольным. В их лечении часто применяли радикальную лоботомию, при которой префронтальную кору просто перемешивали специальным ножом, напоминающим пику для колки льда, который молотком загоняли в мозг над глазницей. Подобная операция часто приводила к трагическим результатам, некоторые из них описаны в романе Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» и показаны в фильме по этому роману с Джеком Николсоном в главной роли. Одни пациенты действительно успокаивались и даже возвращались к нормальной жизни, но другие становились похожи на зомби: вечно сонные, безразличные к боли, потерявшие нормальные человеческие чувства, эмоционально опустошенные. Практика лоботомии распространилась настолько широко, что в 1949 году Антонио Мониц за разработку этого метода был удостоен Нобелевской премии. По иронии судьбы, в 1950-м Советский Союз запретил лоботомию, заявив, что она «противоречит принципам гуманности». Лоботомия, утверждал СССР, превращает «больного человека в идиота». Всего, по некоторым оценкам, только в США за 20 лет было сделано около 40 000 лоботомий.

Управление сознанием и холодная война

Еще одной причиной, по которой работа доктора Дельгадо была встречена с неприязнью, был политический климат того времени. Холодная война была в разгаре, а воспоминания о том, как во время Корейской войны пленных американских солдат выводили к журналистам и снимали на телекамеры, были свежи в памяти и весьма болезненны. Пленные с остановившимся взглядом признавались в страшных военных преступлениях и выполнении шпионских заданий, проклинали американский империализм.

Чтобы как-то объяснить происходящее, пресса придумала термин «промывание мозгов»: идея состояла в том, что коммунисты якобы изобрели секретные препараты и методики, позволяющие превращать американских солдат в зомби.

В этой напряженной политической обстановке Фрэнк Синатра в 1962 году снялся в триллере «Манчжурский кандидат», в котором его герой пытался разоблачить тайного «спящего» агента коммунистов, получившего задание убить президента США. Но в сюжете есть неожиданный поворот. На самом деле убийца — не внушающий никаких подозрений американский солдат, герой войны; но он побывал в плену, и коммунисты «промыли» ему мозги. У семьи этого «крота» хорошие связи, да и сам он, на первый взгляд, вне всяких подозрений, поэтому его почти невозможно остановить. «Манчжурский кандидат» отразил тревоги многих американцев того времени.

Эти страхи, помимо прочего, подпитывались пророческим романом Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» (Brave New World), написанным в 1931-м. В этой антиутопии рассказывалось о громадных фабриках по выращиванию детей, точнее, клонов, где, избирательно ограничивая подачу кислорода зародышам, «создают» людей с различной степенью повреждения мозга. На вершине местной социальной лестницы находятся альфы, получавшие достаточно кислорода и развивавшиеся полноценно; их с самого детства готовят к управлению обществом. На самом дне общества — эпсилоны, чей мозг серьезно пострадал; они используются как покорные безответные работники, расходный материал. В промежутке есть еще несколько уровней рабочих и чиновников. Элита управляет обществом, наводняя его изменяющими сознание препаратами, стимулируя свободную любовь и постоянно промывая мозги. Таким образом в обществе поддерживаются мир, спокойствие и гармония, но роман задает тревожный вопрос, который звучит актуально даже сегодня: какую часть своей свободы и основных человеческих прав мы готовы принести в жертву во имя мира и социального порядка?

Эксперимент ЦРУ по управлению сознанием

Истерия холодной войны постепенно поднялась до высших уровней ЦРУ. Управление, убежденное в том, что Советы далеко обогнали Запад в науке «промывания мозгов» и в применении неортодоксальных научных методов, пустилось в разработку целого комплекса секретных проектов, вроде начатого в 1953 году проекта MKULTRA по исследованию пограничных идей. (В 1973-м, после того как паника от Уотергейтского скандала охватила правительство, директор ЦРУ Ричард Хелмс закрыл проект MKULTRA и поспешно приказал уничтожить все документы, имевшие к нему отношение. Однако 20 000 документов каким-то образом уцелели при чистке и в 1977 году были рассекречены, согласно Закону о свободе информации; поэтому сегодня мы знаем об этом масштабном проекте.)

Известно, что с 1953 по 1973 год проект MKULTRA финансировал 80 научных учреждений, включая 44 университета и колледжа, а также десятки больниц, фармацевтических компаний и тюрем, где часто проводились эксперименты на ничего не подозревающих людях без их согласия; всего было проведено 150 секретных операций. В какой-то момент на MKULTRA выделялось не менее 6% всего бюджета ЦРУ. Среди проектов по управлению сознанием можно назвать:

  • разработку «сыворотки правды», заставлявшую пленников выбалтывать все свои секреты;
  • стирание памяти; этому был посвящен проект ВМФ США под названием Subproject 54;
  • использование гипноза и широкого спектра препаратов, таких как ЛСД, для управления поведением;
  • изучение возможности применения препаратов управления сознанием к иностранным лидерам, к примеру, Фиделю Кастро;
  • отработка различных методов допроса;
  • разработка смертельного препарата, который бы действовал быстро и не оставлял следов;
  • изменение личности человека при помощи препаратов, делающих его послушным.

Некоторые ученые сомневались в ценности подобных исследований, но другие с удовольствием в них участвовали. В этих работах были задействованы специалисты из различных областей, в том числе экстрасенсы, физики и компьютерщики: они экспериментировали с изменяющими сознание препаратами, такими как ЛСД, определяли с помощью экстрасенсов положение советских подлодок, патрулирующих океан, и тому подобное. Однажды произошла печальная история: одному ученому армии США тайно дали ЛСД. Если верить докладам, он настолько потерял ориентацию в пространстве, что погиб, просто вывалившись из окна.

В обоснование большинства этих экспериментов говорилось, что Советы уже обогнали США в вопросе управления сознанием. Сенату США был представлен секретный доклад о том, что Советы экспериментируют с микроволновым излучением, облучая непосредственно мозг испытуемых. Вместо того чтобы разоблачить псевдонаучную практику, США увидели в ней «большой потенциал для развития системы дезориентации или нарушения поведенческих схем военного или дипломатического персонала». Армия США даже утверждала, что существует принципиальная возможность посылать в мозг противника целые слова и даже речь: «Одна из концепций отвлечения внимания и дезинформации <…> состоит в том, чтобы на расстоянии создавать шум в головах персонала, подвергая их действию импульсных микроволн низкой мощности<…> Путем выбора надлежащих характеристик импульсов можно создать членораздельную речь<…> Таким образом, можно будет “говорить” с отдельными противниками таким способом, который максимально выводил бы их из равновесия», — сообщалось в докладе.

К несчастью, эти эксперименты не подвергались экспертной оценке и рецензированию, так что миллионы долларов налогоплательщиков были потрачены на подобные проекты, противоречившие законам природы, поскольку человеческий мозг не в состоянии принимать микроволновое излучение и, что еще важнее, не способен расшифровывать микроволновые послания. Биолог из Открытого университета, доктор Стив Роуз,назвал эти планы «нейробиологически невозможными».

Судя по всему, миллионы долларов, потраченные на эти «черные проекты», не дали ни единого достоверного научного результата. Изменяющие сознание препараты действительно порождали у испытуемых дезориентацию и даже панику, но Пентагон не сумел добиться главной цели: получить контроль над бодрствующим сознанием человека. Кроме того, если верить психологу Роберту Лифтону, коммунистическое «промывание мозгов» давало не слишком длительный эффект. Большинство пленных, разоблачавших США во время Корейской войны, вскоре после освобождения вернулись в нормальное состояние. К тому же исследование людей, мозги которых были промыты во время пребывания в общинах некоторых культов, тоже показывает, что после выхода из культа их личность приходит в норму. Так что, судя по всему, промывание мозгов не затрагивает основ личности.

Конечно, военные были отнюдь не первыми, кто экспериментировал с воздействием на чужое сознание. Еще в древности колдуны и пророки утверждали, что если дать пленному солдату волшебное зелье, то он заговорит или вообще пойдет воевать против своих. Одним из древнейших методов добиться подобных результатов был гипноз.

Вы засыпаете…

В детстве, помню, как-то видел научно-популярный фильм, посвященный гипнозу. В одном эпизоде человека погружали в гипнотический транс и говорили ему, что, проснувшись, он будет курицей. Аудитория пораженно ахала, когда человек начинал кудахтать и размахивать руками. Конечно, выглядит такая демонстрация впечатляюще, но на самом деле это всего лишь образец «сценического гипноза». Из книг, написанных профессиональными иллюзионистами и шоуменами, можно узнать, что они используют все возможности: заранее подготовленных «подсадных уток» в аудитории, силу внушения и даже готовность «жертвы» подыграть артисту.

Однажды мне довелось играть роль ведущего в документальном фильме «Время», снятом BBC и каналом Discovery, и там, в частности, зашла речь о давно забытых событиях. Можно ли пробудить отдаленные и почти утраченные воспоминания при помощи гипноза? А если это возможно, то можно ли навязать другому человеку свою волю? Чтобы проверить некоторые из этих идей, я подвергся гипнозу перед телекамерой.

Для начала BBC пригласила профессионального гипнотизера. Меня попросили лечь на кушетку в тихой затененной комнате. Гипнотизер заговорил со мной медленно и мягко, заставляя постепенно расслабиться. Через некоторое время он попросил меня мысленно вернуться в прошлое, может быть, к какому-нибудь особенно запомнившемуся месту или событию. Затем он попросил меня заново войти в то место, заново все увидеть, услышать и ощутить запахи. Интересно, но я действительно начал видеть места и лица людей, о которых прочно и давно забыл. Я как будто смотрел размытую видеозапись, которая постепенно проявлялась и становилась резкой. Но затем процесс остановился, из глубин памяти перестали всплывать воспоминания. Очевидно, был достигнут предел возможностей гипноза.

ЭЭГ- и МРТ-снимки показывают, что во время гипноза сенсорные области коры испытуемого получают извне минимум сенсорных стимулов. Таким образом, гипноз позволяет добраться до некоторых глубоко укрытых воспоминаний, но определенно не может изменить личность человека, его цели или желания. Это подтверждает и секретный документ Пентагона, датированный 1966 годом; в нем объясняется, что гипноз невозможно применять как оружие из-за его ненадежности. «Вероятно, неслучайно в долгой истории гипноза, при том что о его потенциальной применимости в разведке было известно всегда, нет никаких достоверных данных о его эффективном использовании какой бы то ни было разведкой мира», — говорится в докладе.

Следует также отметить, что, судя по снимкам мозга, гипноз — не новое состояние сознания, как сон со сновидениями или быстрая фаза сна. Если мы определим человеческое сознание как процесс непрерывного построения моделей окружающего мира и проектирование их развития в будущем для достижения определенной цели, то мы увидим, что гипноз не в состоянии изменить ход этого фундаментального процесса. Гипноз может подчеркнуть определенные аспекты сознания и помочь извлечь из памяти определенные события, но он не может заставить вас кудахтать, как курица, без вашего на то позволения.

Препараты, изменяющие сознание, и «сыворотка правды»

Одной из задач проекта MKULTRA было создание «сыворотки правды», которая заставляла бы шпионов и пленных раскрывать все свои тайны. Проект был закрыт в 1973 году, но инструкции ЦРУ и армии США по методам допроса, рассекреченные Пентагоном в 1996-м, по-прежнему рекомендовали использовать сыворотку правды (хотя Верховный суд США постановил, что такое признание «получено неконституционным путем» и потому не может быть принято в суде).

Всякий, кто смотрел голливудские фильмы, знает, что пентотал натрия — любимая сыворотка правды всех шпионов (как в фильмах «Правдивая ложь» с Арнольдом Шварценеггером и «Знакомство с Факерами» с Робертом де Ниро). Пентотал натрия относится к классу барбитуратов — седативных и гипнотических средств, способных обойти гематоэнцефалический барьер, не позволяющий наиболее вредным химическим веществам крови проникнуть в мозг.

Большинство изменяющих сознание веществ, таких как алкоголь, оказывает на нас столь мощное действие именно потому, что может проникать за этот барьер, и это не удивительно. Пентотал натрия подавляет активность префронтальной коры, в результате чего человек расслабляется, становится разговорчивым и несдержанным. Однако это не означает, что он при этом непременно говорит правду. Напротив, под действием пентотала натрия, как и под действием алкоголя, человек вполне способен лгать. «Тайны», потоком льющиеся из человека под действием этого препарата, могут оказаться чистым вымыслом, так что ЦРУ в конце концов отказалось от использования подобных веществ. Однако нельзя исключить, что в один прекрасный день будет найдено «чудесное» средство, которое позволит изменить основы человеческого сознания. Вероятно, это средство будет работать путем изменения синапсов между нервными волокнами, а действовать будет на нейромедиаторы, без которых синапсы не работают (такие как дофамин, серотонин или ацетилхолин).

Если представить себе синапсы как группу пунктов оплаты за проезд по магистрали, то получится, что некоторые вещества (к примеру, стимуляторы, такие как кокаин) способны открывать шлагбаумы и пропускать послания без задержки. Внезапный кайф, который испытывают наркоманы, возникает, когда все шлагбаумы открываются одновременно, вызывая настоящий информационный потоп. Но после одновременного срабатывания всех синапсов возникает пауза; снова они смогут сработать лишь через несколько часов. Все шлагбаумы закрываются, и возникает пробка — внезапная депрессия после кайфа. Стремление организма еще раз испытать кайф вызывает привыкание и наркотическую зависимость.

Как наркотики изменяют сознание

В те времена, когда ЦРУ впервые начало ставить эксперименты на ничего не подозревающих людях, биохимическая основа действия изменяющих сознание препаратов не была известна, но на сегодняшний день молекулярная основа наркотической зависимости изучена в подробностях. Исследования на животных наглядно демонстрируют, насколько могущественно это пристрастие: крысы, мыши и приматы готовы, если есть возможность, принимать наркотики, такие как кокаин, героин и амфетамины, до тех пор, пока не упадут от истощения или не умрут от наркотика.Чтобы проиллюстрировать, насколько серьезна на сегодняшний день эта проблема, напомним, что к 2007 году 13 млн американцев в возрасте 12 лет или старше (или 5% подросткового и взрослого населения США) пробовали метамфетамины или уже пристрастились к ним. Наркомания не просто губит жизни, она систематически разрушает мозг. МРТ-снимки мозга метамфетаминовых наркоманов показывают уменьшение на 11% размеров лимбической системы, отвечающей за обработку эмоций, и потерю 8% тканей гиппокампа, который служит воротами памяти. МРТ-снимки показывают, что в некоторых отношениях поражение сравнимо с тем, что наблюдается при болезни Альцгеймера.

Но, как бы сильно метамфетамины ни разрушали мозг, наркоманы всеми силами стремятся их заполучить, поскольку испытывают при их приеме кайф вдесятеро более сильный, чем удовольствие от вкусной пищи или даже секса.

По существу, кайф от наркотиков обусловлен тем, что препарат искусственно стимулирует центр удовольствия и подкрепления, расположенный в лимбической системе мозга. Этот центр очень примитивен и сформировался миллионы лет назад; тем не менее он по-прежнему чрезвычайно важен для выживания человека, поскольку обеспечивает поощрение за полезное поведение и наказание за вредное. Однако если этот центр оказывается во власти наркотиков, результатом стано-вится общий хаос. Сначала эти препараты проникают сквозь гематоэнцефалический барьер и вызывают перепроизводство нейромедиаторов, таких как дофамин; эти нейромедиаторы наводняют прилежащее ядро — крохотный центр удовольствия, расположенный глубоко в толще мозга возле мозжечковой миндалины. Дофамин, в свою очередь, производится специальными клетками мозга в вентральной области покрышки, известными как клетки VTA .

Все наркотические препараты работают примерно одинаково: нарушают деятельность цепочки VTA — прилежащее ядро, контролирующей приток дофамина и других нейромедиаторов в центр удовольствия. Наркотики различаются только тем, как именно происходит этот процесс. Существует по крайней мере три основных вещества, стимулирующих центр удовольствия в мозгу: это дофамин, серотонин и норадреналин; все они рождают ощущение удовольствия, эйфории и ложной уверенности, а также всплеск энергии. Кокаин и другие стимуляторы, к примеру, оказывают двоякое действие. Во-первых, они непосредственно стимулируют клетки VTA на производство дополнительного дофамина, вызывая таким образом прилив нейромедиатора в прилежащее ядро. Во-вторых, они не позволяют клеткам VTA «выключаться» и заставляют их непрерывно производить дофамин. Кроме того, они затрудняют использование серотонина и норадреналина. Одновременное наводнение нервных цепей всеми тремя нейромедиаторами порождает сильный кайф. Героин и другие опиаты, напротив, нейтрализуют клетки VTA, способные снижать производство дофамина, и таким образом заставляют VTA производить его намного больше.

Препараты, подобные ЛСД, действуют путем стимуляции производства серотонина, порождая чувство удовлетворения, цели и приязни. Но, помимо этого, они активируют области височной доли мозга, участвующие в создании галлюцинаций. Со временем ЦРУ пришло к пониманию того, что изменяющие сознание препараты — не то волшебное средство, поисками которого они занимались. Галлюцинации и наркотическая зависимость, которыми сопровождается применение этих средств, делает их слишком нестабильными и непредсказуемыми; в деликатной политической ситуации их применение может принести больше вреда, чем пользы.

Зондирование мозга при помощи оптогенетики

Описанные эксперименты по управлению сознанием проводились в основном еще в то время, когда мозг представлялся загадкой, а методики вырабатывались путем проб или ошибок, и далеко не всегда удачно. Однако взрывное развитие аппаратуры для зондирования мозга дало нам новые возможности, которые должны помочь, с одной стороны, разобраться в устройстве и функционировании мозга, а с другой — научиться управлять им.

Оптогенетика, как мы уже видели, — это одно из наиболее динамично развивающихся направлений современной науки. Основная ее цель — определить точно, какой нервный путь соответствует тому или иному поведению. Оптогенетика начинается с гена под названием опсин, достаточно необычного тем, что он чувствителен к свету. Если внедрить ген опсина в нейрон и осветить, нейрон сработает. Щелкнув выключателем, можно мгновенно определить нейронный путь, отвечающий за определенное поведение, поскольку белки, которые вырабатывает опсин, проводят электричество, — и нейрон сработает.

Однако трудность в том, чтобы точно внедрить этот ген в конкретный нейрон. Для этого используется технология, заимствованная из генной инженерии. Ген опсина внедряется в безвредный вирус (из которого удалены все опасные гены); потом при помощи предельно точных инструментов этот вирус вводится в конкретный нейрон. Затем вирус уже сам заражает нейрон, внедряя свои гены в его ДНК. В результате, когда на нервную ткань направляют луч света, этот нейрон включается. Таким образом можно установить точный маршрут, по которому проходят определенные сообщения.

Но оптогенетика не только определяет нервные пути, освещая их, она позволяет ученым управлять поведением подопытных. Этот метод оказался успешным. Ученые давно подозревали, что за то, что плодовые мушки улетают от опасности, отвечает какой-то простой нейронный контур. Оптогенетические методы позволили наконец определить, какой именно. Теперь достаточно осветить мушек, чтобы они снялись с места и дружно улетели.

Кроме того, ученые теперь могут лучом света заставить червя прекратить извиваться, а в 2011 году был достигнут еще один прорыв. Ученые из Стэнфорда сумели внедрить ген опсина в точно заданный участок мозжечковой миндалины мыши. Эти мыши были специально выращены робкими и всегда сидели, съежившись, в уголке своей клетки. Но когда пучок света вспыхивал в мозгу такой мыши, она внезапно теряла робость и начинала исследовать свою клетку.

Из этого эксперимента можно сделать далеко идущие выводы. Если поведение дрозофил может быть основано на простом рефлекторном механизме, в котором задействована горстка нейронов, то мышь обладает полноценной лимбической системой, аналог которой имеется и в человеческом мозге. Хотя многие эксперименты, успешно работающие с мышами, не переносятся на людей, существует все же вероятность, что когда-нибудь ученым удастся отыскать конкретные нервные пути, связанные с определенными психическими заболеваниями, а затем и научиться лечить их без каких бы то ни было побочных эффектов. Как говорит доктор Эдвард Бойден из МТИ, «если вы хотите выключить какой-то контур мозга, а альтернативой этому служит хирургическое удаление участка мозга, то имплантация оптоволокна может показаться предпочтительной».

Митио Каку

Родился в Сан-Франциско в 1947 году в семье иммигрантов из Японии. Закончил Гарвард, в Беркли получил докторскую степень. Преподавал в Прин-стоне и в Университете Нью-Йорка. Автор 8 научно-популярных книг, из которых четыре переведены на русский.

поделиться:

Я ехал на работу, чтобы писать колонку, и собирался начать ее с фразы: «Думали, что будет апокалипсис, но снова ничего катастрофического не произошло».

И правда, этот год вроде бы катастрофическим не стал. Не разорилось ни одно знаковое издательство, не банкротились книготорговые сети. Пермский независимый книжный магазин «Пиотровский», изгнанный злыми арендодателями, переехал даже на более удобное место, практически в самый-самый центр города, на угол улицы Ленина и Комсомольского проспекта. Московский независимый книжный магазин «Циолковский» вынужден был уехать из Политехнического музея, но воскрес по адресу улица Большая Молчановка, 18. Расширилась география книжных ярмарок: своими обзавелись Пенза и Казань.

Средние тиражи упали по сравнению с прошлым годом, но могли бы упасть и больше. Довольно сложный для чтения роман Владимира Сорокина «Теллурия» за два месяца разошелся тиражом 20 тысяч экземпляров, а писавшийся как массовая беллетристика роман Павла Санаева «Хроники раздолбая» — за полгода тиражом 130 тысяч. По нынешним временам и то и другое неплохо.

И вот приходит новость о фактическом расформировании Книжной палаты и переподчинении ее остатков ИТАР-ТАССу. То есть книжной статистики в России больше не будет, и это катастрофа.

Однако закончить хочется хорошей новостью. В этом году небывалого подъема достиг книжный краудфандинг — писатели и переводчики наловчились собирать деньги с будущих читателей через интернет. Вот и доцент Высшей школы урбанистики Софья Гаврилова собирает деньги на завершение книги «Города и любовники», в которой обещает рассказать про ландшафты, городскую среду и личные переживания. Пожертвовавшему больше 20 тысяч Софья обещает не только подарить книгу с автографом и именную благодарность, но и провести «мастер-класс по междисциплинарным методам пространственных исследований», что бы это ни значило. Только так и можно спасти книжную индустрию.

Иллюстрация: Иван Григорьев

1 комментировать
поделиться:

Борис Акунин

Огненный перст

Издательство «АСТ»

Борис Акунин держит слово: обещал, что в рамках проекта «История Российского государства» будет выпускать по одному периоду и нон-фикшн, и фикшн, и выпустил вслед за первым второе. Томик прозы про Киевскую Русь называется «Огненный перст», помимо большой заглавной повести туда входят еще две повести поменьше: «Плевок дьявола» и «Князь Клюква». «Клюква» — это еще и жанровое определение всего тома.

В первой и, кстати, самой яркой книге на дворе вроде как IX век, византийский джедай с чернокожей секс-бомбой проникают в тыл к викингам. В повестях поменьше — века XI и XIII и про династические дела русских княжеств.

Ну хорошо, джедай — это, конечно, некоторая гипербола. Но византийские спецслужбы в описании Бориса Акунина действительно больше похожи на рыцарей со световыми мечами, чем на имперских госслужащих времен раннего Средневековья. Впрочем, от упреков в исторических неточностях Акунин хорошо защитился своим старым приемом. Дело в том, что и фандоринский цикл — это не совсем исторический роман. Скорее альтернативная история про мир, очень похожий на наш, но в реальности им не являющийся.

Так же и в «Огненном персте»: вроде бы и Византия, но где-то настоящая, а где-то выдуманная, и князь Кий, сидящий в Киеве, и Рюрик, и Аскольд с Диром. Правда, Кий называется Кыем, а Дир — Дюром. Это удобно: хочешь позиционировать роман как исторический — тогда это просто одно из возможных произношений. А если надо позиционировать роман как альтернативную историю, то смотрите: имена героев ненастоящие, это не история, а фэнтези.

Просто в романах про Фандорина и про Пелагию это работало, а сейчас нет. Григорий Чхартишвили прекрасно умеет строить сюжет и интригу, очень начитан и отличный стилист. Но подделывать он умеет только язык XIX века, потому что источников много. А про Киевскую Русь их мало. Стилистическая машина буксует, сюжет не спасает — на выходе получается клюква.

поделиться:

Римские каникулы

Названы лучшие научно-популярные книги года

Олег Дмитриев/архив пресс-службы Лауреаты премии «Просветитель» 2013 года Виктор Сонькин и Дмитрий Жуков

Виктор Сонькин «Здесь был Рим»

(М.: Corpus, 2013)

Номинация Гуманитарная

Книга Путеводитель по античному Риму, который одинаково хорошо подходит как для чтения на диване, так и для использования в полевых условиях римских каникул. В нем описывается несколько городов, которых давно уже нет: республиканский Рим, город времен принципата, времен домината, наконец, средневековый и барочный Рим. Впрочем, последние два интересуют автора лишь потому, что тогда уничтожалась античная застройка.

Виктор Сонькин эти разрушенные людьми и временем города восстанавливает: то, от чего в реальности остались лишь руины, на страницах книги обретает прежние очертания. На изображение современного города накладываются силуэты все более и более древних Римов.

Восстановить Древний Рим в своих фантазиях непросто — нужно прочитать огромный корпус античных текстов, и Сонькин проделал эту работу за читателя.

Конкуренты Подробный рассказ о событиях в Москве во время наполеоновского нашествия москвоведа Александра Васькина «Мос­ква, спаленная пожаром», книга про пиратство историка Дмитрия Копелева «Раздел океана в XVI–XVIII веках» и описание повседневной жизни французской столицы во времена Реставрации и Июльской монархии переводчицы и литературоведа Веры Мильчиной «Париж в 1814–1848 годах».

Автор Виктор Сонькин родился в 1969 году, окончил филологический факультет МГУ, защитил диссертацию по сонетному стиху сербского, хорватского и словенского модерна. Работал официальным переводчиком ООН, писал статьи для литературного приложения к Times, переводил на русский романы величайшего английского писателя современности Джулиана Барнса.

Но все-таки самый известный проект Виктора Сонькина — это переводческий семинар в МГУ, самый известный и авторитетный в Москве, который он ведет со своей женой Александрой Борисенко. Вместе со своими студентами они перевели и издали сборник викторианского детектива «Не только Холмс» и сборник межвоенного английского детектива «Только не дворецкий». «Не только Холмс» в 2009 году получил премию «Книга года» в номинации «Лучший дебют».

Цитата «История любит парадоксы и на этот раз тоже на них не поскупилась. Мы можем видеть Пантеон, можем пощупать и исследовать современными методами его древние камни — и при этом о его изначальном предназначении и функциях почти ничего не знаем. Античные авторы говорят о нем до обидного мало. Неизвестно даже, почему он так назывался. То есть смысл названия вполне понятен, оно происходит от двух греческих слов со значением “все” и “бог”, но значит ли это “храм всех богов” или “самый святой храм”, неясно. Историк Дион Кассий, один из немногих античных авторов, упоминавших Пантеон, предполагал, что название связано с куполом, который похож на небеса».


Дмитрий Жуков «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей»

(М.: Альпина нон-фикшн, 2013)

Номнация Естественно-научная

Книга Абсолютно безжалостная по отношению к человеку как к виду двухтомная книга, подробно, местами даже довольно цинично объясняющая, что ничем особенным от других животных мы не отличаемся. У книги, попавшей в шорт-лист еще в рукописи и вышедшей всего пару месяцев назад, уже имеются ярые оппоненты, называющие ее «человеконенавистнической». Впрочем, ненависть со стороны неспециалистов — это нормально для хорошей научно-популярной работы. Все, что делает человек, все его желания, чувства и поступки, с точки зрения Дмитрия Жукова, можно объяснить теми же законами, что и поведение животных. Не стоит слишком высоко себя ставить в этом мире, вспомните про ваши отношения с кошкой, пишет Жуков в одной из глав, и убедитесь, что коты дрессируют людей гораздо успешнее, чем люди котов.

Автор Дмитрий Жуков родился в Ленинграде в 1958 году, в 1980-м окончил биолого-почвен­ный факультет ЛГУ, в аспирантуре учился в Институте физиологии имени Павлова. Кандидатская диссертация была по теме «Кортикостероидные рецепторы в структурах мозга, регулирующих гипофиз-адреналовую систему», докторская называлась «Стрессореактивность и стратегия поведения крыс». Основная тема исследований Жукова — стрессы у различных видов животных. Он выпус­тил книги «Поведение женщины и поведение мужчины. Биологические основы» и «Биология поведения. Гуморальные механизмы». Среди работ Жукова есть лекция, посвященная биологическому смыслу мифов Древней Греции, в которой поступки богов и героев описываются по тем же законам, что и деятельность животных.

Цитата «В 1970-е гг. студент по имени Мишута любил во время летних полевых практик посещать сельские танцплощадки. Когда у него спрашивали, не опасно ли это, ведь могут побить, он отвечал, что никакой опасности нет, если соблюдать три условия. Во-первых, никому не смотреть в глаза. Во-вторых, не приглашать тех девушек, которых уже кто-то пригласил. И, в-третьих, иметь при себе на всякий случай копеек тридцать. Другими словами, чтобы не спровоцировать агонистический контакт с постоянными посетителями танцплощадки, нельзя сокращать дистанцию общения прямым взглядом. Нельзя претендовать на такой особо ценный ресурс, как местные красавицы. В случае конфликта можно избежать агонистических контактов, уступив свой витальный ресурс в размере 30 копеек и показав тем самым отсутствие собственных претензий на высокое место в местной иерархии. Отметим, что Мишута использовал ту же стратегию, что встречается у низкоранговых самцов моржа. Доминирующие самцы тратят много времени и энергии на охрану территории, на которой расположен их гарем, от других самцов. Субдоминанты, не претендующие на положение доминанта и не стремящиеся захватить весь гарем, тихо ползают по периферии стада и совокупляются с периферийными самками. В итоге вклад таких самцов в генофонд популяции часто превышает вклад доминирующих самцов».

Конкуренты Книга известного борца с лженаукой, одного из самых известных научных журналистов России Петра Образцова «Удивительные истории о существах самых разных» про самые необычные живые организмы и книга про тяготение астрофизика Александра Петрова «Гравитация. От хрустальных сфер до кротовых нор».


Специальные номинации

Также в этом году была впервые вручена премия за биографии. Она досталась вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей» биографии Чарльза Дарвина. Автор книги — Максим Чертанов. Интрига заключалась в том, что Максима Чертанова, автора биографий Артура Конан Дойла, Марка Твена, Эрнеста Хемингуэя и Герберта Уэллса, а также соавтора Дмитрия Быкова по двум написанным в середине нулевых романов, никто никогда не видел вживую. Кроме, видимо, Быкова, который намекал, что Чертанов — женщина, но все карты не раскрыл. В итоге на церемонии вручения премии состоялась публичная деанонимизация Максима Чертанова — приз действительно вышла получать молодая женщина по имени Мария Кузнецова. Другой специальный приз — «За беззаветное служение делу Просветительства» — был вручен известному лингвисту Максиму Кронгаузу.


См. также:

Два шведских послания. Предсказать вручение Нобелевской премии по литературе канадской писательнице Элис Энн Манро было не сложно

Вежливый отказ. Прозаик Михаил Шишкин взорвал атомную бомбу

Взятка, война и смерть. О чем говорится в главных русских книгах года

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

Виктор Драгунский, Денис Драгунский
Денискины рассказы

Издательство «АСТ»

«Денискины рассказы» Виктора Драгунского с уточнениями главного героя, собственно Дениса Драгунского, который давным-давно вырос, стал писателем и теперь вспоминает отца, свое детство и вообще то время. Остроумный комментарий к остроумной книге, дающий ответы на жизненно важные вопросы. «Самый главный вопрос, который мне задают уже пятьдесят лет: — Дениска, Денис, Денис Викторович! А про кашу из окна — это правда? Неправда. Да, я терпеть не мог манную кашу. Но из окна ее не выливал».

 

Жан-Феликс де ля Виль Боже, Инна Дулькина
Il est des Russes/Русские

Издательство Courier de Russie

Сборник интервью — жанр, как правило, еще более бессмысленный, чем даже публикация блогов в виде книг. И снова исключение из правила. «Русские» — это странноватый французский проект, в котором известным соотечественникам дают высказываться на разные темы, тем самым создавая словесный портрет героя. Персонажи как очевидные (Кашин, Прохорова, Прилепин, Новиков), так и не самые (депутат Смолин, бизнесмен Смыслов). В общем, это история скорее про французов, чем про русских.

 

Алексей Кочемасов
Босиком по облакам

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Алексей Кочемасов — известный блогер letchikleha. Вообще жанр «книга блогера» удивительно бессмысленный, но в данном случае мы имеем дело с приятным исключением. Во-первых, из-за фотографий: Кочемасов еще и хороший фотограф, постоянно снимающий из кабины. Во-вторых, эта книга пригодится аэрофобу — отлично успокаивает. В-третьих, конечно же, из-за потрясающей харизмы автора, которая чувствуется и в блоге, и в книге. Принимать по 10–20 страниц перед перелетами.

 

Захар Ящин
Большая книга чувака

Издательство «Бумкнига»

Захар Ящин — дизайнер и комиксист, его короткие автобиографические истории ходят в Сети уже достаточно давно. Фактически «Большая книга чувака» — это рисованный черно-белый блог с полными черного юмора и правильного презрения к себе небольшими постами-заметками. Темы самые разные: лытдыбр, коты, может попасться философское рассуждение, жалоба на жизнь или ехидное замечание в адрес более успешных коллег, а может, даже анализ современного искусства.

 

Алексей Иванов
Горно-заводская цивилизация

Издательство «АСТ»

Алексей Иванов, кажется, окончательно перестал писать не очень удачную прозу про московскую молодежь и вернулся к тому, что у него получается хорошо. Даже очень хорошо — к истории Урала. Те, кто читал и полюбил «Message: Чусовая», «Хребет России» и «Увидеть русский бунт», получат очередную порцию удовольствия. Иванов с помощью текста и фотографий рассказывает, как строились заводы и шахты, как создавался особый уральский менталитет, пишет про людей, вспоминает легенды.

 

Лорен Грэхэм
Сможет ли Россия конкурировать?

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Американский ученый, специалист по истории российской науки, пытается ответить на вопрос, почему русские, авторы такого количества востребованных изобретений, не смогли извлечь выгоды из своих талантов. Первый в мире многомоторный пассажирский самолет, первый на континенте паровоз и первый в мире магистральный тепловоз, лампочки, радио, ЭВМ… Виновато устройство страны и хроническое неумение коммерциализировать открытия.

поделиться:

Аксель Хаке
Краткое руководство по воспитанию малышей

Издательство «Поляндрия»

Очень смешная книга про воспитание детей, написанная для детей же. «Чтобы растить детей, необходимо иметь крепкие нервы. Постарайтесь закалить свои нервы. Посещайте лекции и прочие вечера, где показывают слайды; научитесь притворяться, проявлять к этой скукотище самый живой интерес. Навык очень пригодится, когда малыш на лопатке принесет из песочницы некую коричневую кучку: “Смотри, что я слепил!”»

 

Даша Парамонова
Грибы, мутанты и другие: архитектура эры Лужкова

Издательство Strelka Press

Попытка осмыслить архитектурное наследие Москвы времен правления Юрия Лужкова. Автор вводит довольно остроумную классификацию знаковых строений. Например, «уникаты» — это здания, спроектированные так, чтобы быть уникальными, как дом-яйцо на улице Машкова. Или «вернакуляры» — постмодернизм с претензией на функциональность, как Новинский пассаж или отель «Ритц-Карлтон». Или «фениксы» — попытка реконструкций вроде Военторга.

 

Максим Привезенцев, Владимир Рощин, Андрей Полонский
Русские байки

Издательство «Альпина паблишер»

Два русских бизнесмена на «Харлеях» совершили кругосветное путешествие и сделали симпатичное своим простодушием описание вояжа. Приключения написаны от лица мотоциклов. «Зато девушки в Медельнине самые что ни на есть красивые. Пока Макс и Володя катались по городу, у них даже шеи разболелись — так часто приходилось оглядываться по сторонам. Может, это закон такой: чем больше мужик пофигист и разгильдяй, тем прекрасней его подруга».

 

Лиза Марклунд
Последняя воля Нобеля

Издательство «Центрполиграф»

Во время нобелевского банкета в центре Стокгольма убита женщина-ученый, а один из лауреатов тяжело ранен. Убийство совершила женщина, которая тут же скрылась. Самый важный свидетель тоже женщина, журналистка, которой полиция запретила писать о случившемся, чтобы не мешать следствию. Мы следим то за убийцей, то за журналисткой, то за полицейским расследованием, то за зверствами американских спецслужб — в общем, крепкий шведский детектив для долгих осенних и зимних вечеров.

 

Андрей Жвалевский
Те, которые

Издательство «Время»

Набор историй про людей, которые способны перемещаться из одного физического тела в другое, возвращаться с того света и творить прочие невозможности. «У меня огромная статистика переселения из тела в тело, и могу сказать со всей определенностью: наверное, есть все-таки какая-то высшая справедливость на свете». Единый сюжет хоть и присутствует, но распадается на отдельные истории. Истории — каждая сама по себе — вполне затягивают, порой даже слишком, а вот вместе книга не очень читается. Фактически это хороший сборник рассказов.

 

Уильям Индик
Психология для сценаристов

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Успехи и провалы Голливуда с точки зрения психологии или отличный учебник по психологии на киноматериале — как хотите, так и читайте. Начиная с психоанализа Зигмунда Фрейда и заканчивая экзистенциальной психологией Ролло Мэя. Каждый из разделов книги начинается с введения в психологический подход, потом идет перечисление киногероев или сюжетов, которые объясняют эту теорию. Потом для лентяев идет краткий пересказ главы, а затем список самостоятельных упражнений, которые должны закрепить материал.

поделиться:

Павел Пряников
Параллельная Россия

Издательство Common Place

Пряников — один из самых интересных на данный момент российских журналистов. Антилиберал и марксист, при этом европеец и сноб — в его взглядах легко запутаться, а в текстах множество исторических неточностей и сомнительных аналогий, но зато читается на одном дыхании и дает обильную пищу для размышлений. «Появление Ленинского пророчества именно в первой четверти XVIII века неслучайно — в этой подделке подробно описано, как должна прийти к закату династия
Гогенцоллернов и как должен воцариться дом немецких Асканиев».

 

Филип Шенон
Анатомия убийства

Издательство Corpus

Современное рассле-дование убийства Кеннеди. Книга затягивает с первой минуты даже тех, кого ну совсем не интересуют загадки преступления века. «Совершенно ясно, что Роберт Кеннеди отчасти повинен в том, что и через полвека после покушения большинство американцев уверены, что от них скрыли правду об убийстве президента. <…> Роберт Кеннеди в публичных заявлениях утверждал, что полностью согласен с выводами президентской комиссии, и в то же время в кругу родных и друзей говорил, что комиссия ошиблась».

 

Паскаль Рабате
Ибикус

Издательство «Бумкнига»

Французский взрослый умный комикс по мотивам романа Алексея Толстого «Похождение Невзорова, или Ибикус». Если кто не помнит или не в курсе, в романе показан момент краха Российской империи — 1917 год. Главный герой пытается не упустить свой шанс и использовать смуту для того, чтобы изменить свою жизнь. Дух и суть эпохи передаются тут и текстом, и стилем рисунка. Для нервных времен идеально подходит нервный рисунок режиссера и комиксиста Паскаля Рабате — в мире, который создан на страницах книги, все неясно, все неявно, все расплывчато.

 

Роберт М. Зоннтаг
Сканеры

Издательство «КомпасГид»

Образцовая подростковая антиутопия с явной отсылкой к творчеству Рэя Брэдбери: главный герой работает в компании, которая выискивает бумажные тексты. Всякие тексты на бумажных носителях, но в первую очередь, конечно, книги. Отыскав, оцифровывает и уничтожает, потому что бумажные книги с точки зрения коллективной этики мира будущего, в котором разворачивается действие романа, — зло. Естественно, в этом мире найдется некто, кто будет против всех и — за книги.

 

 

Варвара Помидор, Франсуа Эйроль
Санкт-Петербург — Бордо

Издательство «Бумкнига»

Комикс-путеводитель, да еще и по двум городам сразу. Российская художница Варвара Помидор обозревает Бордо, хотя это скорее трогательные путевые заметки про ощущения, подслушанные разговоры, тематические сны и случайные встречи. Француз Франсуа Эйроль обозревает Санкт-Петербург в формате классического
путеводителя: история и современность, улицы и достопримечательности. Интересно, что, с его точки зрения, Северная столица больше похожа не на Европу, а на американские города.

 

Игорь Сахновский
Острое чувство субботы

Издательство «АСТ»

Сборник превосходно написанных коротких повестей. «Романтический вечер, если кто не в курсе, состоит из прозрачных чулок, красных свечей и жареных куриц. <…> В общем, деньги на куриц ей пришлось у меня занимать. Потому что она платит ипотеку, плюс детей кормить-обувать. Тот женатый вечером приходит, чулки и все такое. Потом второй раз приходит. А потом он третий раз пришел — и она его просто выгнала. Спрашиваю: “Настя, а что случилось-то, почему?” — “Да потому что толку от него нет. И денег у меня тоже нет, курятину каждый раз покупать”».

поделиться:

Халед Хоссейни
И эхо летит по горам

Издательство «Фантом Пресс»

Халед Хоссейни — единственный известный в мире афганский писатель. Правда, живет он не на Среднем Востоке, а в Калифорнии. Это его третий роман, причем, как и два предыдущих, он уже стал международным бестселлером. Тут разом и история Афганистана последних 40 лет, и красивые афганские легенды, и то, как эти легенды вторгаются в жизнь людей, причем самым страшным образом, и любимый сюжет Хоссейни про афганцев, которые давно живут в эмиграции, но которых родина, разом и прекрасная, и ужасная, никак не хочет отпускать.

 

Алиса Ганиева
Праздничная гора

Издательство «АСТ»

Алиса Ганиева прославилась благодаря повести «Салам тебе, Далгат», в которой описала один день молодого человека в Дагестане. Новый роман также о Дагестане, о том, как прошел слух, что Россия хочет отделиться от Кавказа валом, и как на это реагируют простые жители. Начинается всеобщая смута, каждый народ вспоминает свою историю, что дает Ганиевой повод рассказать про эту историю, про быт, про обычаи. Вспоминаются старые обиды, начинается дробление республики, в общем, перед нами первая антиутопия по-дагестански.

 

Моя бабушка — Яга

Издательство Memeni

Сборник серьезных сказок о том, что такое старческий маразм и как дети должны на него реагировать. «Андрюша с бабушкой брели по серым улицам, и бабушка ныла, как маленькая: “Хочу домой, хочу домой…” Только вот дело все в том, что именно из дома-то они и вышли. Там старушка тоже все время требовала, чтобы ее поскорее отвели домой. Терпение Андрюши лопнуло, он взял бабулю за руку — и вот теперь они вместе плелись куда глаза глядят. Мама называла эти бабушкины заскоки “капризами”, папа свозил бабушку к доктору и привез от него трудное слово “персеверация”».

 

Стивен Шапиро
Здесь и сейчас

Издательство «Альпина Паблишер»

Провокативная книга, объясняющая, что жить в плену у целей плохо. Автор даже выдвигает специальный термин — «целеголик». Дело в том, что, подчиняя всю свою жизнь достижению одной конкретной, чаще всего не желанной, а навязанной обществом цели, люди многое упускают, не развиваются, не изобретают. Отсутствие целей, впрочем, не означает отсутствия планирования как такового. А заменить страшную цель Шапиро предлагает тем, что он называет «полем», то есть настроем на победу. И если не мучить себя недостижимыми идеалами, то можно их таки достичь.

 

Александр Кабаков
Старик и ангел

Издательство «АСТ»

Главный герой, физик, любитель женщин и водки, в конце жизни брошенный женой, впадает в кому и общается с неким странным персонажем, то ли бомжом, то ли чекистом, то ли ангелом, то ли дьяволом. Вообще, реализм и чертовщина здесь постоянно будут соседствовать, а Александр Кабаков будет издеваться над читателем и героем, используя весь свой огромный арсенал литературных приемов. Роман этот, впрочем, не типично кабаковский, он по стилю ближе Василию Аксенову, фактически это дань памяти умершего друга, попытка написать роман «за него».

 

Роберт Аллен
Глобальная экономическая история

Издательство Иститута Гайдара

И снова попытка ответить на вечный вопрос: почему западный мир, то есть Европа и Северная Америка, богат, а весь остальной мир либо беден, либо выбирается из бедности? Частный случай этого же вопроса: почему промышленная революция произошла именно в Англии, а, скажем, не во Франции? Так вот, по мнению Роберта Аллена, промышленная революция происходит там, где есть к этому стимулы. В Англии была дорогая рабочая сила и дешевая энергия — значит, можно и нужно было заменять рабочих машинами.

поделиться:

Владимир Сорокин
Теллурия

Издательство Corpus

Действие нового романа Владимира Сорокина разворачивается в том же мире, что и в «Дне опричника», «Сахарном Кремле», «Метели», только значительно позже. Россия распалась, Европа была частично оккупирована ваххабитами, но их изгнали после долгой войны, Стокгольм теперь исламский, на Алтае президент-француз, есть маленькие люди и большие, маленькие кони и большие, есть сталинистская республика для туристов, а главное — есть теллуровые гвозди, которые забивают в голову,
и это самый дорогой наркотик.

 

Нассим Талеб
Антихрупкость

Издательство «Азбука-бизнес»

Талеб — это тот самый американо-ливанский трейдер, который написал книгу «Черный лебедь» про события, которые невозможно предсказать. Новая книга «Антихрупкость» — про системы, которые могут противостоять «черным лебедям». «Управление риском на практике есть оценка события, которое произойдет в будущем, и лишь отдельные экономисты и другие безумцы могут утверждать вопреки опыту, будто они “измеряют” будущее влияние редких событий, ну а лохи к ним прислушиваются, опять же вопреки опыту и всем прошлым заявлениям такого рода».

 

Тимоти Колтон
Ельцин

Издательство «Колибри»

Толстенная биография Ельцина, где учтены как положительные, так и отрицательные качества героя. «Употребление алкоголя могло бы пойти на пользу психическому здоровью и уравновешенности Ельцина, если бы он знал меру и делал это в свободное от государственных обязанностей время. Предаваясь этому пороку безудержно и на официальных мероприятиях, он сам себе наносил “увечье”, всем доставлявшее одни лишь неприятности. Конечно, нельзя снимать с него ответственность за эти поступки, но было бы справедливо заметить, что окружающие терпели такое поведение и даже потакали ему».

 

Сергей Лукьяненко
Застава

Издательство «АСТ»

Роман о «попаданцах». Перемещения между мирами — лишь повод поговорить о том, что важно для Лукьяненко. «“Представь себе мир, в котором ресурсов мало. И в равновесии он существует лишь благодаря неразвитой медицине, высокой детской смертности и прочим печальным вещам. И вдруг в этот мир попадает простая технология борьбы с инфекцией. Восторг! Смертность резко падает. Продолжительность жизни растет”. — “И?” — спросил я. — “Начинаются войны, голод, каннибализм”».

 

Джордж Бим
Марк Цукерберг

Издательство «АСТ»

Информация о Facebook, которую можно найти за 20 минут в Сети. Книга состоит из письма Цукерберга инвесторам («Facebook не создавался с тем, чтобы быть компанией. Мы всегда заботились в первую очередь о своей социальной миссии, о своих сервисах и людях, которые ими пользуются»), подборки цитат из интервью и высказываний героя, раздела «Другие о Цукерберге» и, наконец, списка источников и полезных ресурсов. В качестве основы для дипломной работы о Facebook подойдет, а вообще, конечно, эталон халтуры.

 

Джулиан Барнс
За окном

Издательство «Эксмо»

Британский писатель номер один о других писателях и о том, как стать национальным достоянием. Нужны три фактора: «1. Репрезентативность — способность представлять нацию у себя в стране и заявлять о ней за рубежом, причем именно в таком виде, в каком она желает быть представленной и заявленной. 2. Элемент гибкости и интерпретируемости. Гибкость дает писателю возможность создать себе более привлекательный, хотя и не вполне правдивый имидж; интерпретируемость означает, что мы все сможем найти у него (или у нее) более или менее то, что пожелаем. 3. Патриотический стержень».

поделиться:

Сергей Соловьев
Адамов мост

Издательство «Русский Гулливер»

Роман известного путешественника и специалиста по описыванию путешествий Сергея Соловьева. Что-то вроде поэмы в прозе с множеством пресекающихся сюжетных линий. «Столько усилий, и опять внизу, у этой двери. Не отчаивайся. Начни сначала, с первой ступени. Никто тебе не поможет, она говорит. Извне — никто. Внутренняя, значит, лестница. Пальцы не слушаются. Приморожены. А у него, значит, наружная, у егеря? Широкая, вертикальная, непонятной конструкции, между этим светом и тем, но не доходит немного до, как он говорит, “сиянья врат”».

 

Джилиан Лорен
Моя жизнь в гареме

Издательство «Рипол Классик»

Неудавшаяся актриса, переквалифицировавшаяся в нью-йоркскую эскорт-герл, получает заманчивое предложение — отправиться в Бруней в гарем принца Джефри. Это, конечно, не султан, но тоже ничего: Джефри очень богат, а еще он красавец, плейбой, сексоголик и министр финансов. В гареме принца тайки, филиппинки, малайки, индонезийки и европейские девушки, барышни враждуют друг с другом и объединяются в кланы, интригуют, сплетничают, делают врагиням разные пакости. История реальная, хотя и излишне беллетризированная.

 

Владислав Дорофеев
Яндекс Воложа

Издательство «Альпина Паблишер»

Не очень удачная книга про компанию «Яндекс», вернее, про ее основателя Аркадия Воложа. Неудачная, потому что автор так и не смог до конца решить, что именно он пишет — биографию героя-демиурга или все-таки историю его детища. Впрочем, интересных фактов в книге много, кто захочет искать, тот найдет. И про то, что при первой встрече Воложа с интернетом Сеть и ее возможности его не впечатлили. И про то, как «Яндексу» предлагали объединяться и Google, и Microsoft, но Волож отверг такие альянсы.

 

Русские дети

Издательство «Азбука»

Сборник рассказов о детях, написанных для взрослых и вполне взрослыми писателями. Состав авторов впечатляет: Леонид Юзефович, Михаил Гиголашвили, Владимир Сорокин, Михаил Елизаров, Евгений Водолазкин, Максим Кантор. Часть денег, вырученных от продажи книги, будет направлена в Благотворительный фонд Константина Хабенского, впрочем, сборник интересен не только этим. У составителей получилась неплохая хрестоматия современной русской литературы — по каждому из включенных в сборник текстов можно получить представление о творчестве его автора.

 

Элизабет Гилберт
Происхождение всех вещей

Издательство «Рипол Классик»

Гилберт — эта та самая американская тетенька, что написала один из главных бестселлеров конца нулевых, книгу «Есть, молиться, любить». С тех пор Гилберт выпустила пару книг эссе и, наконец, разразилась романом, причем историческим — про американскую барышню, которая жила в начале XIX столетия и придумала теорию Дарвина раньше Дарвина. Книга написана умело, профессионально, но вообще не вызывает эмоций. Ни одной эмоции.

 

Джеф Кинни
Дневник слабака. Родерик рулит

Издательство «Рид Медиа»

Цикл про «Слабака» — это нечто среднее между комиксом и обычной детской книгой: остроумный текст перемежается остроумными картинками. «Прежде чем вы заявите, что я кретин и плохой товарищ, скажу пару слов в свое оправдание. Во-первых, я, знаете ли, мельче, чем 95% ребят в нашей школе, и если мне хочется над кем-нибудь приколоться, выбор у меня невелик». Главный герой — Грегори, или Слабак, — компенсирует свой маленький рост и комплексы довольно злыми розыгрышами и проказами.

поделиться:
ранее
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение