--

Дмитрий Дашкевич: «Свои тюремные сроки я воспринимал естественно»

Почему имперский комплекс России мешает жить белорусскому оппозиционеру

6 ноября в Минске в очередной раз был задержан и осужден на трое суток административного ареста лидер белорусского оппозиционного движения «Молодой фронт» Дмитрий Дашкевич. Задержали его при сборе подписей за возвращение улице Ленина в Минске прежнего названия – Францисканская. За пару недель до этого мы поговорили с Дмитрием о белорусской тюрьме, Лукашенко, Путине и Христе.

Анна Шерстнева
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

8 ноября 2013
размер текста: aaa

– Вы что хотите написать? – спрашивает меня при встрече Дмитрий Дашкевич, лидер белорусского оппозиционного движения «Молодой фронт».

– РР пишет или репортажи, для них надо действие, или развернутые интервью.

– Ну, вы же понимаете, что если мы сейчас с вами будем действовать, то это закончится белорусской тюрьмой? – предостерегает собеседник.


– Некоторые мои знакомые говорят, что белорусская оппозиция уже не та. А ведь лет пятнадцать назад на нее возлагали большие надежды.

– Конечно, все не то, поймите, двадцать лет. Двад-цать лет. Кто это может выдержать?

Тем более у молодежной организации специфика деятельности такая. Пришли старшеклассники на годик-два. А дальше уже стоит у каждого выбор: «что делать?». Получить высшее образование или пойти в тюрьму? Ну и тем более, если мы говорим о молодежи, играет большую роль демографическая яма. То есть, допустим, я пришел в «МФ» в 2000-2001 году. Тогда основной массой были школьники 14-15-летнего возраста, сейчас же это в основном студенческая молодежь, двадцать и более лет, многие еще и работают.

Если говорить про молодежную политику, то ей в принципе некому заниматься. Но официально, согласно социологическим исследованиям, есть. Последний раз мы делали исследование – сопоставляли «МФ» и БРСМ (Белорусский республиканский союз молодёжи — молодёжная общественная организация. Является самым крупным молодёжным объединением страны и поддерживается лично Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко –  прим. ред.), это правые внуки ВЛКСМ. Но без подробного анализа, насколько я помню.

Но, еще вот когда я садился в 2010-ом, читал цифры о БРСМ. Около 6 000 000 долларов в год идет в их официальный бюджет. Это без учета местных бюджетов, без учета коммерческой деятельности, которой они занимаются, лотереи какие-то у них, какие-то радиостанции и так далее. Притом, именно издержки на это не такие уж серьезные.

Перспектива-то есть – куда и на что развивать молодежное движение. Но, учитывая репрессивный характер. Учитывая, что молодому активисту, который приходит в нашу организацию, нужно поставить на карту все: не только свои жизненные перспективы, но и перспективы родителей. Те цифры, которые мы имеем, очень соответствуют ситуации.

А так я согласен и с Вами и с Вашими друзьями, да, все не то, уже давно не то. Но где-то прорыв рано или поздно будет.

– А вы как для себя сделали этот выбор: университет или тюрьма?

– Ну, в принципе, в данный момент так жестко этот выбор не стоит. Потому что есть программы за границей Беларуси. Спокойно учится сейчас молодежь. Можно и заочно учиться, можно и стационарно, можно и дистанционно. Учиться можно, было бы желание. Просто нужно иметь силы и волю рискнуть.

В этом плане очень помогла программа Калиновского (Стипендиальная программа имени Кастуся Калиновского учреждена Центром изучения Восточной Европы Варшавского Университета. Участниками программы могут быть студенты и аспиранты ВУЗов Беларуси, которые были отчислены по политическим причинам, или не смогли начать или продолжить учебу по политическим причинам. Кроме того, в программе могут принять участие дети репрессированных по политическим причинам. Обучение по программе Калиновского проходит, примерно, в 40 ВУЗах Польши. Студенты получают стипендию в размере около 13 тысяч рублей в месяц. За первые три года работы программы, ее стипендиатами стали более тысячи человек. По словам одного из координаторов программы Инны Кулей «Выпускники программы Калиновского  в большинстве своем настоящие патриоты Беларуси, но они уже европейские беларусы – беларусы будущего» – прим. ред.), это очень правильные сдвиги, которые начались после «Площади 2006 года». Тогда, до 2006 года, если берут где-то даже за какую-то наклейку, какую-то газету, сразу выгоняют с учебы, сразу. Со школ даже выгоняют, у нас были такие примеры. Так вот после того как начала действовать эта программа, перестали выгонять. Даже есть такие ситуации, когда и после административного ареста, активист продолжает учиться в государственном университете. То есть уже так…

Но, если сильно берутся, то, конечно, выгоняют. Но простым активистам стало намного легче. 

– Я все-таки уточню вопрос. Вы лично на основании чего такое решение приняли?

– Вообще тяжело сказать на основании чего. Я помню 1995 год, когда проводился референдум о смене флага и герба и белорусский язык разбавили русским (Некоторое время после распада СССР белорусский язык являлся единственным государственным, в то время, как русский носил статус языка межнационального общения. По результатам референдума, проведенного 14 мая 1995 года была принята новая государственная символика, а русскому языку придан статус государственного. После этого русский язык быстро занял лидирующие позиции в стране, потеснив белорусский, сфера употребления которого значительно сократилась – прим. ред.).  И я не мог понять, как это вот меняется флаг и герб, для меня это вообще было что-то такое несусветное. Мне было 13 лет и у меня было мнение, что нация отказывается вообще от флага и герба. Мне никто не мог объяснить, зачем это делают.

В 1994 году мои родители, они были... некими советскими интеллигентами, и голосовали за Шушкевича. В Беларуси тогда были две оппозиционные силы – это Шушкевич, он представлял умерено демократические взгляды, и Позняк, он представлял национал демократов. Вот мои родители были сторонниками Шушкевича. И я приверженцем демократических идей стал, видимо, в 1994 году. А потом еще 95-ый...

А в 2001 году самым большим разочарованием было, когда Гончаров из «Белорусского народного фронта» сказал «Расходитесь, мы победили». Вообще «МФ», человек двадцать активистов, был крылом «БНФ». Они, кстати сегодня празднуют 25 лет. Но в начале 2000-х, наши взгляды перестали совпадать. Я присоединился к «Молодому фронту» в 2001, в первой кампании по президентским выборам. Это все было так натурально для меня, естественно. Я в то время работал на предприятии, на рынки товары разные возил из России, сезонные, зарабатывал на хлебушек. Для меня в принципе не стоял так вопрос – что выбрать. Я посвящал себя всего «МФ». Так же все эти судебные разборки и свои тюремные сроки, как это парадоксально не звучит, я воспринимал естественно. Просто сейчас я немного возмужал. Сейчас семейный статус не позволяет мне так оголтело действовать, как я мог себе позволить еще пару лет назад.

– Может я просто девушка, но для меня очень странно – как человек может не бояться тюрьмы.

– Да не то, что девушка, не девушка. Вполне нормальная реакция для любого человека: зона воспринимается как конец жизни. Это понятие конца. Любому человеку представить, что сегодня его берут и везут в зону это конец света.

Я помню себя, когда меня первый раз взяли на сутки административного ареста. Было такое ощущение, что основы мироздания обрушились. Не все, но минимум половина из них. Что тогда говорить о сроках в год и годы? Но попадаешь туда, смотришь и понимаешь, что не все таки страшно, можно и там жить. И там есть нормальные люди. Тем более в нашей стране, где там сидит, я думаю, процентов тридцать невиновных, полно нормальных людей. В принципе тут нечего бояться. Сел и сидишь. Бояться можно только за близких людей, которые живут на свободе.

Я столкнулся с этим, когда в последний раз посадили. Ко мне приезжали ГБшники. Шантажировали моими друзьями: не дашь показания, этого посадим, этого не выпустим, и, конечно, уже это тяжело переживать психологически. Если один ты можешь выстоять: «Ну, скажи что-нибудь, и мы тебе дадим не десять лет, а пять», я им – «Пшел вон отсюда». А когда они приходят и про друзей говорят, уже думаешь, что им плести, какую фигню говорить.

– Вы поэтому сейчас уходите от активной деятельности в «Молодом фронте»?

- Вы поймите, какая ситуация – мне 32 года. Активисты приходят в 16 лет. В моем возрасте уже немного по-другому смотришь на реальность. Нужно всем давать возможность, перспективу. Я не хочу ни над кем висеть своим авторитетом. Пусть приходят, сами проявляют инициативу, сами действуют. Я остаюсь активистом. Обычным. Шараговым. Как это будет по-русски «шараговым»

– Рядовым?

- Да, рядовым активистом.

– Можете говорить по-белорусски, я понимаю. Если что – уточню.

– Мне объяснили, что вы из России, поэтому я буду говорить по-русски, просто иногда бывают проблемы, вспомнить, перестроиться, но так нормально.

Я же в России жил до шести лет. Мы жили под Магаданом, потом в Ягодном. Ягодный это, знаете, один из центров Архипелага Гулага. Шаламова судили в Ягодном. А после Чернобыля мы переехали в Беларусь. У меня родители белорусы сами, но они журналисты. И их поносило по советскому союзу. Поэтому мои первые воспоминания это сугробы, кедры. Я разговаривал по-русски лет до двадцати.
 

«Не просто. Мы тогда шифровались. За неделю отключили телефоны. За сутки засели в съемной квартире. Смотрим в окно – одна машина проехала с гос. номерами, потом вторая. Вроде тишина. Мне тогда садиться никак нельзя было. Вот поэтому ребята и пошли первые»
 

Сейчас языки, бывает, уже путаются. Я читаю книги и всегда выписываю. Если ничего не выписано, то книга не прочитана. В тюрьме особенно надо выписывать, потому что книгу прочитал и отдал. Иногда читаю по-русски, выписываю по-русски. А потом замечаю, что уже по-белорусски пишу. Думаю по-белорусски. По-русски я сейчас в принципе ни с кем не разговариваю. Русские журналисты мне встречаются раз в год. И давай уже на «ты».


«И корабли бороздят просторы оперного театра»

– Расскажи, как ты оказался в тюрьме?

– Ну, если о первом моем аресте. В 2006 году ввели статью 193.1 УК РБ ( Статья 193.1 УК РБ предусматривает уголовную ответственность за организацию деятельности или участие в деятельности незарегистрированных организаций. Вступила в силу 15 декабря 2005 года, карается штрафом или лишением свободы на срок до двух лет. Первых по этой статье осудили четырех членов НПО «Инициативное партнерство», которые хотели организовать наблюдение на президентских выборах. Затем Дмитрия Дашкевича за «Молодой фронт» приговорили к полутора годам лишения свободы. По этой статье к уголовной и административной ответственности были привлечены несколько десятков активистов этого оппозиционного движения. «МФ» пять раз подавал заявление о регистрации в Министерство юстиций Белоруссии, но им отказали. Сейчас «МФ» зарегистрирован в Чехии. В последнее время большинство дел по ст. 193.1 возбуждают против религиозных организаций – прим. ред.), запрещающую деятельность незарегистрированной организации. У нас же тогда судили человек десять по разным городам. Всем дали штраф, а меня решили посадить. Они просто думали, что посадят меня и все разбегутся. Но тогда все сказали: «Я от имени «МФ» выступал, выступаю и буду выступать». И режим остановился. Вы же понимаете, тогда пришлось бы массово всех сажать в тюрьму, а они так не могли поступить. И журналистам запретили писать о незарегистрированных организациях. Иначе – закроют. Вот они и начали писать вместо «МФ» – Дашкевич. Получалось, что никто не может придраться.

Второй арест: мы хотели вернуть власть народу. Прийти в резиденцию, в парламент и вернуть власть народу.

– Каким образом вернуть?

– Согласно конституционному праву, потому что они проиграли выборы. Прийти и занять их кресла.

– Будто кто-то просто так эти кресла отдаст.

– Не просто. Мы тогда шифровались. За неделю отключили телефоны. За сутки засели в съемной квартире. Смотрим в окно – одна машина проехала с гос. номерами, потом вторая. Вроде тишина. Мне тогда садиться никак нельзя было. Вот поэтому ребята и пошли первые. Договорились с ними: «Вы сходите в магазин, если все нормально, прорветесь, вернетесь, и я выйду».

Я вышел, сначала один мужик подошел, потом второй. В общем закрыли. В 2006 году судили всех: где-то тысячу человек. Мне смешно тогда было, как нашли свидетелей, как придумали статью. Они тогда нацелились конкретно.

Просто поймите, в Беларуси сейчас нет силы у власти, есть только один человек, который очень сильно хочет держать власть в своих руках. И она у него есть. В 2010 году (очередные выборы президента Республики Беларусь состоялись 19 декабря 2010 года) мы стояли на площади и три часа слушали от трех демократических кандидатов, как корабли бороздят просторы оперного театра, как фильме про Шурика.

Тогда меня посадили на два года и Павла Северинца на четыре года. Он до меня руководил «МФ». Сейчас сидит на химии – это тюрьма такая. Он еще создал «Белорусскую христианскую демократию».

Мою жену Настю тоже судили. Она 1990 года рождения, в 2004 присоединилась к «МФ». В 2006 году после административного ареста ей вынесли предупреждение. В 2010 она сидела в американке. Американка, потому что сделана по примеру американской тюрьмы.

– Значит вы и сейчас вдвоем в «МФ» будете?

– Как я уже говорил, я буду на третьих ролях, Настя же будет заниматься более активно. Понимаешь, я еще не определил форму своей политической деятельности. Хочу вот сборник своих произведений, написанных в тюрьме, издать. Можешь почитать на сайте. Только там все по-белорусски.

– Как твои родители к этому всему относятся?

– Родители, конечно, первое время беспокоились. Они у меня с демократическими взглядами. Но все равно, как относятся родители к деятельности ребенка, которая представляет для него опасность? Это, как и многие милиционеры режима Лукашенко мне помогали. Мне же нельзя было передачки носить. А мне кто-нибудь хлеб из милиционеров даст. Им самим не нравится этот режим. Но детей же их я кормить не буду.

– А у тебя сейчас нет проблем с устройством на работу, с бытовыми вещами?

– Проблемы есть, но, думаю, найду рано или поздно. Проблемы в этом есть, конечно, у всех, кто занимается оппозиционной деятельностью в Беларуси.


«Линяя Сталина, советский человек»

– Почему такая низкая степень политической активности у молодежи?

– Степень всей активности молодежи очень маленькая. Во-первых, это, конечно, демографическая яма. Кроме того, выросла молодежь, которая не помнит другого флага. И вроде как никого не устраивает, как сейчас есть, но все идут по пути наименьшего сопротивления.

Только раз в пять лет они ставят на карту все, когда идут президентские выборы.

Лет десять назад оппозиция имела авторитет и могла что-то изменить. Например, когда в 2001 году были первые выборы после избрания Лукашенко. А сейчас любой человек имеет моральное право заявить – вы профукали три раза, три компании. И мы ничего не можем сказать против. Пока мы не победили эту ветряную мельницу.

– А сейчас вы разве можете что-то изменить?

– Когда-то СССР был тоже ветряной мельницей, но нам и не снилось, что он развалится. Провели референдумы, где люди выступили за сохранение союза. Но эта власть разрушилась в один день.

«Как бы тяжело и бесперспективно не было, тут и сейчас сделать все, что от нас зависит» – вот как я думаю надо жить. Знаете, как апостол Павел говорил – вера это убежденность в вещах невидимых. И лично для меня ничего не значит, когда падет этот режим – через пятнадцать, двадцать лет. Он все равно падет. И чтобы он пал сегодня, стране нужен персонифицированный лидер. Лидер харизматичный и авторитетный, который сможет повести за собой страну. Этот лидер станет самым наилучшим катализатором.

– Ты не подходишь?

– Мне 32, а баллотироваться можно только с 35 лет.

– Откуда тогда появится такой лидер при вялой оппозиции?

– Вот снова. Был Советский союз и не думали, не то, что дети, простые люди, все. Вообще не предполагали, что кто-то есть. А тут восстали и лидеры и оппозиционеры, за которыми пошли миллионы. Не такие миллионы, как Лукашенко пишет себя явку под 90%. На самом деле миллионы. Нашлись эти лидеры. И я могу назвать конкретного человека в Беларуси – Павел Северинец. Я уже о нем говорил, он из «БХД». Это безоговорочный авторитет. Который сейчас сидит, и по освобождению ему нельзя будет еще баллотироваться в 2015 году. Безоговорочный авторитет, за которым пойдут тысячами и тысячами. Будут рыть землю бесплатно и самоотверженно в любой избирательной компании.

– Если вы приходите к власти «БХД» или «МФ»…

– И мы придем к власти, это точно!
 

«Если не запретить аборты, не возродить институт семьи, бессмысленно все, что мы делаем. Любая власть бессмысленна. Власть Лукашенко, власть любого демократического политика, который хочет стать президентом»
 

– Вопрос только через сколько лет.

– Ну, годиков пару. Эта система на закате. Она уже вымоталась. Даже психологически. Ну, двадцать лет! Когда-то Жириновский, друг Лукашенко, который по указке кремля то хвалит его, то хает, в прошлой компании говорил: «Если ты уже 16 лет руководишь страной, то пофиг как тебя называют: Иванов, Петров, Сидоров, ЛукОшенко». Теперь уже двадцать лет. Вот будут выборы в 2015 году. Это будет уже 21 год у власти. И еще на пять – это 26. Это мракобесие. Он уже в диссонансе с новым поколением, которое выросло за эти годы. Он приглашал вчера русских журналистов региональных СМИ и говорил: «Я советский человек». Всем так говорит. И зовет региональные СМИ. Не центральные, потому что они его разнесут. «Коммунист Магадана», что-нибудь такое только. Между тем уже половина избирателей скоро перестанет понимать, о чем он это говорит. А он все – Линия Сталина, советский человек.

 

«Народ нужен, раз его создал Бог»

– Зачем тебе нужна вся эта политика?

– Мне лично НЕ зачем. Я просто хочу, чтобы белорусский язык имел возможность для развития. Так тысячу лет бы, мне ничего не нужно было в политике. Понимаешь, белорусский народ нужен, раз его создал Бог. И язык нужен. Вот я и пришел в «МФ». Он основан на национальной идее и христианских ценностях. Мы так и говорим. И ценности эти пытаемся привить. Не настаиваем, но прививаем.

– Значит ты верующий?

– Да. Сам я пришел ко Христу в 2006 году. Сейчас мы с женой прихожане протестантской церкви. У нас и шлюб (венчание – прим. ред.) был там.

– Как получилось, что соединились религия и политика?

– Ну, первая причина это такой внутренний конфликт, когда мне надо перестать говорить, то, что я внутренне понимаю, надо говорить. Призывать к переменам. Либо перестать жить, так как я живу. Я жил…сложно объяснить… но я каждое утро просыпался, либо после гулянок, даже и не после гулянок. Я понимал, что вся жизнь идет в ад. Понимаешь, есть такое выражение: какой смысл во всем этом мире, если ты очутишься в аду. Когда-нибудь задай себе этот вопрос. Какой смысл, если рано или поздно ты очутишься в аду? Вот у меня этот вопрос как-то задался, и я благодарю бога, что в определенный момент, я действительно решил покаяться и полностью изменить свою жизнь. И мы проповедуем эти принципы, эти идеалы в «МФ». Никому их не навязывая, объясняем людям: если нет Христа внутри человека и внутри страны, невозможно говорить ни о каком возрождении духовном, эмоциональном и так далее.

А политика в какой-то степени чужда и мне. Я вообще не признаю тем более той политики, которая теперь. Мне не понятно, что называть политикой сейчас. Что называется политикой? Гей-парады проводят и называют это политикой. Они задают вопрос кто лучший президент – открытый гей или диктатор Лукашенко? Для меня диктатор Лукашенко. Для меня неприемлема такая политика.

Вот ты поставь себя на мое место. Ты русская. И что бы ты делала, если бы русские говорили…по-китайски? В большинстве своем. В России не было бы ни одного университета на русском языке. Тебя бы такая ситуация устраивала? Не думаю, что устраивала бы. Если бы вернули в Россию советский флаг, советский герб, тебя бы это устраивало? Не думаю, что устраивало. И я тебе еще раз говорю – да мне начихать на эту политику. Я не мог понять, как вот народ может жить без флага и без герба. Я и сейчас не могу это понять. И без языка. Именно это привело меня в политическую деятельность, потому что я понимаю, что другими способами ничего не изменить. Даже выборами в нашей стране и референдумами ничего не изменить. Потому что будет итог один – явка за девяносто.


«Третий Рим, четвертому не дано»

– Как думаешь, что связывает Россию и Белоруссию сейчас, после распада СССР?

– Для Беларуси в стратегическом плане Россия и нужна и выгодна. Очень нужна, как сильное христианское государство, которое имеет силу противостоять, я считаю, в первую очередь исламу. Кто-то здесь говорит о китайской угрозе. Я думаю все-таки ислам.

Но Россия, к сожалению, деградирует. В первую очередь, так, как деградируют все постхристианские страны – вымирает. Россиян ежегодно вымирает по 750000. К концу столетия русских будет половина. И русских не по национальности, а русских по паспорту. И перед такой же проблемой стоят белорусы, как стоят русские и как все постхристианские страны. Если не решить демографическую проблему, не имеет смысла вообще все, чем мы занимается. Но эту проблему почему-то никто не хочет решать. Все руководствуются сиюминутными интересами. Если не запретить аборты, не возродить институт семьи, бессмысленно все, что мы делаем. Любая власть бессмысленна. Власть Лукашенко, власть любого демократического политика, который хочет стать президентом.

Беларусь и Россия, конечно, должны развиваться как самостоятельные независимые государства. Просто у многих русских есть имперский комплекс, и они рассматривают Беларусь как часть своей территории. Почему, например, и Ельцин, и Путин оплачивают миллиардами бюджеты Лукашенко? Потому что Лукашенко прекрасно понимает этот имперский комплекс. Понимает, что этот комплекс не может обеспечивать себя без Беларуси.

Как можно говорить о России, как геополитически важном государстве? Никак. Прибалтика ушла сразу, Украина и та, с Януковичем, уходит. И тут Беларусь – отдельное государство. А что такое Россия – это ничто. Пока Россия, этот медведь, еще держит лапу на Беларуси, еще руководит какими-то государствами. Но это все так – третий Рим, четвертому не дано.

А Путин готов за это платить миллиардами из карманов русских граждан, вместо того, чтобы поднимать пенсии, поднять обеспечение деток, вместо того, чтобы решить демографическую проблему, банально, заасфальтировать дороги! Он сам заявлял: да, мы платим по десять миллиардов в пятидесятимиллиардный белорусский бюджет. А сколько он еще платит в Украину?

Это тупик для России и русских. И для меня парадокс – в демократических взглядах русских людей этот имперский комплекс присутствует до сих пор. Русским нужно понять, что мы можем иметь отношения только как независимые государства. А та политика, которую сейчас проводит Россия и Путин, она нам на руку. Но работает против русских.

Вот сейчас пойди у любого человека спроси – почему Лукашенко? И каждый скажет: «Дак это Россия, это Путин нам его ставит». Любой демократический политик понимает, что невозможно без России жить Беларуси, без нормальных, тесных, дружеских отношений. Но этой своей безглуздой (бессмысленной – прим.ред.) политикой русские, наоборот, провоцируют антирусские настроение. Потому что все понимают – русским выгоден Лукашенко, потому что он обеспечивает имперский комплекс России. Вот они его и финансируют. А убери эти 10 миллионов от него? Я не знаю, ответил я на твой вопрос, не ответил.

– Смотри, когда я ехала в Минск, у меня не было мыслей в голове, что я еду в чужую страну. Я ехала в Минск как в любой другой город России. Но вряд ли я лично имею какой-то имперский комплекс. Хотя для меня Украина и Беларусь это близкие страны, с которыми я не чувствую границу, принципиальную разницу.

– А посмотри за кого голосуют русские на выборах? За Путина, который говорит: «Вступайте тут губерниями», «Мы единый народ». За Жириновского, который говорит: «Это вообще не народ», а «моем сапоги в индийском океане». За коммунистов, которые говорят: «Мы одна страна». Вы же голосуете за них. А не за «Яблоко», не за «СПС», не за тех политиков, которые говорят: «Это самостоятельные народы, дайте им жить нормально». Они голосуют за тех, кто говорит – мы один народ, русские украинцы и так далее. «Давайте возродим советский союз».

Может у тебя лично этого нет, но тут еще тот фактор играет роль, что ты 91-го года выпуска. Ты родилась уже, когда советский союз не существовал. Это большая разница, психологически люди с 85 года (80-го это еще советский союз) это уже не советский союз.
 

«Усе правільна – я ідэаліст. Усе правільна – людзі грэшныя. Але гэты не азначае, што яны ня могуць перамяняць сваё жыцьцё»
 

Если провести параллель как еврейский народ ходил с Моисеем. Божий план был для них, чтобы они не сразу пришли в землю, где течет молоко и мед. А они ходили сорок лет по пустыни. Почему? Потому что они кричали в этой пустыне: «Верни нас Моисей к рабовладельцам с мясом и луком!» Вот так же приблизительно и тут. Вышли из этого плена египетского в советском союзе и тут же начали кричать: «О, верни нас к этим котлам, к той колбасе». И уже забыли, как стояли сутками к этой колбасе. Но верни нас. «Мы не хотим ходить сорок лет». И Бог сказал: «Хорошо. Хотите к этим котлам? Хотите в рабство? Должны умереть все, кто может держать оружие. Каждый старше двадцати лет». Тоже параллель. Все кто психологически, ментально рожден в советском союзе, это поколение должно уйти. Уже поднялась молодежь, которая не понимает, про что ты им говоришь «советский союз».

И видишь я тебе привожу цитаты из советских блокбастеров, которые знают все старше 85го года, а ты меня не понимаешь уже. А любой мой сверстник и я спокойно шутим советским кинематографом, и все спокойно понимают. Я уже не раз замечал, что не вкуривает твое поколение, если апеллируешь этими терминами. С одной стороны это тоже хорошо.

– Хорошо. Когда вы приходите к власти, изменится ли политика по отношению к России?

– Конечно, изменится. Политика независимых государств. Я думаю, нужен безвизовый режим между Россией, Беларусью и Украиной. Но это независимые государства. Скорее всего, Россия должна понимать, что Беларусь будет в составе ЕС. Хотя я сам противник ЕС. Но большинство демократов «за». Опять же по соц. исследованиям большинство белорусов больше за союз с ЕС, чем за союз с Россией. И когда демократы придут к власти, они реализуют это желание.

Я же против ЕС с моральных позиций. Ну, посмотри, вступила Литва. Они, допустим, не хотят закрывать игналинскую ( Игналинская АЭС — остановленная атомная электростанция на северо-востоке Литвы, проработавшая 26 лет. Остановлена 31 декабря 2009 года. В 2008 году в стране прошел референдум о продлении срока эксплуатации АЭС. Однако из-за низкой явки избирателей, несмотря на то, что 90% пришедших на референдум высказались за продление работы АЭС, результаты референдума не были признаны. Закрытие АЭС привело к росту цен на электроэнергию. По состоянию на сентябрь 2013 года на Игналинской АЭС продолжают работать около 2080 человек – прим. ред.). Провели референдум: 80-90% против закрытия. А им присылают разнарядку с Брюсселя – закрыть. Они ничего не могут решить своей землей. Они не хотят проводить гей парады. А им присылают разнарядку, что педарасы должны ходить, детей усыновлять. И спецназ литовский щитом их огораживает. Литовцы протестуют, а их газом травят. Газом травят свой народ, потому что Брюссель прислал разнарядку. В Варшаве, выступают против геев. Раз десять Качиньский это говорил. А написали из Брюсселя и в Варшаве проводят гей парады. Поэтому я против союза с ЕС.

Не хочу, чтобы Беларусь входила ни в состав ЕС, ни в состав РФ. И бытует такое мнение, что ЕС, это еще худшее ярмо, чем СССР, на шее Беларуси.

– А ВТО?

– Ну, в ВТО есть все страны. И Россия есть. Беларуси правда нет. Кто ж пустит туда этого самодура? Никто не пускает.

– Что же тебя лично связывает с Россией. Кроме шести лет детства?

– Я выроc…ну да, во-первых шесть лет детства, психологи многие говорят, что до пяти лет формируется личность. Меня с Россией связывает Ягодное, магаданщина до 1987 года.

Меня связывает Шевчук и Цой, на которых я вырос, и которых я слушаю каждый день. Ну, практически каждый. Может не каждый. У меня бывает так: запоями Шевчука, запоями Цоя, запоями P.O.D.…разное, белорусский рок, украинский рок. Но все равно я вырос на Шевчуке и на Цое.

Достоевский. Я восхищаюсь Достоевским, Бердяевым… Просто Россия должна понять, что нет Советского союза и нет Российской Империи. Ее не будет никогда. И тогда мы будем жить в мире, как хорошие друзья. С Вами я буду говорить по-русски и со всеми другими белорусами по-белорусски. Но если Россия будет жить своими идеями возрождения Советского союза и этими комплексами, я буду врагом этих сил, этих идей. И я всегда буду выступать против.


Перед уходом обмениваемся с Дмитрием контактами. Я пишу свою электронную почту в блокноте, вырываю листок. Дмитрий его сгибает и отрывает строку с адресом.

– Беречь бумагу надо. Леса вырубают, - протягивает он мне чистую половину листа.


Отрывки из прозы Дмитрия Дашкевича

Антоха Зялёны, 2011

Крайняя хата справа на другім паверсе Ізалятара часовага ўтрымання не атаплялася. Снежань жа гэтага шумнага 2010 года быў халаднаваценькі і таму ў камеры можна было знаходзіцца ў поўнай экіпіроўцы, стараючыся пры тым больш рухацца. Днём гэтага было дастаткова, а вось як быць уначы – мы яшчэ не прыдумалі.

…трохпавярховыя нары займалі палову хаты ў метраў 40 квадратных; пад столлю, уздоўж і поперак, віселі нацягнутыяконі17, на якіх, у туманнай дымцы тытуню і смажанага сала, сохлі рушнікі і бялізна; пасярод хаты стаяў трохметровы абшчак, за якім хто еў, хто кідаў косці ў покер, хто пісаў ліст дахаты. На вока, недзе па сантыметраў 25 жылой тэрыторыі тут павінна было выходзіць на зэка.


Письмо Анастасие Положанко (супруга), 2012

Цікава мне, у чым бы людзі гэтыя абвінавацілі Хрыста, каторы зрабіў зь вяровак біч і выганяў гандляроў са сьвятыні (Яна 2:15). Сходу ахрысьцілі б яго «веруючыя» праварадыкальным элементам і ўрэзалі б 339’’ КК РБ. Зьвяртаючы ўвагу на біч — 3-ю частку гэтага артыкулу — ад 3 да 10. А ўлічваючы яшчэ і тое, што «сталы перакуліў» і «грошы мянялаў парассыпаў», павесілі б у дадатак іск. Мажліва, пры вялікіх стратах заможных вернікаў, з канфіскацыяй. У сваю чаргу праваабарончыя арганізацыі прынялі б рэзалюцыі, асуджаючыя гвалтоўныя дзеяньні ўльтраса…

Насьценька, каб імкнуліся мы ім падабацца, ня мелі б ніводнага шанцу быць слугамі Хрыстовымі! Дык не жадаю я турбавацца тым, што думаюць пра мяне гэтыя людзі — што там заявяць прапагандуючыя вычварэньні гамасэксуалісты, фінансуючыя іх фонды, падтрымоўваючыя іх лібералы і праваабарончыя арганізацыі. Я жадаю турбавацца тым толькі, што думае пра мяне Ісус Хрыстос!..

Вось і будзе ў нас запытана аб тым, што мы рабілі, калі згаршэньні гэтыя распаўсюджваліся? Дзе мы былі, калі культура сьмерці маршыравала па праспектах? Як мы паводзілі сябе, калі «мужчынам» дазвалілася жаніцца з «мужчынамі» і дзетак браць на выхаваньне ў «сям’ю» гэткую? Нехта думае, што пытаньні гэтыя не павінны быць датычныя вернікаў — схадзіў раз на тыдзень/месяц і г.д. у царкву/касьцёл і ўсё, харош — пры перапісе/сацапытаньні ты можаш называць сябе веруючым. Гэта іхні выбар. Але мая Біблія кажа пра іншае! Мая Біблія кажа: змагайся за веру! І я буду змагацца разам з тымі, каму ягоная Біблія кажа тое самае! І мы будзем спыняць гэтыя парады незалежна ад таго, хто іх арганізоўвае: камуністы/фашысты ці підарасты.


ДЗЕ ДУХ ГАСПОДНІ, ТАМ СВАБОДА, 2007

Некаторыя мне кажуць: “Дашкевіч, ты ідэаліст, Усе людзі грэшныя й мы ў сваёй дзейнасьці мусім сыходзіць з гэтага, а ты цягнеш нас у нейкую рэлігію”.

Усе правільна – я ідэаліст. Усе правільна – людзі грэшныя. Але гэты не азначае, што яны ня могуць перамяняць сваё жыцьцё!

І я прапаведую не рэлігію, а жывое Божае Слова й рэальныя рэчы, праз якія прайшоў сам! Я піў, гадоў сем паліў і рабіў шмат іншых непрыстойных справаў, але служэньне Духоваму Адраджэньню Беларусі мяне перамяніла. І я кожны дзень бачу, як Ісус перамяняе тых, хто побач са мною! Я бачу, як моладзь дастае жалеза з вуснаў і носу, адмаўляецца ад гарэлкі, піва, цыгарэтаў; а перамяніўшы сябе, нясе Слова Праўды іншым. Вось яно – сапраўднае Адраджэньне Беларусі! Якое пачынаецца ні недзе там, у агітацыйных матэрыялах партыяў, а ў нашай душы, калі хлопец ці дзяўчыны вырашаюць – піва й блуд, гэта не для мяне, бо Божы плян для майго жыцьця й маёй краіны іншых.


См. также:

«Если Россия завтра исчезнет…». Как живет столица Белоруссии и что ее жители думают о нашей стране

Рыбаки на букву П. Лукашенко ответил путинской щуке сомом в 57 кг

Сергей Брушко. «Как вы тут справляетесь?». «РР-Онлайн» представляет портфолио белорусского фотожурналиста 90-х годов Сергея Брушко, активно работавшего в период, когда «одна страна умирала, другая – только рождалась»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Венгеров Альберт 16 ноября 2013
И всё-таки это как-то странно: перестройка задумывалась как путь к демократии, но почему всё получилось наоборот? Во всём обвиняют Горбачёва. А причём тут Горбачёв? Он разве этого хотел?! Но если даже он хотел этого, то почему его не хвалят те, которые благодаря ему дорвались до власти? Ведь именно благодаря Горбачёву Путин и Лукашенко сейчас у власти. Если бы не горбачёвская перестройка, их никто бы и не знал сейчас! Так вот что я скажу: в том, что сейчас происходит, виновен не Горбачёв, а те, кто дорвался до власти после Горбачёва. Потому они его и не хвалят, что они, в отличие от Горбачёва, ПРОТИВ ДЕМОКРАТИИ!
Yandex sir-lizard/?nocookiesupport=yes 11 ноября 2013
Дочитал статью до конца и увидел, что это не автор, а Дашкевич использует каку-то странную смесь дореформенной и современной грамматики белорусского языка.
Yandex sir-lizard 11 ноября 2013
Прошу, прощения, я не грама-наци, но слово "жыцьцё" должно писаться без мягкого знака, как "жыццё".
Абросимов Василий 11 ноября 2013
А я считаю, что умные вещи говорит человек. Если объективно, конечно, отнестись к тому, что написано в статье.
Yandex sir-lizard/?nocookiesupport=yes 11 ноября 2013
Сколько же детской наивности в суждениях героя статьи, даже както не врится, что он 82-го года рождения.

Хотя, наверное, все прагматики из Беларуси уже давно сделали ноги, либо вошли во власть.
Как-то обидно за свою малую Родину.
Google spakphoto@gmail.com 9 ноября 2013
Как можно отличить человека "сидящего" на зарплате от оппозиционера? Мое мнение, что он деньги " речи посполитой" отрабатывает. Много вопросов к фигуранту интервью. Зачем вообще это печатать.
Yahoo paglapur@ymail.com 8 ноября 2013
Всегда считал Луку уё***м, но прочитав статью... диктатору не по 10, а по 20 миллиардов в год нужно отдавать - чтобы агрессивнвй психопат называемый Дмитрием Дашкевичем и ему подобное не всплыло никогда. Иначе притапливать придется уже штыком.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение