--

«Художник должен уметь рисовать»

Лидер Doping-Pong Дима Мишенин о цифровом искусстве, современном пиратстве и компьютерных играх

На Западе их называет неонацистами, в нашей стране для многих арт-группа Doping-Pong – малоизвестное андеграундное явление. При этом современные пираты уже больше десяти лет с удовольствием используют их цифровые картины без спроса. О том, кто такие «Допинги», рассказал лидер объединения Дима Мишенин.  

Мария Белова поделиться:
12 декабря 2013
размер текста: aaa

Когда образовалась Арт-группа Doping-Pong и почему так называется?

Арт-группа основана в 1997 году в Санкт-Петербурге. Название родилось абсолютно случайно. Как-то в юности мне переписали сборник брейк-бита и даунтемпо «Dope On Plastic! – 4». Когда пришло время забрать кассету, мне послышалось, что диск носит название: «Doping Plastiс». И еще в детстве я полюбил стихотворение Ойгена Гомрингера «Пинг-понг». В результате этой ошибки слуха и моей любви конкретной поэзии в сознании синтезировалось название «Doping-Pong». Мне понравилось словосочетание.

Кстати, изначально оно вообще было придумано для арт-музыкального проекта с коллективом «Нож для Фрау Мюллер». Но в итоге под этим именем собралась арт-группа, которой суждено было стать пионерами цифрового искусства в России.

Кто в нее входит и чем занимается ваша группа художников? Это коммерческие проекты на заказ или искусство прежде всего?

Изначально люди, вошедшие в Doping-Pong, не хотели становиться медийными фигурами и контактировать с публикой, и поэтому еще в 90-х выбрали меня, как фронтмена. Так и получилось, что я – единственный, кто общается с внешним миром от лица всей группы под своим настоящим именем и фамилией. Остальные существуют в прессе и творчестве под псевдонимами: Посторонним В (ака Lova) и Каугли Маугли.

Мы изначально не разделяли искусство и коммерцию, и поэтому на нашей первой выставке «Digital Petting», прошедшей в музее Набокова в миллениум, были вперемешку развешены картины, реклама и иллюстрации. Параллельно в том же пространстве происходил перфоманс с тату-мастером и  обнаженной девушкой, а музыкальное сопровождение обеспечивала группа «Монтефиори коктейль». Как и у любого художника у нас есть коммерция на заказ и чистый арт. Для нас все это –искусство в стиле, который мы придумали сами для себя – «цифровой петтинг». А директор музея сновидений Зигмунда Фрейда Виктор Мазин позже окрестил его так: «DP – Искусство, которое ласкает ваши глаза». Нас такая формула устраивает
до сих пор. Хотя от цифры мы постепенно перешли к живым краскам и холстам.

Кто ваши соратники и коллеги по цеху?

Допинги интуитивно следуют вполне определенным традициям в культуре, которые лучше всего иллюстрирует появление ссылки на наш сайт в закрытом
коммьюнити Алистера Кроули, данной между линками на Джимми Пейджа и Дженезиса Пи Орриджа. Там о нас пишут следующее: "Doping-pong" – monsters of digital art. They were based in Saint-Petesburg, which is known as the capital of Tsar`s Russia. It was the home of Grigory Rasputin and the place where the Communist revolution happened."Doping-pong" was founded in 1997 by digital artist Lova and creator Dima Mishenin. The main theme of the project and inspiration of "Doping-Pong" art has always been the Aleister Crowley and Kenneth Anger" («”Doping-pong”  – монстры цифрового искусства. Они живут в Санкт-Петербурге, который известен, как столица царской России. Это город был домом Григорий Распутина и лоном коммунистической революции. ”Doping-pong” были основаны в 1997 году Димой Мишениным и цифровым художником Lova. Главными вдохновителями творчества ”Doping-pong” всегда были Алистер Кроули и Кеннет Энджер»). Что тут добавить? Мы верим в Григория Распутина и Иисуса Христа, любим фильмы Кеннета Энджера и Романа Поланского. Это наш мир. Он был до нас и будет после нас. И высшее счастье – стать его современным фрагментом.

Дима, сейчас ваш основной вид деятельности – процесс творения в Doping-Pong?

Конечно, быть допингом – это единственное призвание и главная профессия. Мы даем своей публике духовный допинг: картины, тексты, образы – все то, что помогает выжить чувствительному человеку в нашей Вселенной. Ну или хотя бы почувствовать себя немного бодрее. Мы заняты арт-терапией и производим мультимедиавитамины. Когда я читаю, про то как парень с восторгом пишет, что влюблен в небо, как на картинах Doping-Pong и в компьютерной игрушке «Mirrors edge», я понимаю, что мы на правильном пути и у нас верное соседство. Мы заняты тем, что психологически и душевно поддерживаем людей, наполняя их внутренним светом и внушаем уверенность, что красота существует.

Что еще приходится делать художнику, чтобы зарабатывать себе на хлеб? Получается ли совмещать творчество и работу?

Художник должен уметь рисовать, совершенствуя технику, и помимо этого придумывать увлекательные сюжеты и образы. Что в рекламе, что в чистом искусстве. Как я сказал выше, мы особенно не делим одно и другое. Мы живем в мире, где творцы гаджетов и создатели компьютерных игр на одной волне с авторами древнегреческих трагедий и средневековых испанских комедий. За эти обобщения мне лично постоянно достается. Когда я попытался на первом канале в передаче Гордона «Закрытый показ», считающейся интеллектуальной, объяснить ведущему и публике, что между гениальной компьютерной игрой и романом русского классика нет разницы по эмоциональному воздействию на человека – они меня чуть не сожрали в прямом эфире. А потом я еще долго видел возмущенные посты в интернете всякого рода интеллекуталов-критиков про это высказывание, которое мне кажется абсолютно логичным. Это люди, которые никогда в жизни не играли в душераздирающие Papo & Yo и Limbo. Это люди, которым не ведомо, что «Beyond: Two Souls», «L.A.Noir», «Fahrenheit» и «Heavy Rain» давно затмили большинство новинок современного кинематографа. Это люди, которые в силу недостатка образования, не понимают – все что делают Thatgamecompany: flOw, Flower & Journey – достойно музеев больше, чем любое так называемое «Современное искусство».

На протяжении всего творческого пути Димы Мишенина случалось немало приключений и скандальных историй. Самая известная, наверное, связана с Олимпиадой в Сочи. Как вы себя ощущаете в преддверии Олимпиады?

Спокойно. Я всем доволен.

Сейчас интернет переполнен постами «Запрещенная реклама Олимпиады в Сочи» и «Плакаты к олимпиаде в Сочи» с имиджами Doping-Pong двухлетней давности. Удивительно, насколько закрепилась у людей уверенность, что то, что мы нарисовали, это и есть официальная олимпийская реклама. Хотя данные образы были созданы задолго до Сочи-2014.

Картины из серии «Горки – город героев» действительно пробуждают задавленное последними десятилетиями желание гордиться своей страной. Все-таки детские мечты сбываются. Doping-Pong всегда мечтали оформить Олимпиаду, и мы это сделали самостоятельно, да так ярко и мощно, что никакая власть с ее безграничными бюджетами и всеми средствами массовой дезинформации не может конкурировать с нами. Наверное это и есть настоящее современное искусство, которое творится прямо сейчас и на ваших глазах в интернете и на улицах, а не в галереях и на биеннале. Уже не важно, что официальный логотип и реклама Олимпиады бездарные, серые и неинтересные. Мир уже запомнил Сочи-2014, связывая это событие с картинами Doping-Pong. У целого поколения есть новый символ. Моя совесть чиста. За страну и Олимпиаду мы ответили сами перед всем миром и за что зарубежные СМИ поместили Допингов на одну полосу с Галлиано и Ларсом Фон Триером, обозвав нашу троицу главными неонацистами Европы. Эти монументальные работы по мощности воздействия реально стоят на уровне Олимпиад 1936 и 1980 гг. Потому что из их традиций академической подачи красоты и вырос наш большой стиль. Мои личные амбиции и детские мечты в этом плане полностью удовлетворены. Не благодаря, а наперекор Олимпийскому комитету и официальной власти и вражеским голосам из-за бугра мы делаем все что хотим и считаем нужным в творчестве. Людям будет, что вспомнить об этом времени и показать внукам. Плюс еще наши спортсмены, надеюсь, подарят много побед.

А как вы относитесь к тому, что воруют ваши картины?

Крайне отрицательно. Меня радует, когда я вижу аватары с нашими работами и посты в интернете с ними. Но мне очень неприятно, когда я вижу как комммерческие или политические структуры используют наше творчество в своих целях без нашего ведома. Это отвратительно, как и любое воровство.

Можно ли что-то с этим сделать?

Всегда надо делать что-то, когда видишь несправедливость. Ну, однажды еще в 90-х годах я увидел тираж кассет с имиджем Doping-Pong. А тогда у меня еще не было юристов и адвокатов, и стало мне грустно. Вечером ко мне зашел школьный товарищ по спорт-школе олимпийского резерва, в которой мы вместе когда-то стали чемпионами страны (прим. ред –среди юниоров) по баскетболу. Он спросил, почему я такой поникший. Я рассказал. Друг, к тому времени сменивший спорт на криминал, как многие наши ровесники, меня успокоил и сказал, что разберется. Потом я узнал от него, что он заехал к пиратам и сказал, что выбьет виновному передние зубы, если завтра весь тираж полиграфии с незаконно использованным изображением тот не привезет к автору в офис. На следующий день мне действительно привезли огромный пакет с кучей пиратских обложек и подписали документ, что отдадут мне последнюю рубашку, если я увижу это в продаже. Выглядело все это, как в гангстерском кино.

Я сказал спасибо товарищу, но больше к нему не обращался и перестал жаловаться, потому что он действительно бы выбил передние зубы человеку,  а это некрасиво. Тогда у меня и появился адвокат. Впрочем, ему приходится иметь дело зачастую с настоящими бандитами. Когда один молокозавод украл для своей рекламы наш имидж, мой адвокат позвонил администрации, а ему ответили, что этот завод принадлежит местному губернатору, и если мы туда сунемся, там нас и закопают.

Что и сколько раз у вас уже заимствовали без спроса?

Это бесконечная история.

Наши поклонники следят за этим по всей стране и присылают фото и артефакты на почту сайта. За что я им очень благодарен. Какие-то мурманские уроды для рекламы рыбных консервов использовали нашу картину с детским портретом Ленни Рифеншталь. Законченные дегенераты, рыбопромышленники «Катран». Такие случаи я ненавижу. Когда не только воруют, но и преподносят в извращенном свете наше творчество. МTV в дизайне передачи своровали имиджи прямо с сайта, но потом заплатили и вежливо сделали отличную программу о нас. Мелкий жулик Навальный украл для рекламы своего Марша миллионов картинку и даже потом не извинился.

Мы делаем действительно народное искусство и поэтому ворует самый разный народ. Вне политических убеждений и социального положения. Как я сказал во время скандала с так называемой «Олимпийской рекламой» Doping-Pong немецкому еженедельнику “Zuerst!”: Я же не виноват, что мы как Высоцкий, которого любили и бандиты, и менты.

Чем закончились эти истории?

Африка-Бугаев когда-то украл нашу картину для рекламы Nokia в финском журнале «Активист» и его уволили оттуда. Нам заплатили внушительный штраф и заключили мировое соглашение. С Сергеем мы потом помирились. Я люблю его  как актера. Просто когда он занимается не лицедейством, а изображает из себя художника, это выглядит немного глупо. Крупная сеть фитнес-центров украла изображение для рекламы, но владелица оказалась очень воспитанным и вежливым человеком. Вопрос был урегулирован моментально, принесены извинения и выплачен гонорар. Недавно большая кондитерская фабрика выплатила серьезный штраф, потому что использовала нашу картину в дизайне для упаковки вафель, которые продавались по всей стране. В целом все заканчивается деньгами, потому что язык золота – единственный, который понимают пираты. Если у них его отнимаешь, это приносит им еще большую боль, чем виселица. Помните, как в фильме Романа Поланского «Пираты»: капитан Ред произносит характерную фразу «Без головы еще можно прожить, а вот без золота – нет!». Это про них.

Вы писали, что картина «Салют!» – самая популярная у цифровых грабителей. Можно ли как-то ее защитить?

Да, ее воруют уже второе десятилетие каждый сезон. Иногда даже по несколько раз. Мой приятель подал хорошую идею: Нужно организовать в будущем выставку-ретроспективу Doping-Pong со всеми работами, украденными пиратами, и сделать главной картину «Салют!». Судей взять кураторами. Адвокаты напишут пресс-релиз. А на открытие пригласить всех воров. В список войдет куча недостойной публики: от малоизвестной компании рыбопромышленников из Мурманска «Катран» и всем известной кондитерской фабрики «Конфэшн», до руководства Первого канала с их арт-директором, и оргкомитетом Всероссийского дня протеста с Навальным во главе. Все из них хоть раз своровали одну картину с сайта Doping-Pong. Будет весело! Не сомневаюсь. И никакого модернизма, никакого авангардизма. Чисто народное искусство. Которое сам же этот народ выбрал и *******.

Тяжело ли судиться, сильно ли это мешает, есть ли положительная отдача у судебных процессов, потому что некоторые считают сие занятие делом бессмысленным и говорят, что в суде можно «только нервы портить»?

Обычно цивилизованные нарушители авторских прав приносят извинения и пытаются заключить мировое соглашение, не доводя дело до суда. Но если попадаются законченные отморозки и имбецилы, то приходится воздействовать разными способами. Вплоть до заведения уголовных дел, когда в мой адрес раздаются звонки с угрозами убийства от службы охраны какого-нибудь крупного продюсера. Запись на диктофон в кабинете следователя и звонок оперативника быстро заставляет сменить тон любого хама. Такое было не раз. Потом бегают и просят забрать заявление. Это все комично и киношно, но это часть жизни современного коммерческого художника, который следит за своими авторскими правами.

Что у вас происходит сейчас с Первым каналом и что они украли?

Первый канал месяц нелегально использовал картину Doping-pong в заставке своего проекта «В Наше Время». Я узнал об этом из письма друга, культового кинорежиссера Славы Цукермана, который увидел это в Америке и написал мне. Я связался с Первым, они взяли глухую оборону. Я передал это дело своему юристу Дмитрию Копичу. Идет разбирательство. Все улики налицо. На Первом канале завелся вор.

Я уважаю Константина Эрнста за его старинный проект «Матадор», о чем говорил ему лично. Хотя, конечно, ему нужно повнимательнее подбирать сотрудников. И перечитать Сталинскую речь для красноармейцев от 4 мая 1935 года «Кадры решают все», ведь если государственный канал ворует у всех на глазах, то и о всей власти, которую он представляет, могут подумать, что она делает то же самое. Это уже попахивает вредительством. Долг начальника пресекать подобные грязные делишки в своем коллективе.

А Вы знаете, кто именно виноват?
Виноват какой-нибудь дизайнер-лох, который по своему хотел выслужиться перед руководством. Руководство хочет, чтобы все было красиво и эпично? Руководство получает результат, не вникая в детали процесса. Руководство довольно? Вдохновленный успехом дизайнер-лох обязательно приведет процесс воровства к систематическому повторению.

Я как-то писал о том, что Гитлер не мог убить 6 миллионов евреев, даже если бы не спал и не ел, а только стрелял. Это сделали рядовые солдаты-немцы. Те, кого не судил никакой Нюрнбергский трибунал. Те, кто потом с разной степенью интенсивности посыпал голову пеплом, постарался поскорее все забыть и жить дальше. Самое опасное в мире это не идеологи,  а исполнители. Они и есть самая мразь. Они ведут тебя на расстрел, а не  генералы. Гвозди в руки и стопы Христа вбивает не Пилат, а обычныйработяга-палач. Ржавые винтики и шестеренки – вот кто главная падаль Земли.

Кстати, Вы сами работали в СМИ. Почему Вы бросили журналистику и занятие менеджментом в СМИ?

Я ее не бросал. Просто занимался в течение пары лет другими проектами: разработал образовательную программу по преподаванию современногоискусства детям и подросткам по заказу сети детских лагерей – небыло времени на мои 10 рубрик в разных журналах, которые я вел многиегоды. Я непрерывно занимался журналистикой 15 лет. Прошел путь от внештатного автора журналов «Птюч» и «Ом» до Креативного директора Издательского дома Родионова, когда курировал сразу все мужские издания от FHM до «Мулен Руж». Мне нравятся журналы. Я люблю публицистику и творческий консалтинг. Недавно обращались ребята из журнала «Интервью» по поводу консультаций в эротической мировой продукции, в которой я один из главных специалистов в России. В атмосфере носится идея создания  качественно нового отечественного эротического издания мирового уровня.

Также я много пишу в интернете. Начал второй том биографической авантюрной «Мотобиографии». Сейчас на одном молодежном сайте публикую «Разговоры во сне – заметки о женской психоделии. Можно найти сборник всей моей публицистики нулевых годов «Ценные бумаги». Еще на фейсбуке я начал онлайн книгу «Короткометражки» и продолжаю писать на Переменах роман «Не помню, как называется».

А что у вас происходит с кино?

Мы сделали с Рашидом Нугмановым абсолютно экспериментальное кино поколения «ютуба» «Игла Ремикс» в 2010 году. В сотрудничестве с молодым московским кинорежиссером Dopingirl создали замечательный арт-фильм «Высосано из пальцев» с моделью Машей Кирсановой в 2011 году.

В прошлом году Dopingirl сняла меня, как актера в фильме «Два дня из жизни нашей Галактики» – остросюжетном байопике про московскую тусовщицу, наркоманку и клептоманку Машу Галактику. 2013 год мы проводим в работе с моими друзьями Данилой Гулиным и Олегом Гитаркиным над новым арт-видео «Это только шоколад!» про итальянского художника Пьеро Мандзони. Кроме того, в работе сейчас сценарий полного метра под названием «Целомудренная Адельфина», идея которого в том, чтобы перенести образы Doping-Pong в кино и сделать блокбастер и мини сериал в стиле СССР веб два ноль. Показать, каким могло бы стать советское детское кино, если бы страна, в которой мы провели свое детство, не распалась в 1991 году, а существовала до сих пор.

Наверняка это далеко не все, что Дима Мишенин успел за этот год. Чего такого важного еще случилось?

Наш переход в этом году от цифровой живописи к академической есть самое интересное, что происходило с Doping-Pong в новой эре. И тут, наверное, все понемногу поучаствовали: Георгий Гурьянов в последние годы жизни часто говорил мне о том, что Doping-Pong надо уходить от принтов и начинать делать живопись, одкрепляя ее серьезными музейными выставками; Алексей Беляев-Гинтовт любезно поделился опытом, как раскрашивать фарфор, и «Допинги» поучаствовали вместе с ним в выставке, прошедшей в Петропавловской крепости, с росписью старинных блюд современными художниками. Потом нам предложили выставить первую картину акрилом на холсте «Пионерка, вытаскивающая занозу» в рамках движения «Новая Эстетика», и мы увидели, что это хорошо.

Можете раскрыть свою планы на будущее?

Doping-Pong творит это будущее, а не строит планы на него. Мы абсолютно ничего не прогнозируем. Просто работаем. Хочется продолжать жить в «Допинграде». Построить «Допигленд». Ну и иногда отдыхать на секретном «Допингайленде».


См.также:

Война мышей и лягушек. Новые скандалы в московских театрах

Йолка незалежности. Доживет ли Украина до Нового года

Римские каникулы. Названы лучшие научно-популярные книги года

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google volchenskiy@gmail.com 12 декабря 2013
После прочтения остался неприятный осадок. Чувствуется в ответах на вопросы некая ложная претенциозность, гордыня и брезгливость по отношению к людям с творчеством не связанным, вынужденным в силу своих способностей и целей заниматься "исполнительством". К слову о творчестве и воровстве. Современное арт-движение может называть этот нюанс "поиском вдохновения", но не будем же упускать из виду тот факт, что по большей части и пинг-понг (вот уж извините, тоже сложилась у меня такая ассоциация) и любые другие арт-группы и креативные авторы, дизайнеры только и делают что воспроизводят в своих работах, заимствуют то, что уже было придумано. Вот и пинг-понг, то, на чем они "выезжают" - это ведь в основном советская тематика, чего же тут нового?!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение