Только для своих

Не слишком ли поторопилось правительство с запретом на экспорт зерна?

Полный запрет на экспорт российского зерна вступил в силу с 15 августа. Предполагается, что он будет действовать до конца года и поможет сбить цены внутри страны. Между тем реакция на это в мире показала, насколько заметным игроком на мировом зерновом рынке стала наша страна за последние годы

18 августа 2010, №32 (160)
размер текста: aaa
Фото: РИА НОВОСТИ
Дополнительные материалы

Решение о запрете экспорта правительство принимало, судя по всему, в очень нервной обстановке. То, что оно может пойти на этот шаг, предполагали многие, но экспортеры думали, что им дадут хотя бы месяц, чтобы выполнить уже подписанные контракты. Но постановление об эмбарго премьер подписал 5 августа, а уже через 10 дней оно вступило в силу.

— Когда Путин подписал постановление, в портах Новороссийска и Туапсе скопилось более двух с половиной тысяч вагонов с зерном, еще 2900 были в пути. И непонятно было, что делать: везти дальше, надеясь, что успеют отправить за рубеж, или возвращать. Все в эти дни сидели на телефонах с РЖД, — рассказывает «РР» представитель Российского зернового союза Антон Шапарин.

В результате, говорят экспор­теры, в пути «зависли» тысячи тонн зерна, и есть риск их вообще потерять: большинство экспортных элеваторов в тех же портах не рассчитаны на длительное хранение, более того, в них просто нет обратной отгрузки.

— Механизм принятия решения о запрете на экспорт должен был быть более понятен, — корит правительство исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. По его мнению, окончательное решение нужно было принимать уже после завершения уборочной кампании, понимая, сколько зерна мы собрали и действительно ли необходим этот запрет.

Но поспешность решения правительства как раз и связывают с прогнозами на урожай, которые все лето стремительно снижались. Если до засухи говорили о 95 млн тонн, потом о 70 млн, то в последние дни прогнозируют 60–65 млн. В год страна проедает 77 млн тонн зерна. Естественно, усилились страхи, что недостаток не удастся покрыть даже из «закромов родины» — из государственного интервенционного фонда, где хранится порядка 10 млн тонн зерна.

Опасалось правительство — и небезосновательно — и роста цен на хлеб: в первые недели августа он в некоторых городах подорожал на 10–15%. Запрет на экспорт зерна сразу сбил внутренние цены.

Между тем внешняя реакция на решение российского правительства показала, какую роль играет российское зерно. Если в конце XX века Россия была крупнейшим импортером зерна, покупая 16,4% всего, что было на мировом рынке, то в последние годы она регулярно входила в тройку ведущих экспортеров.

Реакция на решение Москвы последовала сразу: в первый же день зерно на мировом рынке подорожало на 8%, и на этом движение вверх не остановилось. Из крупнейших потребителей российского зерна первым отреагировал Египет. Министр торговли и промышленности Египта Мухаммед Рашид направил письма своему российскому коллеге Виктору Христенко и первому вице-премьеру Вик­тору Зубкову, курирующему сельское хозяйство, с требованием выполнить условия заключенных контрактов, а именно поставить 540 тыс. тонн зерна египетской государственной компании GASC. Всемирный банк призвал другие страны-экспортеры не следовать примеру России во избежание мирового продовольст­венного кризиса. А Financial Times назвала российский запрет «шагом, который усиливает вероятность повторения кризиса 2008 года». Несмотря на хороший урожай в Аргентине и Австралии, рынок зерна может обвалиться, если трейдеры начнут копить запасы.

Наиболее близка к тому, чтобы последовать российскому примеру, Украина. Но пока Киев не пошел на прямой запрет экспорта зерна, хотя он фактически блокирован с конца июля. Экспортеры обвиняют таможню, которая многочисленными проверками задерживает поставки.

— Сначала украинское правительство говорило, что не будет ограничивать экспорт, однако позже действительно стало применять определенные методы, чтобы осложнить жизнь экспортерам, — подтверждает Андрей Сизов. — Вероятно, на этой неделе украинское правительство все-таки рассмотрит вопрос о квотировании экспорта.

На днях вице-премьер Сергей Тигипко объявил, что прогноз урожая снижен с 46 до 42 млн тонн.

Financial Times намекает, что действия России и Украины могут быть скоординированы. А вместе эти две страны, контролирующие 15% всего экспорта зерна, действительно могут сильно влиять на ценовую политику. Но пока прямых подтверждений этой версии нет. Более того, выступая 12 августа в Таганроге, президент Медведев дал понять, что сроки эмбарго могут быть и пересмотрены. Все будет зависеть от того, какой урожай удастся собрать. Если хотя бы 65 млн тонн, запрет наверняка отменят раньше 31 декабря. Иначе Россия рискует потерять позиции на мировом рынке зерна. Ведь как только первая волна паники в западной прессе прошла, стало ясно, что желающих сменить Россию на зерновом пьедестале достаточно. США уже заявили о том, что могут дополнительно экспортировать в этом году до 33 млн тонн. Аналогичные планы у ЕС и Австралии.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
владимир Иванович иванов 22 августа 2010
Да уж, путин с медведем отжигают
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение